«Что дальше»: спецпроект о бизнесе во время пандемии

В конце марта 2020-го российский малый бизнес оказался парализован: президент объявил нерабочие недели, функционирование сферы обслуживания и торговли почти полностью было остановлено. Ситуация растянулась до апреля, и даже отмена «президентских каникул» в мае её не изменила: во многих регионах всё ещё не могут работать заведения общепита и магазины товаров не первой необходимости, а другие проекты просто потеряли спрос из-за режима самоизоляции для граждан и падения доходов населения.

Деловая активность среднего и малого бизнеса в России в апреле была самой низкой за всё время существования индекса RSBI — с 2014 года. Предприниматели наблюдают рекордное падение выручки, а треть компаний была вынуждена сократить штат. По результатам мониторинга, проведённого бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, 62,2% предпринимателей оценили шанс выживания своих проектов в 50% и ниже. При этом только 6,6% опрошенных остались довольны мерами поддержки, которые предложило бизнесу государство. В Торгово-промышленной палате считают, что около 3 млн предприятий по всей стране может закрыться из-за пандемии.

Чтобы узнать, что же будет дальше, мы проанализировали 67 проектов из 14 городов России: говорили с предпринимателями о том, как они выживают во время локдауна, насколько всё плохо и какие положительные стороны они видят у карантина. Некоторые ответы нас удивили, другие — порадовали. Теперь мы подводим итог того, что же за эту весну произошло с российским креативным бизнесом, и на основе собранных данных предполагаем, что ждёт его впереди.

Заведения общественного питания с начала пандемии оказались в состоянии, напоминающем квантовую суперпозицию. С одной стороны — убытки, связанные со снижением спроса и закрытием самих заведений, с других — именно тем, кто занимается едой, оказалось проще всего перейти в режим доставки. На доставку и самовывоз перешли 100% опрошенных нами предпринимателей этой сферы.

По данным сервиса 2ГИС, количество общепита с функцией доставки еды в Новосибирске выросло в феврале и марте на 21%, в Омске — на 19,78%, а в Москве и Санкт-Петербурге — более чем на 50%. При этом спрос на доставку продуктов и еды по всей России увеличился на 42%.

Большинство проектов сейчас доставляет еду «ради поддержания штанов»: собственная доставка оказалась не всегда выгодной, как и подключение к агрегаторам вроде «Яндекс.Еды», которые забирают до 35% от суммы чека.

Но некоторым удалось даже увеличить продажи и не только сохранить выручку на допандемическом уровне, но и увеличить её. Примеры — волгоградское заведение «Супстанция», кондитерская Biscuit House и кофейни Capital of Siberia, White swift coffee в Новосибирске — владелец последних, правда, списывает текущий рост на сезонность.

Меньше всего из сферы общепита повезло барам, пабам и тапрумам: из-за невозможности легально организовать доставку алкоголя большинство из них ушло в сильный минус.

Если в целом по общепиту среднее падение выручки, согласно полученным нами данным, составило около 60% за три весенних месяца, то у тех, кто работает с алкоголем, она упала от 70 до 95%. В чуть лучшем положении оказались те, кто делал ставки не только на алкоголь, но и еду, доставку которой организовать проще.

Другим барам в попытках выжить пришлось перепрофилироваться: краснодарский Apollo организовал производство пельменей — благодаря этому выручка сократилась лишь на 40%, в воронежской «Восьмёрке» запустили доставку замороженных равиоли, а в калининградском «Ельцине» — готовой пиццы.

В большинстве случаев арендодатели пошли проектам навстречу и либо отсрочили, либо вовсе отменили аренду, оставив на плечах арендаторов только плату за коммунальные услуги.

Но, как всегда, есть и те, кому повезло меньше: ростовской сети столовых выставили пеню за просрочку по аренде за неиспользуемое в связи с карантином помещение, а проекту «Ура! Пицца!» в Зеленоградске Калининградской области и вовсе пришлось переезжать из-за отказа в «арендных каникулах».

Запас финансовой прочности, как оказалось, был только у единиц из опрошенных нами представителей общепита, да и у тех он быстро подошёл к концу. Остальные предпочитали вкладывать прибыль в оборот, но уже готовы пересмотреть такой подход.

Проектов — 21

Сохранили штат — 15

 Запустили доставку — 18

Получили МРОТ на сотрудников— 1

Убытки книжных магазинов за март и апрель 2020 года, по данным Российского книжного союза, составили3,6 млрд рублей, цветочные магазины потеряли до 95% выручки и остались без поставок, а доход концепт-сторов сократился на 70-80%. Так вкратце выглядит рынок ритейла в России во время карантина.

Если добавить сюда то, что в каких-то регионах торговля запрещена полностью, а в других возможность работы магазинов определяется чуть ли не в индивидуальном порядке, картина станет ещё более целой, но и запутанной.

Единственный сегмент ритейла, который не пострадал, — это торговля продовольственными товарами и товарами первой необходимости, но в нём доля креативных проектов ничтожно мала.

В креативном же ритейле потери несут все. Независимые книжные оказались даже в чуть лучшем положении, по сравнению с остальными, потому что в состоянии кризиса и нехватки ресурсов они находятся перманентно. Книжные магазины пишут петиции, проводят фестивали и пытаются продавать в онлайне. Правда, продажи идут не очень хорошо и в основном держатся на желании покупателей поддержать тот или иной книжный. Поэтому некоторые из них радуются даже продаже 16 книг за месяц, причём это покрывает лишь несущественную часть убытков.

Другие проекты столкнулись с ситуацией, в которой никогда не были. Так, владелица винтажного магазина Santa Rrrita из Краснодара объясняет, что никто не будет покупать одежду б/у, не примерив её и не убедившись, что с её состоянием всё в порядке. Так что продавать онлайн она даже не пытается. С другой стороны, винтаж не зависит от трендов, в отличие от масс-маркета, а значит, этот товар с большой вероятностью купят и позже. По крайней мере, так считают владельцы секондов: по их мнению, речь идёт об отложенном доходе, а не о его потере.

Не лучше дела у цветочных: продажи у этих магазинов сократились на 80%. Они бы и рады продавать онлайн, но столкнулись с почти полным отсутствием поставок. Кроме того, цветы — скоропортящийся товар, и делать закупки без возможности полностью их реализовать кажется бессмысленным занятием.

С проблемой скоропортящихся товаров столкнулись и продавцы продовольствия не первой необходимости. О том, что товары пришлось распродавать едва ли не себе в убыток, рассказала совладелица веганского магазина Green Go в Волгограде.

Потери несут и те, кто продаёт специфические товары, например, комиксы или виниловые пластинки. Так, Comics House в Самаре был вынужден уволить обоих сотрудников, а магазин пластинок «Сияние» в Казани, несмотря на предпринимаемые меры вроде коллаборации с книжным магазином «Смены», потерял порядка 60% выручки.

Проектов — 13

Сохранили коллектив— 11

Пошли торговать на рынок — 1

Получили господдержку— 1

Пока вокруг шутят, что больше всех по окончании карантина заработают барберы и парикмахеры, сфера услуг в большинстве регионов едва начинает оживать. Конечно, найдутся и клубы, работающие в карантин «по паролю», и мастера маникюра, продолжающие обслуживать на дому вопреки безопасности. Но для тех, кто заботится о себе и клиентах, последние три месяца стали испытанием.

В первую очередь пострадала сфера развлечений — концерты и вечеринки стали отменять ещё до официального запрета. Теперь организаторы мероприятий вынуждены возвращать деньги своим несостоявшимся гостям, хотя средства уже были потрачены на аренду, райдеры и прочие радости. Так что в период локдауна почти единственным развлечением представителей этой сферы оказались попытки вернуть вложенные деньги.

Вторым способом отвлечься и хоть немного «поддержать штаны» для представителей ивент-индустрии внезапно оказались съёмки: о собственной самоизоляции в формате сериала рассказывали владельцы клуба Werk в Казани и представители Центра современной драматургии в Омске. И те, и другие предлагали пользователям задонатить за трансляцию — собрать, правда, удалось немного.

Досталось и менее массовым развлечениям — на карантине сидят гончарная мастерская в Новосибирске и школа архитектуры и дизайна для детей в Сочи, калининградская студия йоги, а также краснодарская кулинарная студия. Все они частично попытались адаптироваться в онлайне, но желающих нашлось мало: общая ситуация и финансовое положение населения не способствуют таким тратам.

Если весь российский бизнес, связанный с проведениями мероприятий, оказался в одинаковом положении, то проекты, предоставляющие другие виды услуг, — в разных условиях. В Воронеже разрешили работать парикмахерским, и барбершопы там, несмотря на потерю выручки, в целом держатся, как и коммуникационное агентство в Волгограде, которое пока отложило офлайн-проекты, но умудряется что-то снимать. В явном плюсе из всех опрошенных нами представителей сферы услуг оказался лишь сервис по ремонту квартир: их деятельность не только легальна в период карантина, но и востребована, что позволило сохранить выручку на прежнем уровне.

Проектов — 13

Получили МРОТ на сотрудников— 1

Отправили команду
в неоплачиваемый отпуск — 3

Не заработали в карантин
ни рубля — 3

Проекты, которые не только реализуют что-то, но и сами производят, оказались зажаты локдауном даже не с двух, а с трёх сторон. Одна из них — такая же, как и у магазинов: не все могут продавать в офлайне и вынуждены перестраивать процессы на онлайн, а также делать скидки, чтобы вывести вложенные в производство средства обратно в оборот. И это не говоря уже о том, что спрос в целом упал. Но этим проблемы производителей не ограничиваются.

Так, бренды одежды, дизайнеры мебели и предметов интерьера, а также локальные производители косметики столкнулись со сложностями на стороне поставщиков. Кто-то поднял цены на ткань, ингредиенты и упаковку, другие и вовсе ушли на «каникулы». Особенно сложно пришлось тем, чьё производство опирается на поставки из-за рубежа: так, привезти итальянскую ткань и фурнитуру, например, во время пандемии не получится, а на остатки прошлых поставок, которые есть в России, в связи с дефицитом, выросли цены.

Третья сторона, с которой достаётся создателям продуктов, — это производственный процесс. В связи с падением спроса, большинство товаров востребовано меньше, но останавливать производство полностью нельзя, и в итоге оно становится нерентабельным. Кроме того, снизить обороты — значит лишить работы часть сотрудников, но зарплату им всё равно нужно платить. Причём, как говорят некоторые производители, здесь они руководствуются не столько указом президента, сколько сложностью подбора команды: заново искать профессионалов после карантина они не готовы.

Впрочем, как всегда, есть те, кому повезло больше: в сфере офлайн-продуктов — производителям косметики и товаров для дома. Люди стремятся к комфорту, и для тех, кто большую часть времени находится в четырёх стенах, бомбочки для ванны и соевые свечи приобрели дополнительную ценность.

Зайти на «домашнюю территорию» пытаются и некоторые локальные бренды, запуская линии домашней одежды и пижам: у тех, кто по каким-то причинам не смог расширить ассортимент такими товарами, продажи упали на 70-90%.

Проектов — 6

Сохранили
или увеличили штат — 11

Занялись пошивом масок — 0

Изменили производственный
процесс — 8

На первый взгляд, у проектов, работа которых по большей части завязана на онлайне, всё должно быть не так уж и плохо: им, например, гораздо проще перевести сотрудников на удалёнку, вместо неоплачиваемых «президентских каникул», и сохранить процессы более-менее неизменными. Но, как оказалось, не всё так радужно.

В сфере IT резко сменились акценты. Некоторые проекты пришлось «притормаживать», рассказали нам в студии мобильной разработки Surf, в то время как другие — например, приложения с функцией доставки — запускать в режиме аврала. Схожая ситуация и у омских разработчиков «Лайв Тайпинг». Кроме того, айтишники учитывают и отложенное падение спроса, поэтому уже на данном этапе стали сами искать клиентов, чего раньше в Surf никогда не делали.

Работа другой сферы, напрямую связанной с онлайном (локальных медиа), тоже изменилась. Всем опрошенным нами проектам пришлось срезать расходы за счёт разных составляющих: одни отказались от офиса, другие — от услуг внештатных авторов, третьи отменили премиальную систему для сотрудников. В целом ситуация не радужная: медиа живут за счёт рекламы, на которую у бизнеса сейчас нет ресурсов. Падение в доходах составило от 70 до 80%.

Решать проблему пытаются разными способами — от коллабораций и новых предложений до скидок и сбора пожертвований от читателей. Последний инструмент, правда, оказался не очень рабочим: люди не готовы платить за продукт, который могут потреблять бесплатно. Кроме того, сказывается и ухудшающееся финансовое положение аудитории: у екатеринбургского It’s My City, который запустил сбор донатов до пандемии, пожертвования компенсируют только 10% затрат.

Проектов — 7

Срезали косты
за счет сотрудников — 2

Собирают донаты — 2

Надеются на поддержку от губернатора — 1

Возможно, не всё так плохо. Уже сейчас в некоторых регионах кафе, ресторанам и барам разрешили работать в формате веранд с соблюдением всех санитарных требований — это сложно, но выполнимо. Возобновляют работу салоны красоты и барбершопы, а также некоторые офлайн-магазины.

Настроение у предпринимателей в целом позитивное: почти 82% из опрошенных нами предпринимателей считают, что смогут пережить этот кризис, если карантинные меры начнут активно снимать летом. Из плюсов текущей ситуации они отмечают позицию своей команды, мобилизацию усилий и общую «встряску» отрасли.

У всех сфер мы обнаружили общие места: так, большинству проектов удалось договориться хоть и о небольшой, но скидке на аренду помещений.

Единство обнаружилось и в отношении господдержки: около 80% опрошенных на неё не рассчитывают, а получить обещанную выплату МРОТ на сотрудника удалось немногим. В качестве мер, которые помогли бы им, бизнесмены почти единогласно выделили отмену налогов, включая НДС, хотя бы на нерабочее время, а также выплаты на сотрудников, но не в минимальном размере, а в среднем по региону.

Общепит настаивает на легализации доставки алкоголя — будет ли этот вопрос решён в его пользу, пока говорить рано.

Выводы, которые сделали предприниматели, тоже схожи. Беспокоясь о повторении ситуации в будущем, те, у кого не было запаса финансовой прочности (у 88% проектов не хватило «подушки» дольше, чем на два месяца), готовы начать его создавать, как только смогут. В целом более тщательно вести финансовое планирование готов почти каждый проект. Кроме того, от запущенного сейчас — сайтов, доставок, функции самовывоза — ни один из участников спецпроекта отказываться не планирует.

Основываясь на текущей ситуации, можно с уверенностью сказать, что в ближайшие месяцы и, возможно, до конца года спрос неминуемо останется пониженным. Но среди бизнесменов многие всё-таки рассчитывают, что возвращение в офлайн и снятие ограничительных мер в ближайшее время их спасёт. С учетом того, что большинство регионов уже смягчает условия локдауна, почти у каждого проекта есть шанс продержаться как минимум до сентября.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: