Что дальше

Новосибирск: бизнес на карантине

В рамках спецпроекта «Что дальше» продолжаем рассказывать, как предприниматели справляются в эпоху локдауна. Наш контрибьютор Маша Кокоурова поговорила с основателями новосибирских проектов о причинах внезапного увеличения аудитории, опыте обращения за льготами и том, как не превратиться в дежурную доставку еды.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/ALEKSEI-.png

Алексей Боткунов, основатель бара Nobody Knows I Suppose

Мы стали ощущать последствия пандемии практически сразу. Уже в начале марта начался спад количества гостей и, соответственно, выручки. Когда объявили первую нерабочую неделю, мы рассчитывали просто переждать и сделать внутренние дела вроде уборки и инвентаризации. Но, когда поняли, что это может затянуться надолго, стали активно думать над идеями, как остаться на плаву в финансовом плане и, самое главное, не потерять лояльность наших гостей на будущее.

Сейчас мы доставляем еду и напитки, продаём мерч, паки и открытки. Доставка у нас не совсем обычная: поскольку заведение работает всего три дня в неделю и нет какого-то постоянного меню (напитки меняются каждую неделю, а еда — ежедневно), мы два раза в неделю собираем предзаказы, а затем их развозим. Ещё в «мирное время» мы каждый день готовили только два блюда — горячее и закуска. Не изменяем себе и в доставке. В общем, задача номер один сейчас — остаться на плаву и не превратиться в обыденную доставку еды, которых сейчас много.

В целом опыт с доставкой у нас впервые. У нас — закрытый бар формата спикизи, и вход осуществляется по звонку — только тогда мы открываем гостям, а теперь, поскольку уже мы — гости, звонить, по иронии судьбы, приходится нам. Конечно, намного комфортнее работать непосредственно с человеком, который пришёл к тебе, рассказывать про бар и атмосферу. Но пришлось адаптироваться, пытаясь сохранить наши фишки и особенности. Например, у нас играет музыка только с винила: это одна из составляющих нашей атмосферы. Поэтому мы сделали серию плейлистов с музыкой, которая играет у нас. Один плейлист составили с нашими гостями: они писали, какая песня у них ассоциируется именно с нашим баром.

Мы сделали пропуска для передвижения команды, и даже разок патруль встречался. Однако наши ребята хорошо обучены общаться с людьми: самое главное — иметь при себе документы и просто вежливо отвечать на вопросы. Команда для нас — важнее всего: никого увольнять или просить уйти мы не стали. Конечно, время сейчас трудное, и пояса затянуть пришлось довольно туго. Частично мы были к этому готовы, хотя продажи просели очень сильно. Не совру, если назову потери по выручке в 30% за март и 70% — за апрель. Соответственно, зарплата у наших сотрудников сократилась драматически — почти в три раза. Если у ребят на это время есть дополнительная занятость, а она у них есть, то мы это поддерживаем.

Арендодатели пошли нам на уступки и на время нерабочих недель — по крайней мере, за апрель — не стали требовать с нас плату, только коммунальные услуги, но это довольно логично. От государства, по-моему, никакой поддержки нет. Мне кажется, выплаты за каждого официально устроенного сотрудника — это хорошая помощь от властей, но не 12 тысяч рублей, о которых говорили, а более адекватные суммы, на которые можно прожить.

Что касается каких-то положительных сторон всей ситуации, то сомневаюсь, что у потери денег есть плюсы. Единственный, наверное, в том, что мы ещё раз убедились в лояльности наших посетителей, а это значит, что мы двигались и стараемся двигаться в правильном направлении. Думаю, мы сможем протянуть до конца карантина, но лучше бы он побыстрее закончился, если честно: наш «план Б» уже наступил, когда карантин затянули на месяц.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/V-GOROSHEK.png

София Мальгина, руководитель гончарных мастерских «В горошек»

Примерно с середины марта мы ощутили существенное уменьшение количества клиентов, хотя в нашей сфере этот месяц — самый сезон. Каникулы были совершенно провальными: школьников отпустили отдыхать раньше, но родители, по всей видимости, решили воздержаться от посещения общественных мест.

Обычно во время каникул мы проводим детские мастер-классы каждый день, а в этот раз группы просто не набирались или было от одного до трёх человек. То есть задолго до объявления нерабочих дней уже ощущалось, что народ осторожничает, хотя мы соблюдали все меры предосторожности: проветривали помещение, обрабатывали антисептиком и везде об этом сообщали.

Я пребывала в каком-то раздрае, было непонятно, как себя вести. Мне становилось как-то неловко зазывать на мастер-классы, даже с учётом соблюдения всех мер предосторожности, когда все вокруг твердят оставаться дома. Я до последнего не осознавала, что нам придётся закрыться, но начала продумывать альтернативные варианты.

Одним из таких вариантов стали онлайн-мастер-классы с доставкой глины и инструментов на дом. Около двух лет я собиралась записать обучающие видео, но на это постоянно не было времени. А тут, спасибо карантину, появилось. В апреле они все проходили платно в прямом эфире. В мае пока был один бесплатный мастер-класс по лепке тыквы — планирую ещё несколько. По цене офлайн- и онлайн-классы не отличаются, потому что тут вместо аренды включена стоимость доставки — без курьеров, своими силами, — причём двойной: сначала доставляю материалы, а потом забираю слепленное изделие на обжиг.

Сейчас мастерские не работают для гостей, но в одной из них три дня в неделю работаю я. В это время желающие могут принести свои работы на обжиг, купить глину или подарочные сертификаты, приобрести готовые изделия. Официально трудоустроенных сотрудников у меня нет, по этой причине официально уволенных тоже нет, но никто не работает, потому что нет мастер-классов. По сути, с 31 марта все в неоплачиваемом отпуске. Я очень переживаю, что не могу обеспечить своих мастеров работой, но, даже чтобы, например, делать изделия на продажу, надо с чего-то платить, а у меня просто нет такой возможности.

Что касается аренды, собственники помещения правобережной мастерской — просто душки. Они сами написали письмо, что размер базовой арендной платы может быть пересмотрен в отношении арендаторов, чья деятельность приостановлена «на основании соответствующих распоряжений органов власти». Мы как раз подходим под эту категорию. Собственники помещения на левом берегу — федеральная компания, поэтому они ждут указания Москвы на этот счёт. Заявление о пересмотре я написала, но ответа пока нет.

Небольшая «подушка безопасности» есть, но её хватит буквально на пару месяцев. Конечно, мы рассчитываем продолжить работу после снятия ограничений, но я прекрасно понимаю, что наш продукт — не вещь первой необходимости. У многих сейчас — финансовые проблемы, поэтому не стоит ждать, что сразу после карантина мы сможем выйти на привычный уровень дохода. В лучшем случае это произойдёт к октябрю-ноябрю, если всё будет нормально. Но ни на какие меры поддержки от государства я не рассчитываю: до такого нано-бизнеса, как мы, ему нет никакого дела.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/ARTEM.png

Артём Печенин, соучередитель и директор кондитерской Biscuit House

Мы всей командой придерживаемся той мысли, что будет ещё множество других внешних факторов, которые могут повлиять и на жизнь, и на бизнес, — и продолжаем работать в удовольствие, получать кайф от того, чем занимаемся. В прибыли мы не теряем — наоборот, приумножаем, поэтому расширяем штат. Сейчас у нас — 19 сотрудников, учитывая меня. У нового кондитера и нового администратора несколько дней удачно идёт стажировка, к тому же мы продолжаем собеседования.

У меня есть предположение, почему сейчас кто-то наращивает, а кто-то теряет. Во-первых, да, многие перестали работать, однако у людей всё же есть деньги и желание их тратить, а мест, где они делали это раньше, резко стало меньше. Соответственно, покупатель идёт к тем, кто работает.

Во-вторых, люди напуганы и сейчас в стрессе — это ясно. Ситуацию подогревают и СМИ, и слухи, и даже тот факт, что вместе с доставкой условных пицц и роллов тебе пытаются продать и маски, и средства для дезинфекции, и перчатки, — такое обилие нагнетающей информации на одну и ту же тему, на мой взгляд, людей только напрягает. Мы же стараемся продолжать транслировать хорошее. Приходя к нам, гости говорят: «Ребята, как классно, что вы сейчас работаете». Людям не хватает удовольствия — мы стараемся им это давать.

В-третьих, наши отношения внутри команды. Мы всегда стараемся быть открытыми как для гостей, так и для наших сотрудников. Вся зарплата «белая» — для общепита это редкость. Это к тому, что наши ребята всегда знают, что получат стабильный доход: у них не болит голова на тему «А что может произойти завтра». Они уверены в нас, мы — в них, от этого они стабильно делают крутой продукт, а гость это чувствует. Эта синергия даёт тот положительный эффект, который есть. Но, повторюсь, это лично моя картина мира.

У нас нет сайта, где можно заказать десерты, торты или кофе. Но мы работаем через инстаграм: нам пишут и про бронирование, и про доставку. Это было до карантина, и есть сейчас — единственное, количество доставок и брони увеличилось, естественно.

Часть десертов — очень хрупкие создания: например, «Павлова». Поэтому мы работаем только с двумя курьерскими службами, которые способны доставить десерты бережно. Обрабатываем ли мы [антисептиком] заказы... Конечно. Особенно если это макарун «Ром-клюква» или тирамису: они идут с амаретто. Это, наверное, самые безопасные десерты на сегодняшний день. А если серьёзно, то мы всегда готовы сделать доставку бесконтактной, если этого хочет наш гость.

По поводу моего отношения к мерам поддержки — оно никакое. Когда переходишь из статуса наёмного работника в статус предпринимателя, многие моменты начинаешь воспринимать иначе. То есть сейчас я понимаю, что несу ответственность не только за себя и семью, но и команду. Когда сказали, что бизнесу работать нельзя, но платить надо, у меня случился разрыв шаблона: я выдаю «белые» зарплаты, 40% — это налоги и всевозможные взносы, а теперь я должен оплачивать нежелание государства брать на себя ответственность и вводить ЧС?

Когда узнали, что на каждого сотрудника планируют выделить по 12 тысяч [рублей] при сохранении штата на 90%, то решили, что такая сумма будет хорошим подспорьем для открытия второго заведения. Но оказалось много «но» — не так всё просто. В налоговой сказали, что мы не проходим по ОКВЭД: у нас классификация «Производство продуктов питания и хлебобулочных изделий» — мы не вошли в список пострадавших. Стали созваниваться с другими общепитами, руководителями — оказалось, у ребят ОКВЭД на любой вкус, но не те, что прописаны в постановлении правительства. Я не экономист, не политик, чтобы давать какие-то наставления или советовать, поэтому скажу просто, что предпринимаемые меры — нерабочие.

Вне зависимости от внешних факторов всегда есть плюсы. Вопрос в другом: видишь ты их сразу или спустя время. Лично мы убедились в правильности той дороги, по которой идём, а наша позиция на рынке укрепилась. И ещё мне кажется, что теперь, заключая новые договоры, бизнесмены будут пристальнее изучать пункт «форс-мажор», хотя раньше он был самым маленьким в договоре. Вот это будет прям задачка для юристов.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/GUSTO.png

Анастасия Кравченко, сооснователь и директор благотворительного магазина GUSTO

В середине марта, как только в городе появились первые заболевшие, мы стали ощущать последствия пандемии. Некоторые сотрудники каждый день общаются с большим количеством людей: например, с покупателями или нуждающимися людьми на нашем благотворительном складе. Кроме того, до места работы им приходится добираться на общественном транспорте. Они переживают за своё здоровье и своих родных, и некоторые из них попросили переждать эпидемию дома, на самоизоляции.

Нам пришлось искать им замену, поэтому сейчас у нас есть дополнительные сотрудники, которые помогают нам в этот период: для них это — возможность подработать, ведь многие как раз перед карантином попали под сокращение. Но сами мы из сотрудников никого не уволили. Сейчас оставшиеся ребята работают в магазине по одному, и только те, у кого есть личное авто или кто живет в шаговой доступности, — они делают материал для соцсетей. Сотрудники склада и водитель тоже работают по одному.

До объявления официальных карантинных мер мы работали в обычном режиме. Единственное, что мы сделали, — ввели дополнительные меры безопасности: обеззараживающая лампа в торговом зале, после примерки одежду отправляли на сутки «на карантин», после — тщательно отпаривали, обрабатывали помещение несколько раз в день, раздавали бесплатные антисептики посетителям. И в целом в марте наши продажи не упали. Но с 25 марта мы закрыли магазин, остановив даже бесплатную раздачу вещей нуждающимся людям.

Сегодня все бизнес-процессы мы свели к минимуму, чтобы сократить издержки. Например, приостановили сбор вещей через густобоксы и магазин, бесплатную раздачу вещей и наши студийные фотосессии. Теперь работаем в режиме интернет-магазина, хотя раньше в онлайне нас не было. Людям ведь важно прийти, выбрать, померить вещь.

Кроме того, в магазине мы часто делали мероприятия, лекции, мастер-классы. Непривычно было перейти полностью в онлайн, но в целом комфортно. Ищем для себя новые форматы взаимодействия с аудиторией: еженедельные прямые эфиры, планируем записать цикл лекций. Ещё сделали бесконтактную доставку заказов и продумываем введение новых услуг: например, онлайн-«расхламление» квартиры или какой-то отдельной зоны.

Аренду помещения продолжаем платить, но арендодатель магазина сделал нам на апрель хорошую скидку, для нас это было очень важно. Что касается «подушки безопасности», то она была, правда, хватило её на один месяц. Небольшие продажи остались, но это лишь 10-15% от нашей обычной выручки — этого хватает, чтобы покрыть лишь часть издержек. Остальное платили с накопленных денег и пока за помощью не обращались.

Думаю, что рано давать какие-то оценки. Если карантин затянется ещё на несколько месяцев, то рассчитываем на какие-то меры поддержки. Но мы предприниматели и привыкли постоянно искать новые возможности, рассчитывать только на свои силы. Главная проблема — в ситуации с карантином у нас просто связаны руки. Сейчас нам бы очень помогла отмена всех налогов на это время и снижение арендной платы на законодательном уровне.

Но плюсы, конечно, тоже есть. Я стараюсь фокусироваться только на том, что полезного мы можем извлечь из этой ситуации. Доставка, вывоз вещей, сайт — сейчас есть время всё это доделать и пересмотреть схему работы, сделать её более эффективной и подходящей к нашим реалиям. Но весь наш финансовый ресурс мы почти исчерпали. Мы также рассматриваем пессимистичный вариант развития событий: если жёсткий карантин продлится несколько месяцев, то мы будем вынуждены сокращать сотрудников, арендуемые площади, сами работать продавцами. Но вы верим в лучшее, наше развитие и общий рост экономики спустя некоторое время.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/LEVA.png

Лёва Чу, создатель Spot&Choo’s Burger Joint

Мы на самом деле особой разницы не ощутили: только закрывались на неделю во время первых «каникул». Казалось, все будут сидеть дома, но получилось, что всем плюс-минус всё равно, поэтому мы сделали доставку и самовывоз. Сейчас продолжаем работать, сотрудников не увольняли, аренда осталась прежней. О снижении у арендодателя не просили, так как пострадали от текущего кризиса незначительно. Но пока не очень понимаем, как это всё на нас подействует в вопросе прибыли, ведь увеличились расходы на упаковку, а ещё появились курьеры, которых раньше у нас не было. В целом по прибыли будет не суперхорошо, но достаточно для нормального хода событий.

На мой взгляд, то, что станет после карантина, затронет сегмент подороже, а не нас. То есть, возможно, кто-то «отклеится» из нашей аудитории, но придут «сверху». Условно, человеку, привыкшему заказывать еду на определённый чек, возможно, придётся экономить, и он перейдёт к нам, менее дорогим, но таким же качественным. Ну, по крайней мере, мне в это хочется верить. С той поправкой, что роста относительно прошлого лета ждать не стоит. Мы и так уже работаем на пределе возможностей.

Для онлайна выходили на «Яндекс», сейчас уже сами добавили опцию доставки через телеграм и по телефону. Но всё-таки больше заказывают непосредственно на месте или забирают предзаказы. Это, кстати, хорошая штука и тоже нововведение у нас: люди звонят или пишут в телеграм, что к конкретному времени им нужно это или то. А через доставку мы продаём 15-20% в день.

Как таковой бесконтактной доставки нет, хотя по факту единственный контакт — это приложить карту к терминалу. Учитывая, что всё это для нас — временное решение, такой формат более эффективный, чем пилить сложные решения по онлайну или мануально отслеживать переводы на карту. Команда бы такую схему не оценила. Наши сотрудники, команда — это компания друзей, мы все коллективно обсуждаем любые решения: надо ли нам идти на риск ради продаж или это будет неоправданно. Добираются все ребята либо пешком, либо на такси, «справки с места работы» тоже всем выдали, но пока ни у кого не спрашивали даже.

Мер поддержки от государства никаких я не увидел, к сожалению. Отсрочка платежей — не поддержка. Под субсидии от государства мы, к сожалению, не попадаем. Вот эти 12 тысяч на одного сотрудника даются тем, у кого основной ОКВЭД попадает в реестр пострадавших. У нас основной не попадает, но дополнительные все попадают, как итог — мы ничего не получим. Но говорить, что государство чем-то помогает другим, я тоже не могу. В задаче спрашивается, как взрослому человеку могут помочь 12 тысяч рублей, а ответ: смогут закрыть аренду квартиры на 14 дней. Или же на них можно купить лапшу быстрого приготовления и кофе 3 в 1. Возможно, даже на месяц.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/SERGEI-.png

Сергей Синягин, основатель кофеен Capital of Siberia и White Swift Coffee

После объявления нерабочих недель сначала были растерянность и непонимание того, как работать и нужно ли это вообще. Мы даже обратились к нашим гостям через инстаграм, чтобы узнать их мнение, — в итоге приняли решение работать дальше в формате «с собой» и на доставку.

Почти весь штат остался. Мы провели запланированное сокращение, о котором думали ещё до карантина. Это помогло оптимизировать работу в дальнейшем, но на 90% штат остался. Сотрудники с пониманием отнеслись к частичным издержкам, на которые пришлось пойти, — сокращению рабочего дня, например. У нас в штате есть сотрудник с автомобилем, который развозит заказы после и до работы. Но большая часть ребят живёт в пешей доступности от кофейни.

В онлайне кофейня никогда не работала, но с началом эпидемии мы запустили доставку. На зоне выдачи мы поставили антисептики, а при доставке даём антисептические салфетки. Ещё мы регулярно измеряем ребятам температуру и с каждым заказом вкладываем карточку с температурой сотрудника, который приготовил заказ.

В скидке и «арендных каникулах» нам отказали. В первую неделю карантинных мер была просадка на 30-40%, но уже к началу апреля нам удалось не только восстановить показатели, но и пойти в рост. Он сезонный — это нормально, ведь у кофеен сезон — лето. Показатели роста не такие высокие, как в прошлом году, но они так или иначе идут.

Что касается мер, которые начинают сейчас предпринимать власти, то они явно запоздалые и недостаточные. Мы, конечно, смотрим с долей оптимизма, но понимаем, что меры поддержки коснутся в основном крупных компаний. Мы бы очень хотели отмены налоговых обязательств хотя бы на полгода (не заморозки, а отмены) и отмены НДС, а также получения беспроцентных кредитов на развитие бизнеса. Я уже обращался в банк, ответили, что пока никаких распоряжений не поступало. Всё на уровне заявления президента, а на деле...

Но карантин стал временем, когда мы смогли сделать небольшой ремонт, пересмотреть своё меню и наметить планы на лето. По этому поводу я даже сформулировал для себя список советов, которые, на мой взгляд, сейчас могут помочь и другим локальным проектам.

1. Начать всё сначала. Надеть фартук, взять тряпки в руки и действовать. Это именно то, что я начал делать с первого дня мира в самоизоляции. Я помню момент, когда зашёл в кофейню и не знал, за что взяться. Но, если не делать ничего, лучше ведь точно не станет. Предстояло много работы, поэтому я решил разбить её на дни.

2. Не бояться больших задач. Просто разделить на несколько частей и делать одну за другой. Каждый день я убирал и отмывал небольшой участок кофейни. Иногда, конечно, когда составлял все предметы на наш стол для уборки какого-нибудь угла, казалось, что хаоса становится только больше, — это нормально. Но теперь я абсолютно уверен в чистоте каждого сантиметра, потому что отмыл всё своими руками. Главное — не забывать, для кого вы это делаете.

3. Оставить только то, что действительно нужно и приносит пользу. Не позволяйте захламлять ваше пространство маленькими, пусть даже милыми безделушками. Задайте себе вопрос: когда в последний раз вы использовали эту вещь?

4. Открыть контакты на телефоне. Хорошие и тёплые отношения важны не только с друзьями, но и в бизнесе. Именно так мы смогли обновить нашу мебель и сделать небольшой косметический ремонт. У нас, кстати, новый фирменный цвет, а о такой мебели раньше мы не могли и мечтать.

5. Часть заведений, к сожалению, может не пережить этот кризис. Но для вас это станет возможностью найти новые ценные кадры.