Что дальше

Воронеж: бизнес на карантине

В рамках спецпроекта «Что дальше» продолжаем рассказывать о том, как проекты из разных сфер и городов переживают пандемию. В этот раз наш постоянный контрибьютор Даша Козлукова пообщалась с воронежскими предпринимателями: создатели сервиса по ремонту, студии мобильной разработки, книжного, спикизи и других проектов рассказали нам о проблемах, а также о том, какие преимущества им дал локдаун.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/GALINA-VOLGACH.png

Галина Волгач
Соосновательница сервиса по ремонту квартир Room to me

После послания президента 25 марта у нас была паника, потому что ввели запрет на ремонт жилых помещений и продажу строительно-отделочных материалов, а это означало, что работы по уже начавшимся объектам могли остановиться. Как сейчас помню тот день: мы всей командой сидим на телефонах и заказываем стройматериалы, чтобы было с чем работать следующую неделю, при этом цены меняются каждые полчаса. В этот же день один клиент отказался от ремонта: мы были на этапе подписания договора, рука была уже над красной кнопкой, но у него свой бизнес, поэтому он по-честному сказал, что решил придержать деньги. Позже в Воронежской области расширили список сфер, которые могут продолжать работать, и мы немного выдохнули.

Мы не в кризисе. За апрель заключили четыре контракта по нашему главному направлению — комплексному ремонту квартир. В нынешних условиях мы удобны клиенту, потому что организуем все виды работ и возвращаем ему полностью готовое жильё. Для тех, кто приобрёл недвижимость в новостройке с «голыми» стенами, но сейчас ограничен в перемещении, мы — спасение. Наверное, поэтому пока у нас не снизилось количество заказов относительно обычного времени. Зато поменялась форма взаимоотношений: обычно клиент оплачивает сразу весь ремонт, а сейчас опасается и просит платить поэтапно.

Выручка в апреле осталась на прежнем уровне, но при этом мы понимаем, что в любой момент у наших клиентов могут возникнуть финансовые трудности и придётся приостановить ремонт. Поэтому мы разрабатываем план Б. Во-первых, мы готовы менять продукт и делать работу частями, а не полностью. Во-вторых, мы нащупали для себя интересную нишу: поскольку магазины не отгружают стройматериалы частным лицам, а онлайн-доставка есть не у всех поставщиков, мы можем выступать для клиентов внешним отделом закупок, привозя стройматериалы на дом. До периода самоизоляции эта услуга работала в пробном варианте только на кварцвиниловую плитку, но мы поставляли её в основном дизайнерам, а сейчас думаем оказывать услугу и частным лицам. Для нас, с одной стороны, это спасение в условиях пандемии, а с другой — возможность протестировать новое направление. И, наконец, в-третьих: раньше мы отказывались разрабатывать индивидуальные дизайн-проекты, потому что это противоречит нашей философии (Room to me делает ремонт по типовым готовым дизайн-проектам, — прим. ред.). Но сейчас готовы браться и за разработку индивидуальных.

Насчёт выхода на прежний уровень работы и прогнозов по сроку пандемии мы рассматриваем два сценария — оптимистичный (до конца года) и пессимистичный, но более реалистичный (через два года, когда рынок начнёт возвращаться к докарантинному уровню). Сейчас всё сильно зависит от политики: если строительную сферу «заморозят», будет совсем плохо, а пока есть свободное передвижение — работаем.

Во время карантина меня поразило, как мало вещей нужно людям: ходишь дома в «трениках» и спортивной кофте и спокойно себе живёшь. Я задумалась об этом и сформировала для себя правило, в какой бизнес стоит вкладываться в будущем: только в сфере, обязательной для любого человека в любой момент жизни, закрывающей базовые потребности. Ремонт оказался именно такой сферой: если люди уже взяли ипотеку или у них есть квартира в черновой отделке, то им выгоднее сделать ремонт и заселиться, чем просто платить проценты банку. Да, сейчас ремонтный рынок нестабилен, да, будет меньше ремонтов, да, они будут дешевле, но они никуда не денутся.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/ANTON-VOLODIN.png

Антон Володин
Сооснователь барбершопа The Rebelheads

Месяц — с середины марта до середины апреля — было тяжело. Клиентов очень мало, потому что тогда всё только начиналось и люди паниковали, а потом совсем пришлось закрыться на две недели. Но хорошо, что по постановлению правительства с 14 апреля в Воронеже разрешили работу парикмахерских, и мы снова открылись. За это время мы (владельцы, — прим. ред.) отдали из своего кармана около 100 тысяч рублей, при этом за две нерабочие недели мы не платили аренду. Конечно, я понимаю, что эта сумма небольшая относительно потерь других предпринимателей, например, из общепита или отельного бизнеса.

В основном к нам приходят постоянные клиенты, пул которых сложился за пять лет работы. Маловероятно, что они совсем перестанут к нам ходить. Однако новых клиентов стало мало, поэтому доходы сократились примерно на 40%. Но всё равно мы можем себе позволить платить аренду, кредит и выдавать зарплату сотрудникам. Пока мы не работали, мастера остались без денег, потому что они получают процент с каждой стрижки. У Rebelheads нет «подушки безопасности», из которой мы могли бы платить сотрудникам.

Последние две недели выручка барбершопа выровнялась и стала выше относительно той, что была в конце марта. Мы сильно пострадали по второму направлению — ивентам. Раньше каждые пятницу и субботу у нас проходили вечеринки, и это была существенная часть нашего дохода. В начале карантина мы сделали одну онлайн-вечеринку просто для веселья, чтобы создать информационную активность и иллюзию, что всё нормально. Но как-то монетизировать это направление в условиях пандемии просто невозможно. Сейчас мы решили, что лучше сохранять в эфире молчание, чтобы потом был взрыв. Когда всё закончится, закатим большую вечеринку в честь дня рождения: он в мае, но проведём его даже в августе.

В Rebelheads мы переживаем кризис относительно безболезненно, но накануне карантина мы запустили новый проект — «Давай покороче» (бюджетный барбершоп, — прим. ред.). Мы открылись, проработали буквально неделю и закрылись. Вся команда разъехалась по своими городам — когда дали добро на возобновление деятельности, мы не смогли всех собрать: ребята не хотят рисковать. Я думаю, что прямо сейчас нет смысла открываться, так как проект новый и нам нужно развивать его в нормальном климате. К тому же парикмахерским могут снова запретить работать, и это невозможно спрогнозировать. Сейчас стратегия для «Давай покороче» — в том, чтобы получить максимальную лояльность от арендодателя и минимизировать расходы (пока готовился материал, владельцы передумали и с 29 апреля открыли «Давай покороче», — прим. ред.).

Карантин сильно повлиял на наши планы. К лету мы собирались сделать в Rebelheads дневное поп-ап-кафе и построить веранду. Когда всё откроется, мы начнём этим заниматься.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/SPECIAL_SPEAKERS-1.png

Вадим Мазин и Мария Долгушева Студия разработки мобильных приложений Surf



Вадим: У нас не сократилось количество проектов, потому что сейчас многие компании ставят в приоритет направления, по которым мы работаем (студия делает мобильные сервисы для банков и торговли, — прим. ред.). Никто не понимает, сколько будет длиться карантин, поэтому бизнесмены готовы отдавать последние деньги, чтобы выйти в онлайн. С западными клиентами всё сложнее. Мы мало с ними работаем, но друзья из международных компаний говорят, что у них большая часть проектов заморожена: предприниматели остановились и смотрят, что будет дальше, боятся инвестировать деньги.

Из-за пандемии нам пришлось отложить несколько проектов — например, для спортивного клуба, потому что Чемпионат Европы перенесли. А некоторые, наоборот, срочно выпускать — например, онлайн-аптеку, хотя релиз планировался позже и её нужно было ещё дорабатывать. Мы начали сами предлагать компаниям свои услуги, при этом раньше мы такого не делали. Пока у нас всё хорошо, но мы решили подстраховаться: непонятно, что будет через несколько месяцев. Скорее всего, разгар кризиса начнётся к осени.

Наш бизнес про людей — это главная ценность, поэтому во время карантина мы никого не уволили. Мы целимся, что у нас не должно быть сокращений даже в пессимистичном варианте развития событий. А пока мы продолжаем нанимать сотрудников — сейчас ищем разработчиков, бизнес-аналитиков, менеджеров.

Мы рано самоизолировались. У нас это получилось легко, потому что даже в обычное время сотрудникам не обязательно ходить в офис, а 40% постоянно работают на удалёнке из других городов: ещё в 2018 году мы адаптировали все процессы для этого.

Мария: Запланированные весенние Android, iOS-школы сейчас проводим в онлайне и сделали доступными для студентов из разных городов. Ещё до вируса мы планировали перевести наши школы из офлайна, но стартовать хотели в сентябре, поэтому карантин стал возможностью попробовать дистанционное обучение и проверить наши гипотезы. Мы видим интерес аудитории к онлайн-событиям и стараемся организовывать больше встреч для участников из разных городов и стран: например, как было на последнем Flutter-митапе.

Вадим: Мне понравилось, как карантин мобилизовал мир и компании. Решения, которые раньше принимались по два года, сейчас могут приниматься за неделю. Это вопрос выживания даже для крупных компаний: выживут единицы, даже те, что сейчас нам кажутся мастодонтами.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/OLGA-MILYUTINA.png

Ольга Мулюкина
Консультант книжного клуба «Петровский»



Мы закрыты для посещения, но каждый день часть сотрудников приходит в клуб выполнять внутренние дела, наводить порядок и заполнять электронный каталог. У нас критическая ситуация: продажи упали почти на все 100%. Нас спасает, что на Новый год, 23 февраля и 8 марта у нас было несколько больших корпоративных заказов, поэтому у нас остался запас денег. Плюс мы рассчитываем на помощь от частного лица, которое постоянно поддерживает Книжный клуб. Закрываться мы точно не собираемся.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы весь наш каталог был в доступе на сайте. Во время карантина мы решили заново запустить интернет-магазин, который закрыли в 2018 году. А пока принимаем заказы по телефону и в социальных сетях, но их почти нет. Перед тем как все ушли на «нерабочую неделю», многие покупали «что-нибудь интересненькое», брали своим детям стопки книг, но точно не про катастрофы. Несколько человек спрашивали про «Чуму» Камю, и на этом, наверное, всё. Надеемся, что скоро все, кто закупился в конце марта, уже прочитают те стопки и закажут у нас ещё что-нибудь новое.

Помимо книжного магазина, мы ещё кафе и площадка мероприятий, поэтому планов, от которых пришлось отказаться, было много. Все концерты, лекции, спектакли начали отменяться в марте, потому что у нас должны были выступать музыканты из Европы. Были большие планы на архитектурный форум «Зодчество» — мы специально привезли кучу книг по архитектуре и урбанистике: там у нас могли бы быть хорошие продажи. «Платоновский» фестиваль тоже перенесли. Помимо торговли на книжной ярмарке, мы планировали сотрудничать с ними в качестве площадки для творческих встреч с писателями.

В ближайшее время мы точно не будем делать новые заказы книг: пока нам нужно наладить выплаты за прошлые поставки. Мы видим, что ребята из других городов что-то заказывают себе в магазин, но у нас сейчас не лучшее для них время. К тому же несколько издательств анонсировало свои новинки только в электронном варианте, решив не печатать книги.

Наверное, многие сейчас думают, что у карантина есть плюсы, ведь можно поучится чему-то новому, разрешить многие вопросы. Возможно, это так. Но мы никаких плюсов не видим. Мы закрыты, у нас нет гостей, почти нет продаж. Да, мы навели порядок в клубе, посчитали книги, начали заполнять каталог — всё это делаем спокойно, никто не отвлекает, но не хотелось бы делать внутренние дела такой ценой. Лично меня очень угнетает данная ситуация. Я понимаю, что нужно продолжать работу, но тяжело и тревожно всё осознавать.

Когда это закончится, мы устроим вечеринку. Конечно, со всеми мерами предосторожности и ограниченным количеством людей (или несколько вечеринок, если желающих будет много). У нас в 20-х числах июня день рождения — восемь лет. Надеемся, что получится его отпраздновать.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/ANTON-KURGANOV.png

Антон Курганов
Сооснователь бара 8 Spirits & Cocktails

Мы уходим в долги, но, я думаю, всё закончится быстрее, чем ситуация станет для нас фатальной. У нас нет возможности работать полноценно, но ещё большая проблема — непонятно, что барам в этих условиях можно, а что нельзя.

Мы продаём бутилированные коктейли, придумываем специальное меню на каждую неделю и готовим любые коктейли по желанию гостей. Мы пробовали продавать напитки в бутылках ещё до карантина, но это не было востребовано. Дело в том, что гость приходит в бар не за коктейлем, а за всем, что его сопровождает: как тебя встретили и разместили, что вокруг тебя, как готовят. Тогда твой напиток становится одушевлённым. А бутилированные коктейли — это лишь напиток в бутылке, который мы пытаемся оживить: клеим свои этикетки, вкладываем открытки, QR-коды с плейлистами. Премиксы мы не делаем: я не могу своего гостя настолько не ценить, чтобы продавать ему сок в пакетах по 900 рублей, как, например, «Мэри микс», который, по сути, является литром томатного со специями.

Из еды мы подготовили несколько видов равиоли и пиццы. Их гости забирают замороженными, а потом готовят сами дома. У меня всегда была претензия к доставкам, что еда приезжает слегка «уставшей». А тут буквально за 15 минут у тебя готовый ужин, собранный своими руками: сварить равиоли и просто закинуть в разогретый соус, накидать ингредиенты на готовую основу для пиццы и запечь пять минут.

Сейчас из общего потока денег мы (три сооснователя, — прим. ред.) не берём себе ни копейки, потому что там и брать особо нечего. Ключевое «почему мы не закрылись полностью» — это зарплаты ребятам. У нас работают шесть человек, и пусть лучше они за это время получат, что наскребём, чем мы эгоистично оставим их совсем без денег. Как можно по-другому поступить со своими людьми, мне непонятно. Если играешься в бизнесмена, то осознавай все риски, ведь люди к тебе работать пришли, поэтому будь добр обеспечь их работой и заработком. Иногда кто-то говорит, что он не ресторатор, а инвестор. Я, наоборот, чувствую себя больше одним из капитанов сумасшедшего пиратского корабля с чудной командой, которая идёт к какому-то полумифическому сокровищу.

Чему меня научил этот карантин? Тому, что всегда надо иметь «подушку». Если бы мы с первого месяца откладывали по 5-10 тысяч рублей, то сейчас бы без особых переживаний всё прожили. Но обычно всё свободное, что у нас остаётся, мы сразу же вкладывали в бар: оборудование, интерьер (туалеты обновили прямо перед карантином). Раньше «подушка» нам не требовалась: кто мог представить, что по щелчку весь мир может остановиться. Причём сейчас почти в любой точке планеты сфера гостеприимства испытывает одинаковые проблемы. Так что тут мы точно не одиноки. Я чётко усвоил простую вещь: не стоит расслабляться, иначе жизнь очень резко щёлкнет по носу.

https://mastera.academy/wp-content/uploads/2020/05/VSEVOLOD-KONONENKO.png

Всеволод Кононенко
Сооснователь кофейни Temple

Мы закрылись на несколько дней «нерабочей недели», но открылись заново, когда поняли, что карантин быстро не закончится. Мы продолжали бы работать, но к нам пришли из администрации и сказали: «Закрывайтесь». Но потом мы выяснили, что работать кофейням никто не запрещал. Из администрации больше не приходили, только управляющая компания заходит проверить, соблюдаем ли мы все нормы.

У нас работают самовывоз и доставка, чтобы у людей не было необходимости лишний раз выходить из дома. К нам каждый день приходят наши «постоянники», которые живут рядом или оказываются в центре по своим делам. В этом плане особо ничего не поменялось, только поток снизился. Продажи сократились примерно на 60%, но при этом мы находимся в радужной обстановке: около 80% всех расходов мы можем сами платить, а 20% — перезанимаем у Remy (второй кофейни Всеволода, — прим. ред.), которая выступает саппортом. За последние две недели продажи выросли, но при этом мы всё равно не выходим в ноль, а работаем в минус. Но мы работаем! Если бы нужно было закрыться, было бы гораздо сложнее: банки не идут навстречу, все программы правительства — это иллюзия. Если поддержка действительно будет, то запустится в июне, когда многие уже закроются.

Условия аренды изменились: мы договорились на 50% скидки на апрель и май. Нам пришлось сократить ребятам оплату и количество смен: бариста — на 30% в день, а поварам — на 50%. Мы (совладельцы Антон Грошиков и Всеволод Кононенко, — прим. ред.) стали чаще выходить на смены: я работаю пять дней в неделю и в Temple, и в Remy.

Для нас не так важно выплатить аренду и кредиты, как сохранить сотрудникам рабочие места и оставить зарплату, чтобы ребята занимались делом — творили и вдохновляли тех, кто сидит на самоизоляции. Мы никого не уволили, мы очень ценим нашу команду: наша уборщица Вера Тимофеевна сейчас не приходит на работу, но мы оставили ей оклад. Я считаю, что несправедливо со стороны работодателя в условиях кризиса опустить руки и кого-то сокращать. Мы сформировали команду, в которой у нас очень тёплые, почти семейные отношения, поэтому мы справляемся со всеми трудностями вместе. Бывает, что кто-то ругается, злится друг на друга, но мы всё понимаем.

Мы долго думали насчёт фьючерсов и абонементов, но поняли, что это мина замедленного действия: у нас их купят, мы получим деньги, но их придётся рассеивать на то время, когда мы полноценно откроемся. Это действенно в краткосрочной перспективе, но, если карантин растянется на три месяца, нам это не подойдёт. Те, кто хочет поддержать наши идеи и команду, и так это делают: постоянно заказывают у нас кофе.

На восстановление нам понадобится от трёх до шести месяцев. Финансово у нас не критическая обстановка — скорее важно морально выдержать. Но кризис дал нам много опыта в плане общения с поставщиками, арендодателями, внутри коллектива и с посетителями. В стрессовой ситуации все начинают вести себя иначе, раскрываются, и ты лучше чувствуешь людей. Внутри коллектива мы стали ещё ближе, и, когда всё пройдет, мы будем иначе смотреть на нашу работу.

Сейчас многие пишут, что кризис, всё плохо, но, что касается общепита, ты можешь работать навынос и доставку, а постоянные клиенты как ходили, так и будут ходить. На что жаловаться, я не знаю. Да, сложно, да, неприятно, особенно отношение государства, но на это нужно закрывать глаза, потому что в данной ситуации стоит рассчитывать только на себя и тот ресурс, которым ты владеешь. Да, сейчас тяжёлые времена, но никто категорически не запрещал работать. Может, кто-то устал от работы и хочет самоизолироваться и отдохнуть месяц- два, но я такое не могу представить для себя. Тут вопрос отношения к команде: я не могу оставить своих ребят без работы.

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: