Контекст | Разбор

«Наливайки» и «запрещайки»: подсказка для депутатов, которые спорят об авторстве

Петербургские власти не оставляют попыток осмыслить явление «авторский бар», чтобы в борьбе с «наливайками» не уничтожать такие места. Это понятие, вписанное в закон, — прецедент, который в будущем может аукнуться самым неожиданным образом не только предпринимателям города на Неве. Поэтому мы спросили у владельцев баров и их гостей из разных городов России, как всё-таки можно отделять авторское от неавторского и нужно ли это вообще делать.
Текст:
Елизавета Белова

Что же такое
«авторский бар»

«Наливайки» — рюмочные, пивные и розничные магазины, которые «прикидываются» барами и расположены в жилых домах. Такие есть в каждом городе: как грибы после дождя они стали появляться, когда в России торговать алкоголем ночью разрешили только общепиту. Госдума приняла «закон о наливайках», запрещающий торговать алкоголем «заведениям-оборотням», в середине апреля 2020-го. Мы уже подробно разбирали, как он работает и какие последствия для бизнеса может иметь. 

Федеральная инициатива действует по всей России — на местах власти могут регулировать «вилку» требований к заведений. В базовой, госдумовской, версии закона ограничения касаются заведений, которые находятся в жилых домах и имеют площадь торгового зала меньше 20 м². В Петербурге депутаты этот параметр увеличили до 50 м². Почти все дома в историческом центре, где больше всего авторских баров, расположены в жилом секторе. 

В результате общественной кампании голоса предпринимателей и жителей, кажется, были услышаны. Депутаты, которые разрабатывали и принимали закон, задумались о том, как в борьбе с «наливайками» не убить приличные заведения, и создали специальную рабочую группу. А губернатор, подписавший закон, заявил, что обсуждаемый вопрос надо изучить, и даже выпил сок под вспышки фотокамер в одном из популярных баров.

Рабочая группа Законодательного собрания должна решить, как отличать «хорошие» заведения от «плохих», и какие индивидуальные условия для них прописать. Пока депутаты думают, мы расширили географию дискуссии, чтобы понять, что же такое  «авторский бар» и волнует ли этот вопрос жителей других городов. Мы спросили у представителей отраслей из разных регионов, каким критериям, на их взгляд, может с точки зрения закона соответствовать авторский бар. Об этом порассуждали Антон Курганов (один из основателей спикизи-бара «Восьмерка», Воронеж), Максим Поливанов (основатель бара «Голодранец», Ростов-на-Дону), Артур Галайчук (основатель проекта ReLab Family, Казань), Владислав Мусиенко, (сооснователь и идеолог «Friends Orchestra», Новосибирск), Ростислав Крымов (сооснователь бара «Нельсон Совин», Екатеринбург). 

Ответы экспертов легли в основу опроса, который мы провели среди студентов курсов «Мастеров» и подписчиков наших социальных сетей. Люди могли голосовать за несколько вариантов, результаты получились такие.

  1. Наличие единой концепции или миссии, которой следует команда заведения — 55,5%
  2. Продуманный дизайн помещения и брендинг, соотносящийся с концепцией места — 49,2%
  3. Ценность для города (культурная, социальная, туристическая и т.д.) — 46,6%
  4. Барная карта, поддерживающая концепцию заведения — 41,1%
  5. Отсутствие «условно стандартного набора типичной пивнухи» (телевизор, покупные снеки, стандартная форма персонала и т. д.) — 33,2%
  6. Сплоченная команда, отсутствие постоянной текучки персонала — 21,5%
  7. Наличие полноценной кухни, концептуального меню — 18,7%

Некоторые предложили свои варианты критериев: например, поведение компании в информационном пространстве, понимание своей целевой аудитории и работа с ней, а «не обслуживание всех подряд». Есть ещё такое мнение: заведение должно общаться — в самом широком смысле слова — с гостями, властями или мировым сообществом, повар должен «разговаривать» с клиентами через меню, а бармен — через напитки. 

Представители отрасли к попытке узаконить понятие «авторский бар» относятся скептически. 

Законодательный язык очень сильно отличается от простого человеческого. Здесь, мне кажется, требуется суд присяжных, потому что однозначно невозможно это зафиксировать. Мне не нравится формулировка «авторский бар»: это как «авторская кухня». Что это за авторство? Ведь всё, что делает человек, приравнивается к авторскому. Даже твоя яичница по утрам является авторской.Вообще, создатель «авторского бара» должен «рассказывать» созидательную историю, которую он хочет донести до своего гостя, а не в тупую голову зарабатывать деньги на круглосуточной продаже алкоголя глубоко зависимым людям. Это всегда очень легко отличить от обычных «наливаек», где просто по ночам собираются заблудшие души: ничего хорошего они не несут.

Антон Курганов
один из основателей спикизи-бара «Восьмерка» в Воронеже

От комиссий добра не жди — уверены некоторые наши спикеры. 

Мне не нравится изначальное определение «авторского бара». Универсальных критериев не найти, а комиссии, которая будет решать, какой бар хороший, я не доверюсь. Мои критерии «авторского бара»: без телевизоров, фартуков и вяленого мяса. Если что-то из этого присутствует, лучше место поскорее закрыть.

Максим Поливанов
основатель бара «Голодранец» в Ростове

С другой стороны, возможно, дело не столько в самой попытке оценить, сколько в том, кто это будет делать.

Заведения в топ-50 лучших баров мира выбирают лидеры отрасли. То есть сначала отрасль выбирает людей, которые могут выбирать, и те оценивают заведения. Если бы и в случае с этим законом выбрали каких-то крутых ребят и они бы голосовали, возможно, это бы работало. Но, если мы говорим о критериях для государства, чтобы оно определяло, что наливайка, а что — нет, это немного топорный подход. Боюсь, какие бы критерии ни ввели, авторские заведения всё равно в итоге пострадают, а «наливайки» подстроятся под новые требования. Пропишут, допустим, обязательное наличие авторской коктейльной карты. А они возьмут и смешают боярышник со «Спрайтом» — вот и авторский коктейль. Чётко отделить на законодательном уровне «авторский бар» от «наливайки» очень сложно.

Владислав Мусиенко
сооснователь и идеолог «Friends Orchestra» в Новосибирске

Одна из проблем — относительность критериев.

— Достаточно сложно выделить три критерия сходу, всё-таки их нужно проверить и они должны быть измеримы. Два важных момента: у заведения должна быть концепция, но не знаю, как её оформлять, и должна быть кухня, оформленная по стандартам Роспотребнадзора. Понятно, что в «наливайках» могут быть беляши, треугольники, сосиски в тесте, но это нельзя назвать полноценной кухней.

Артур Галайчук
основатель проекта ReLab Family из Казани

Артур Галайчук
основатель проекта ReLab Family из Казани

От Петербурга
к России

Петербург далеко не первый утвердил свои региональные поправки к федеральному закону. Аналогичные инициативы несколько месяцев шагают по стране, и в некоторых регионах базовые 20 м² увеличиваются. Например, в Самарской, Новосибирской и Архангельской областях, Республике Удмуртия и Кузбассе — до 50м², в Челябинской области — до 40м². 

Но широкий общественный резонанс история вызвала только у жителей и предпринимателей северной столицы. В первую очередь это связано с архитектурными особенностями города: почти весь исторический центр, где много концептуальных заведений, — жилые дома. С другой стороны, может, просто столичный голос звучит громче? 

Мы спросили у спикеров и студентов наших курсов, как в их городах обстоят дела с «наливайками» и барами. 

Владислав Мусиенко рассказал, что в Новосибирске представители рынка пытались понять, коснутся ли кого-то из них новые правила. В итоге вспомнили лишь одно заведение — винный бар, который и размера небольшого, и находится в жилом доме. 

В Ростове-на-Дону, по словам Максима Поливанова, количество «наливаек» не меньше, чем аптек или продуктовых магазинов. «Я бы начал с борьбы с аптеками и их мигающими вывесками на каждом шагу. Сокращение же количества пивных магазинов, на мой взгляд, не уменьшит количества покупателей пива. На данный момент в нашем городе никто «правило 50 метров» не вводил — никому нет особого дела», — добавил Максим.

Воронежским барам, говорит Антон Курганов, новый закон не вредит: все заведения больше 50 «квадратов». «Проблема острая, насколько я знаю, только в Петербурге, так что там и правда топорное принятие закона очень сильно испортит жизнь отличным профессионалам, ремесленникам, которые просто хотят хорошо выполнять свою работу и нести радость людям. Я искренне надеюсь, что они не попадут под одну гребёнку с людьми, которые не думают ни о чём, кроме лёгкой наживы», — надеется Антон.

«В Екатеринбурге об этом слышали только люди из индустрии. Так вышло, что хоть сколько-то известных крохотных баров в нашем городе нет. Даже маленький Jawsspot занимает около 80 м2 площади. Закон должен, в первую очередь, заниматься недобросовестными заведениями с часто меняющимися работниками», — прокомментировал Ростислав Крымов.

А вот фидбэк, который мы получили в рамках опроса студентов наших курсов, проживающих в разных городах Сибири. Судя по всему, борьба с недобросовестными «магазинами-оборотнями», о которой так много говорят депутаты и чиновники, идёт не очень эффективно.

Томск: «На данный момент в спальных районах в каждом доме есть по несколько “наливаек”, но, так как авторские места все в центре, сложностей с разграничением не возникает. Процессов сворачивания ”наливаек” не наблюдается».

Омск: «У нас есть «наливайки», никто с ними не борется, соответственно, другие бары не страдают».

Тюмень: «”Наливаек” очень много, но никто с ними не борется. А вот авторских баров почти нет. А если появляется какой-то классный бар, то он существует, к сожалению недолго. Наверно, когда приедается идея, люди перестают ходить туда». 

Барнаул: «В нашем городе нет достойных баров, они попросту не выживают в условиях конкуренции с дешёвыми пивнухами, которых в каждом доме может быть по несколько штук».

Красноярск: «Борьба с заведениями — вообще редкая история для нашего города. Но есть огромное количество различных пивнух в жилых домах и катастрофически малое количество для города-миллионника авторских мест, это явно говорит о низкой барной культуре». 

Новокузнецк: «"Наливаек" действительно много, с ними пытаются бороться. Авторские бары пока это не затронуло».

Больше всего ответов, конечно, пришло из Петербурга. Но не все они — за бары. «Мне безразлично, сколько баров пострадает. Собственники жилых квартир как хозяева дома важнее собственников бизнеса. Я считаю, что и бары, и «наливайки» должны арендовать нежилой фонд и создавать кластеры там, где на верхних этажах не живут люди», — прокомментировал опрос один из респондентов. Он объяснил свою позицию тем, что, независимо от формата заведения, везде, где есть алкоголь, ночью будут пьяные люди, мешающие другим. 

Но в основном петербуржцы переживают за судьбу любимых заведений, считая, что в городе пострадает целый пласт культуры, если нормы закона не отрегулируют. 

На первый взгляд, споры о сохранении авторских баров — локальная история. Но её результатом станет принятие определения, на которое в будущем могут ссылаться законотворцы со всей России. 

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: