Советы | Разбор

Как бизнесу эффективно отстаивать свои права и не попасть под суд

Петиции, митинги, обращения в СМИ, круглые столы — всё это инструменты общественной кампании, которые бизнес может использовать, если других способов достучаться до власти не осталось. Разобрались, что такое grassroots, как можно попытаться решить насущную проблему, используя публичное пространство, и не нарушить при этом закон.

Почему мы об этом пишем

В Петербурге собираются узаконить понятие «авторский бар», чтобы избежать массового закрытия заведений. Такая мысль пришла в голову депутатам Законодательного собрания, после того как предприниматели и горожане выступили с критикой нового «закона о наливайках», угрожающего небольшим заведениям, даже пусть и очень культурным, расположенным в жилых домах. Это, хоть и промежуточный, но уже результат общественной кампании за сохранение авторских баров. В ход шли петиции, посты в соцсетях, комментарии в СМИ и переговоры с депутатами (как авторами законопроекта, так и их политическими противниками). 

Это одна из самых резонансных битв бизнеса и власти за последнее время в России, но не единственная. Так, кировские бизнесмены выходили с пикетами к администрации, требуя ослабить коронавирусные ограничения и разрешить им работать. Их коллеги из Екатеринбурга, чтобы привлечь внимание к своему положению, провели символические «похороны» бизнеса. А в Новосибирске весной прошел крупный митинг предпринимателей, выступающих против «умных остановок», создание которых угрожает владельцам ларьков.

Бороться бизнесмены могут не только за свои права. В Омске в прошлом году разгорелась дискуссия вокруг плана реконструкции одной из улиц в центре города. Обратил внимание горожан на проблемы местный предприниматель, основатель сети кофеен Skuratov Coffee Виктор Скуратов.

«Трава» и социальная ответственность. О чём вообще речь?

У американских политологов есть термин grassaroots (переводится как «корни травы»). Он обозначает борьбу граждан за свои права, которая идет снизу, от людей. Grassroots — это история именно про народную инициативу, за которой не стоит каких-то конкретных политических сил. 

— Технологии grassroots — это акции по сбору подписей и проведение уличных анкетирований, формирование общественных движений и привлечение волонтёров, составление петиций и использование онлайн-платформ и приложений по сбору подписей, а также их последующее вирусное распространение петиций в социальных сетях. Они прекрасны и отвечают требованиям современного общества. Чего только стоят региональные специализированные площадки «Активный гражданин» и «Красивый Петербург», — отметила в беседе с «Мастерами» кандидат политических наук Татьяна Черкащенко. 

Собеседница издания уверена, что с каждым годом этот цифровой тренд будет только усиливаться. Но это не повод сбрасывать со счетов классические медиарилейшнз, такие как пресс-конференции или рассылка анонсов. 

Менее распространённым способом взаимодействия бизнеса и власти являются коммуникативные технологии корпоративной социальной ответственности: проведение благотворительных акций и специальных мероприятий, публикации годового отчёта, формирование корпоративных этических кодексов, спонсорство, фандрайзинг и т.д. 

Прямой диалог с властью: возможно, вам повезёт

Один из способов решения проблем в России — прямое обращение к власти и личное общение с её представителями. Этим, среди прочего, занимались и петербургские владельцы баров. Диалог с депутатами им предстоит продолжить в рамках функционирования парламентской рабочей группы, которая и должна решить, как отличить авторское заведений небольшой площади от обычной «наливайки». 

К сожалению, разговоры иногда остаются просто разговорами. Так, Виктор Скуратов признался «Мастерам»: он недоволен тем, чем закончился диалог общественности и омских властей по поводу реконструкции улицы Бударина. 

Ситуацию с Бударина я воспринимаю больше как поражение, нежели победу. Мы встречались с представителями мэрии, позвали архитекторов, которые делали проект, созвали инициативную группу. Исполнители проекта рассказали, что у них было чёткое техническое задание из мэрии и что они ни в чем не виноваты. У нас были основные претензии к малым архитектурным формам и наличию заборов. В итоге эти уродливые малые архитектурные формы и были реализованы. Обещали нам одно, а на деле получилось совсем другое. На итоговый брифинг нас не позвали.

Виктор Скуратов
основатель сети кофеен Skuratov Coffee

Собеседник издания считает, что прямой диалог с властью, без давления со стороны общественности, к сожалению, невозможен. 

Аргументы, сказанные спокойным голосом, остаются неуслышанными. Это очень сильно расстраивает. Думаю, те же митинги более эффективный способ донесения своего возмущения, — добавил Скуратов. 

Что нужно знать, если вы решили провести уличную акцию

Дисклеймер: Если вам кажется, что вы всё сделали согласно букве закона, это не значит, что у вас точно не возникнет проблем с законом.  

Один из способов донести до власти свои требования уличные акции. Они могут стать информационным поводом для СМИ, а внимание журналистов очень важно для любой общественной кампании. 

31 статья Конституции РФ гласит, что граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования. Но ряд других законов, принятых и пересмотренных в сторону ужесточения в разные годы, просто так реализовать это право не позволяют. Если вы решили выйти на улицу, чтобы быть услышанным, важно не отклоняться от актуальных норм, иначе можно оказаться на скамье подсудимых. 

Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» — основной документ, который регулирует проведение публичных акций в России. Его надо тщательно изучить, прежде чем идти на что-то подобное. В документе указаны порядок проведения акций, требования к её согласованию, права и обязанности организаторов и участников. 

За санкции в отношении тех, кто нарушил этот ФЗ, отвечает ст. 20.2 КоАП. 

Митинги, пикеты, шествия: какая разница?

Митинг — это когда много людей собираются, чтобы выразить своё мнение насчёт какой-то проблемы. Во время митинга можно использовать звукоусиливающую аппаратуру, также разрешены плакаты и транспаранты. 

Если громкоговорители и колонки вы не используете, при этом стоите с плакатами у какого-то объекта (например, городской администрации), то это уже массовый пикет.  

Шествие — массовое прохождение граждан по заранее определённому маршруту. Если участники шествия возьмут в руки плакаты и транспаранты, они тут же его превратят в демонстрацию. 

Все эти активности нужно согласовать с властями. Процедура подачи уведомления прописана в статье 7 соответствующего ФЗ. Если власти согласовали проведение шествия, из-за несогласованной смены формата акции у вас могут появиться проблемы. Это правило актуально и для остальных видов публичных мероприятий — любой шаг в сторону от заявки, будь то максимальное количество участников или границы его проведения, может привести к тому, что акцию объявят вне закона. 

Можно попробовать провести акцию в так называемом гайд-парке — специально отведённом для публичных акций месте, где собираться можно и без согласования. Закон требует лишь проинформировать чиновников о своих планах. Список гайд-парков формируют региональные власти — у них и нужно уточнять актуальную информацию. Правда, гайд-парк может оказаться неожиданно занят в нужное вам время другой акцией или ещё что-нибудь случится. 

Не требует согласования одиночный пикет. Можно провести серию таких пикетов, но в разных регионах есть свои требования к расстоянию между участниками. Так, в Москве между пикетчиками должно быть не меньше 50 метров, а в Приморском крае — не меньше 30 метров. Но нужно помнить, что ваше представление о нужном количестве метров может разойтись с представлением полицейских, и тогда серия одиночных пикетов превратится в один массовый, несогласованный, со всеми вытекающими последствиями. 

Петиция: формулируй чётко, мобилизуй людей

Эта форма обращения к властям очень распространена. За сохранение петербургских баров тоже была создана петиция. А вот письмо предпринимателей в адрес правительства РФ с просьбой поддержать бизнес, пострадавший от пандемии коронавируса. 

Одна из самых популярных площадок для создания петиций — Change.org, — созданная в США 12 лет назад. В нашей стране есть платформа «Российская общественная инициатива» (РОИ). Ключевое отличие РОИ от Change.org состоит в том, что первая была создана как официальный интернет-ресурс для размещения общественных инициатив российских граждан, а Change.org — это независимая глобальная платформа. Что это означает? Инициативы РОИ, которые поддержали 100 000 голосов, обязаны изучаться экспертными группами, которые вправе рекомендовать их для рассмотрения Госдумой. А на петицию с Change.org, вне зависимости от того, сколько она подписей собрала, адресат — то есть лицо, принимающее решение по профильному вопросу, — не обязан реагировать, а лишь имеет право ответить.

Получается, в первом случае у нас есть юридическое, законодательное основание для ответа власти, а чиновником скорее движут репутационные мотивы. И главный парадокс заключается в том, что у официальной площадки нет значительных преимуществ перед Change.org, поскольку определяющим успех фактором становится механизм продвижения петиции. Если автор инициативы чётко формулирует требования, грамотно выбирает адресата, подбирает нужные слова, чтобы мобилизовать граждан, обращается к медиарилейшнз и селебрети-маркетингу, то петиция со временем превращается в общую победу и каждый подписавший чувствует сопричастность к большому делу (а значит, продолжает пользоваться платформой).

Татьяна Черкащенко
кандидат политических наук

Следует понимать, что сбор подписей за инициативу — это объёмный многофакторный процесс, не всегда быстрый и не всегда простой. Но и общественный резонанс у инициативы снизу больше, чем у законопроекта, вносимого традиционным способом. Вес у них совершенно разный: одно дело голосовать против депутата или фракции, другое — против 100 000 граждан, — говорит Татьяна Черкащенко. 

В целом, по мнению эксперта, наиболее активный отклик получают петиции, защищающие животных, экологию, затрагивающие медико-социальную тематику. Известны случаи, когда посредством петиций проблемы удавалось решить бизнесу. Так, в 2019 году, благодаря Change.org, «Ночлежка» нашла помещение в Москве.

Эффективность и имиджевые потери

Какой же из инструментов общественной кампании самый эффективный? Сам по себе — никакой. Важно действовать комплексно и последовательно, чтобы добиться своей цели. 

Татьяна Черкащенко уверена, что успех во многом зависит не только от грамотности бизнеса или внимательности представителей власти, а от организованности гражданского общества и его способности добиваться нужных законов. Когда человек осознаёт себя гражданином, с одной стороны, он берёт на себя ответственность за то, что происходит вокруг него. С другой стороны, понимает, что у него есть права, начинает требовать, чтобы эти права соблюдались. Поэтому движущая сила технологий grassroots состоит в том, что люди из обывателей превращаются в граждан.

При планировании той или иной активности нужно думать не только о её эффективности, но и потенциальных имиджевых потерях. При этом нельзя точно сказать, что какой-либо из инструментов общественной кампании гарантирует вам безопасность сам по себе. 

— Не столь важно то, что используется, главное — как это используется. На первый взгляд может показаться, что технологии корпоративной социальной ответственности — наиболее экологичный инструмент. Но, копнув чуть глубже, мы можем там обнаружить откаты или несправедливую спонсорскую поддержку, основывающуюся на персональных связях. В то же время какая-либо пограничная технология медиарилейшнз — например, игра на хайпе или ньюсджекинг (использование реальных событий для продвижения продукта или бренда, — прим.ред.), направленный на спасение морских котиков, — вряд ли вызовет у людей бурю возмущения. 

Татьяна Черкащенко
кандидат политических наук

Невозможно понравиться всем, поэтому следует следить за контекстом и пытаться просчитывать вероятностные репутационные риски в различных сценариях. Исходя из этого и нужно выстраивать коммуникационную стратегию.

— Но главное — учиться ситуативности, поскольку успешный PR всегда ситуативен (в том или ином масштабе), а, как мы уже поняли на примерах выше, петициям без PR никуда, — резюмирует Черкащенко. 

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: