Практики | Авантюра

Как устроен The Community — новосибирский проект, помогающий людям развиваться

The Community — команда новосибирских студентов — от дизайнеров и филологов до айтишников и инженеров, — которая проводит бесплатные образовательные курсы. Главные критерии отбора участников — молодость, желание придумывать, создавать и организовывать что угодно. Мы узнали у основателей проекта, Максима Россина и Гоши Гончарова, как им уже несколько лет удаётся создавать платформу для взаимодействия молодёжи и специалистов. И всё это с нулевым бюджетом.
Текст:
Маша Кокоурова

Дерзкий визуал и «Почему бесплатно?»

В 2018 году компания друзей решила организовать что-то вроде межвузовской школы лидеров — бесплатную площадку для тех, кто хочет развивать свои soft skills. Идеей загорелись друзья друзей, коллеги — так появился на свет проект The Community. На стартовый брендинг и дизайн затрат не было: их разработала участница команды. Ребята вообще считают свой дизайн одной из главных причин того, что идея «выстрелила» на фоне других образовательных площадок города.

— Тогда, в 2018-м, ни у кого не было яркого визуала, а наш был очень сильным. Громко, наверное, называть его авангардным, но по меркам Новосибирска было примерно так. Tilda тогда тоже ещё не сильно вошла в моду, а мы на ней собрали просто нереальный сайт с анимацией. И все такие: «Ва-а-ау». Неважно, что он с телефона вообще не работал. Хотя, возможно, сейчас наш визуал уже шаблонный.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

Подобных инициатив в городе немало: сказывается большое количество сильных вузов. Но, как рассказывают ребята, их отличие от обычных университетских лидерских мероприятий в том, что это их собственная идея и личная инициатива, а не что-то «сверху».

— Нам хотелось создать новый концепт взаимодействия в молодёжной среде — такую тусовку «профессионалов-тире-друзей», в которой хотелось бы придумывать, объединяться, учиться, рисковать и делать. Мы старались избегать «лагерного», как мы тогда любили говорить, налёта и делать не так, как мы где-то видели, а так, как нам самим нравится.

Максим Россин
сооснователь The Comminity

Команда проекта изначально отказалась от платных билетов по нескольким причинам. Во-первых, судили по себе: в 16-20 лет у школьников и студентов обычно нет лишних денег, а значит, количество участников резко бы сократилось. Во-вторых, если брать деньги за курсы, то стоит быть уверенными в высоком уровне спикеров и их полезности.

— А ведь кто-то приходил для нас как кот в мешке. Мы про него где-то что-то слышали, мы про него где-то что-то видели. Предполагаем, что он так-то, может быть, и ничего, но полной уверенности не было. И, наверное, нет смысла скрывать: у нас были действительно не очень удачные лекции. Не в плане информации, а в плане подачи от гостя. Но это всё же второстепенный момент. Мы делали большой упор на качество, и это одна из наших сильных сторон. Важнее то, что это был наш первый командный проект и мы не были готовы к коммерческим историям. Хотелось сначала устроить что-то вроде пробы пера.

Максим Россин
сооснователь The Comminity

Первый сезон и бартер как единственный способ выживания

Проект изначально решили делать сезонами, а не на постоянной основе. Это связано в первую очередь с ограниченными ресурсами команды и тем, что проект не задумывался как коммерческий.

— В первую очередь это очень энергозатратно: во время подготовки и проведения проекта всё это было как полноценная работа. Каждый день мы решали задачи, тратили время. К тому же у всех ещё были учёба и чуть-чуть личной жизни, у многих — работа, настоящая, с деньгами. Мы не могли жить в таком режиме постоянно. Мы тестировали формат, тестировали команду — это всё логичнее делать в каких-то временных рамках.

Максим Россин
сооснователь The Comminity

На подготовку первого сезона «школы» команда потратила почти три месяца — план, дизайн, таргет, список возможных спикеров и партнёров. В итоге получилась образовательная площадка для тех, кто интересуется проджект-менеджментом, где спикеры выступали наставниками участников.

— Мы просто обозвали это «управлять проектами». А под словом «проект» понимали в принципе всё, что есть в жизни. Хочешь запустить ракету? Это тоже проект.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

Как такового бюджета или стартового капитала не было вообще. Спикеры, лекторы — всех приглашали на своеобразных «бартерных» условиях. Однако оказалось, что реклама продукта или личного бренда интересна не всем, и некоторые из приглашённых спикеров соглашались просто из личной заинтересованности.

— Я бы не назвал это полноценным бартером. [...] Почему они соглашались? Я думаю, что это примерно так работает: хорошие люди с удовольствием готовы делать хорошие дела — вот и всё. Без пунктов со звёздочкой и текста мелким шрифтом. Для нас вообще стало откровением то, что нужно просто спрашивать. Человек, супер-эксперт, у него 1000 кейсов, на хорошем счету в городе и в профессиональной тусовке. А ему может быть просто приятно поделиться этими знаниями.

Максим Россин
сооснователь The Comminity

Площадки для проведения встреч — фотостудии, лектории, небольшие залы, — ребята тоже получали бесплатно. Бартер обычно сводился к указанию партнёров в соцсетях или пригласительным на лекцию интересного спикера. Создатели проекта говорят, что после такого партнёрства у некоторых локаций вырастал спрос.

Партнёрка давалась прям очень тяжело. Тех, кто хотя бы просто отвечал, было процентов 15, а соглашались примерно 10% из них. Но самая нереальная партнёрка — это Skuratov Coffee. Просто так. Оп — и погнали.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

Материалы по теме
Почему конкурсы «ВКонтакте» не работают, каким человеком должен быть бренд и как выбирать амбассадоров — рассказываем вместе с экспертом.

С участниками работал схожий принцип: «мы — вам, вы — окружающему миру». Все желающие попасть в школу проходили нестрогий кастинг: сначала заочный, где ребята смотрели на адекватность заявки, а затем и очный. В итоге первый сезон длился 2,5 месяца, и на него попали 50 человек. 

— Самая большая ценность была в балансе. Кто-то из участников уже запустил свои проекты, кто-то уже зарабатывает этим деньги. Это те ребята, которым хотелось задать вопрос: «А точно вам мы нужны?». Вот они приходили за знаниями к спикерам. Но были и те, кто находился на более низком уровне становления. Они видели этих успешных ребят и вдохновлялись. Или даже уходили к ним в проекты.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

Второй заход: точная концепция и профит финалистов

Ко второму сезону команда подошла уже более точечно, сосредоточившись на прокачке именно организаторских навыков. Проще говоря, учили ивент-менеджменту. Сезон объединил 75 человек, а для заявки уже необязательно было быть студентом. 

Формально второй заход мало чем отличался от первого: лекции, практики, нетворкинг и мозговой штурм. Но команда усовершенствовала систему наставничества: теперь наставники — это представители той или иной компании, а финальный приз — стажировка в одной из них. Партнёрами The Community стали «Зарплата.ру», креативное бюро «Энгиро», Organic Fest, PR-агентство «АГТ-Сибирь». Участники второго сезона презентовали свою идею мероприятия, а менторы выбирали два-три интересных для себя проекта, которым они будут помогать с разработкой. 

— Но, например, одна из наставниц хотела и из других команд [отдельных людей] понабрать. То есть формально — четыре финалиста, а по факту кто кого в течение проекта себе высмотрел, того себе и забрал.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

У ивентов, которые разрабатывали участники, не было жёстких ограничений по специфике или теме. Однако критерии, по которым отбирали финалистов, всё же существовали: в первую очередь организаторы выделяли тех, кто топит за свой проект, понимает его суть и видит, как это технически реализовать: «тогда понятно, что зайдёт». 

В пример ребята приводят «Фестиваль счастья» — концепт одной из участниц. Мероприятие, где каждый павильон, точка, локация — это понимание счастья у какой-либо страны. 

У девушки в плане было, например, русское счастье, финское, испанское. Монетизировать она хотела через рестораны национальной кухни и торговые точки: пасту и пиццу — в итальянский павильон, а, например, в шведскую локацию — мебель типа IKEA, в точке финского счастья — посидеть на деревянном кресле среди уютных вещиц, почитать книгу, выпить горячий чай. Во-первых, это всё очень масштабно, во-вторых, реально, в-третьих — креативно.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

The Community стал стартовой площадкой не только для будущих ивент-организаторов, но и профессионалов, которые только пробовали себя в качестве лекторов. «Им заходит, они чувствуют себя более уверенными после выступлений у нас. Начинают делиться своими знаниями и больше не боятся признать себя профессионалами для других. У нас, кстати, один спикер хорошо высказалась на эту тему: “Синдром самозванца у всех профессионалов есть. А время на выступление — оно всё равно так или иначе уходит”», — говорит Гоша.

Второй сезон ребята продвигали в большей степени через инфлюенсеров, и на этом этапе столкнулись с «просто колоссальным» количеством отказов.

— Я не знаю почему, но люди, у которых тысяча подписчиков, считают своим долгом взять деньги за рекламу, за упоминание в сторис. А были ребята, у которых за 30 тысяч и которые говорили: «Вообще без проблем, поехали, у вас классный проект — я бы тоже пришла».

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

За оба сезона команда вложила 10 тысяч рублей из своих средств: в основном они пошли на печатную продукцию. Но финансовую сторону проекта его создатели не считают ключевой. «Если бы я получил, условно, 100 тысяч рублей за вот эти проекты, но не получил бы ничего из нематериального, то это было бы вообще не интересно», — признаётся Гоша.

Первый коммерческий интенсив и варианты монетизации

Весной 2020 года команда планировала другой, автономный и самостоятельный проект — это должен был быть платный двухдневный интенсив для тех, у кого уже есть опыт на рынке ивентов. Ребята не только собрали новых классных спикеров и договорились с локациями, но и разработали несколько «пакетов» участника, где цена зависит от количества мастер-классов, лекций и консультаций со спикерами. По стоимости — от полутора до шести тысяч за билет.

— Это такое же образование, да. Но в этот раз это краткосрочная школа с очень понятным вектором. Сюда приходить нужно в первую очередь не за нетворкингом (хотя без него никак), а за сублимированными знаниями.

Максим Россин
сооснователь The Comminity

В конце зимы уже открыли продажи билетов — шли они, как говорят ребята, очень хорошо. В плане было продать 100 билетов, то есть минимальная выручка, на которую рассчитывали, — 150 тысяч рублей. 

— Но вирус нам подпортил всю малину. Мы долго тянули, думали, что будем переносить. Но в итоге решили, что никакого онлайна. Будем ждать официального разрешения, потому что иначе нереально. Но пока мы ушли в минус только по комиссии за продажу билетов, таргет, сайт. Хотя это смешные деньги. Тут больше жалко свои временные ресурсы.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

В планах у The Community — подать заявку на президентский грант, но пока эта идея лишь на стадии обсуждения в команде. Возможный максимум — три миллиона, однако ребята уверены, что это недостижимые цифры, и рассчитывают на меньшую сумму. Для заявки нужно полноценно представить проект, составить смету, пройти все конкурсные отборы.

— По сути, мы будем заниматься тем же, что и наши участники на финале. Только бороться придётся не за стажировку, а за грант. И есть один вопрос, после которого всё рушится: «Вы дважды это сделали без денег. Зачем они вам?». Но ответить на него нам стоит в первую очередь самим себе.

Гоша Гончаров
сооснователь The Comminity

Фотографии предоставлены The Community

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: