Практики / Проекты

Это FutureInApps. Казанцы, создающие аналог Telegram

«Мастера России» рассказывают, как IT-компания из Казани выросла из офиса в съёмной квартире до представительства в США и почему её основатель по-прежнему считает себя татарстанским бизнесменом.
05 июня 2018
Share this...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter

Десять лет назад Айрат Галиуллин создал в Казани «гаражную» IT-компанию. Пять человек ютились на 15 квадратных метрах, но уже тогда делали проекты, которые конкурировали с продукцией крупных фирм. Теперь во FutureInApps работают больше 40 человек, часть из них — в представительстве компании в США. Как из локального проекта вырасти в международный и зачем татарстанским «айтишникам» создавать конкурента Telegram — Галиуллин рассказал «Мастерам России».

текст:
Юлия Красникова

Как продать проект, которого ещё нет, и что значит telem по-татарски

Первая команда Айрата Галиуллина состояла из пяти человек — дизайнеров и программистов.

— Работали прямо в квартире, — вспоминает бизнесмен. — Кажется, другим квартирантам это мешало. Уже потом арендовали офис — «квадратов» на 15, наверное. Забились туда, как селёдка в бочку: нам же ничего особого не было нужно, главное — компьютер, мозги и хороший коллектив, — и айда продавать.

Компания начиналась как проект по разработке приложений и сайтов. В первое время продажами Галиуллин занимался сам. Он считает, что человек, который не имеет опыта самостоятельных прямых продаж, не может называть себя бизнесменом. Свой день он начинал тогда с поофисного обхода одного из казанских бизнес-центров — именно так у компании появились первые клиенты.

Одним из первых проектов, который заказали будущей FutureInApps в Казани, рассказывает Галиуллин, стала система обработки изображений, распознавающая на фотографиях скрытые или нечёткие объекты. Аналогичные сервисы на тот момент были только у Microsoft.

На всю Россию FutureInApps прославилась благодаря проекту, которого пока в реальности нет. В апреле 2018-го Айрат Галиуллин анонсировал начало работы над, по его словам, принципиально новым мессенджером на основе блокчейн-технологии под названием Telem — в государственных СМИ его уже назвали «аналогом Telegram».  Созвучие названия своего продукта с мессенджером Павла Дурова Галиуллин называет совпадением и предлагает считать его данью родному языку —

«Telem» по-татарски означает «моя язык» и созвучно английскому «tell them».

В Татарстане СМИ активно называют Telem  «татарским» мессенджером. Айрат Галиуллин уточняет, что это не совсем так. Несмотря на то, что это действительно первый мессенджер с поддержкой татарского языка, его команда готовит локализацию продукта для почти 40 языков мира.

По коротким описаниям, которые Галиуллин сообщает журналистам, можно точно говорить, что в Telem появится возможность подключать к разговорам онлайн-переводчик, что позволит пользователям расширить географию своих контактов — правда, функция онлайн-перевода будет для пользователей платной: она рассчитана на бизнес-аудиторию будущего мессенджера.

Кроме того, предполагается, что в мессенджер будет встроена простая и интуитивно понятная форма создания ботов, которая позволит пользователям оформлять свои интернет-магазины и сервисы внутри Telem без участия IT-специалистов и особых знаний. В проекте будет реализован собственный протокол передачи данных и шифрования, само приложение должно децентрализовано выполняться внутри блокчейн-сети на стороне узлов, рассказывает автор. При достаточном количестве пользователей это должно сделать Telem безопасным и устойчивым к любому вмешательству мессенджером.

Сам разработчик конкурентным преимуществом продукта называет его независимость.

— Маркетплейс мессенджеров на самом деле свободен. Есть реальные игроки, которые не зависят от больших IT-холдингов? Их практически нет. Мы будем независимым мессенджером. Пока предполагается, что это будет финансово независимый ресурс.

Айрат Галиуллин создал свою компанию 10 лет назад, но запуск главного её продукта запланирован только на 2019 год

Несмотря на то, что самого мессенджера ещё нет, у Telem уже есть сайт и группы — правда, пока их сложно назвать «раскрученными»: в самых популярных соцсетях на паблики проекта подписано чуть больше ста человек. Однако релиз запланирован на апрель 2019 года, и компания собирается весь год подогревать интерес к нему у потенциальных пользователей. К таковым предприниматель относит всех, у кого есть смартфон.

— Сейчас начинаем формировать сообщество. В него войдут те, кто уже купил акции и кто просто вовлечён в проект. Там, глядишь, и наберётся сообщество числом с шестью циферками или даже с семью, — мечтает Галиуллин.

Пока в незапущенный проект инвестировали средства около тысячи человек: они купили порядка 9 тысяч акций Telem стоимостью 100 рублей каждая.

— Инвесторы в проекте заинтересованы, — утверждает предприниматель и негодует. — Но почему-то мало русских стратегических инвесторов. Я думаю, в России найдётся инвестор, который решит вложиться не в криптовалюту, а в реальный продукт, подкреплённый мозгами и опытом. Что ещё для инвестора нужно?

В ближайших планах Галиуллина — вывести Telem на ICO, а затем провести IPO, которое он называет шагом к стабильности.  

Почему в Татарстане скрывают своих IT-шников и зачем учат китайский язык

В любом бизнесе есть свои проблемы. В случае с IT-проектами — это кадровый голод. Галиуллин говорит, что вчерашние выпускники приходят устраиваться на работу с дипломом наперевес и требованием зарплаты в 100-150 тысяч рублей.

— Но их знания и навыки столько не стоят. У них нет понимания, что, если ты пришёл в компанию, ты будешь расти вместе с ней, соответственно, и твой доход будет расти. То, что сейчас мы видим, — это погоня за деньгами при отсутствии опыта.

Изменить ситуацию, на его взгляд, может плотное сотрудничество бизнеса и вузов.

— Чтобы они на примере действующих предпринимателей понимали, что бизнес — прикольная шутка. Но он не строится только на деньгах. Должно складываться понимание, какую важную роль сотрудник играет на стадии зарождения компании.

Сейчас в компании работают 40 человек. Сотрудники делятся на две группы: основной состав — 15 человек — и «скамейка запасных». Реальная численность коллектива компании варьируется в зависимости от загруженности заказами. Один из офисов компании открылся в США — несколько сотрудников постоянно находятся там.

— Мы себя позиционируем как международная компания, но скромничаем и уточняем, что мы из Татарстана, — говорит Айрат.

Татарстан считается одним из самых развитых в плане IT регионов России. В 2012 году здесь был основан город Иннополис, в котором работают несколько десятков IT-компаний. Более половины резидентов Иннополиса переехали в Татарстан из других регионов страны.

При этом клиенты FutureInApps живут не только в России и США, но и в Китае. Несколько менеджеров FutureInApps специально изучают китайский язык, чтобы осваивать восточноазиатский рынок: Галиуллин называет Китай передовой державой и призывает коллег идти в ногу со временем, ориентируясь не только на западных клиентов.

— Там люди тоже ищут качество работы. И на Западе, и на Востоке понимают, что реализация продукта на территории России обойдётся в разы дешевле, чем в той же Америке, потому что себестоимость продукта ниже.

Фотографировать офис и своих сотрудников для статьи Галиуллин не разрешает. Личности входящих в основной коллектив программистов он скрывает — чтобы «не схантили». По его словам, желающие пополнить коллектив FutureInApps проходят стресс-тесты, похожие на те, что дают кандидатам при устройстве в ФСБ.

— Это похоже на тщательный искусственный отбор с элементами естественного, — шутит предприниматель.

Внутри команды Галиуллин старается поддерживать «здоровую конкуренцию».

— У нас работают преимущественно парни. Мужчины от природы своей конкуренты. Поэтому важно, чтобы, когда заходишь к ним в кабинет, было видно, как они пыхтят, стараются друг друга переплюнуть.

Стратегия, регламенты и интерес — составляющие IT-бизнеса по-казански

За без малого десять лет работы Галиуллин вырастил сеть аффилированных с основной компанией проектов в разных сферах бизнеса.

— Делать бизнес — это прикольно. Странно зацикливаться на одном. Человек должен уметь делать хорошо что-то одно. Но это же не исключает, что он не может чем-то другим интересоваться?

Первостепенная задача на старте любого проекта — прописать регламенты и бизнес-процессы, уверен бизнесмен.

— Если их не соблюдать, получится IT-компания, которая делает некачественные, шаблонные сайты. Я говорю про среднестатистическую фирму, которая делает сайты «тяп-ляп», но зато показывает в цифрах, сколько у неё «крутых» кейсов.

Во FutureInApps регламенты прописаны для каждого сотрудника и постоянно обновляются. Для основного состава правила строже, для «запасного» есть послабления. Для отдела продаж и вовсе указано, с чего менеджеры должны начинать каждое рабочее утро.

— Самое важное, что нужно сделать, — это расписать в самом начале долгосрочную стратегию, включающую и производство, и маркетинг, — объясняет Галиуллин. — Это не бизнес-план, это именно стратегия развития на 5-10 лет, которая чётко будет раскрывать любому человеку, что у вас за проект и почему он хорош. Нет стратегии — нет бизнеса.

Главная особенность рынка IT в России, считает Айрат Галиуллин, — возможность найти свою нишу и сформировать интересный продукт, отличающийся от других. При этом интересно, говорит предприниматель, чей самый громкий проект называют «импортозамещённым мессенджером», придумывать что-то новое, а не бороться с запретами.

— Самое ужасное, что может быть в IT, — это рамки. Если есть рамки, зачем тогда вообще что-то разрабатывать? — спрашивает бизнесмен.

Фото: Елена Догадина