Практики | Авантюра

Что такое стихийное волонтёрство и как с ним работать: опыт проекта «Есть дело»

«Есть дело» — это волонтёрский проект из Новосибирска, где текучка кадров — не минус, а обязательный атрибут концепции. Каждая акция помощи — новый состав неравнодушных, для которых только два условия — наличие хотя бы одного свободного часа и интерес к происходящему. Волонтёры помогают ветеранам, развлекают детей с ограниченными возможностями здоровья и меняют «полцарства» на «шампуньку» для социальных домов.

О том, чем вдохновляет и в то же время пугает такое «стихийное» волонтёрство, мы поговорили с основательницей проекта Дарьей Поповой.
Текст:
Маша Кокоурова

Оказание скорой и локальной помощи

В марте далёкого 2010-го Дарья вместе с другом Антоном смотрела очередной репортаж о ветеранах войны, и в какой-то момент оба сошлись на мысли, что накануне Дня Победы внимание в основном уделяют лишь участникам боевых действий, забывая о тружениках тыла. Несправедливость они попытались исправить делом и обратились в официальные организации, однако порыв не принёс результатов: никто на их письма не откликнулся. Но друзья вернулись к этой идее спустя два года, и в 2012-м смогли привлечь районный центр социального обслуживания.

Мы анонсировали акцию через ВКонтакте, и благодаря комьюнити Академгородка и студенчества НГУ легко собрали деньги на подарки и цветы для 86 тружеников тыла. Помогали нам около 70 человек: мы заранее поделили их на маленькие группы, и всё 9 Мая они ходили в гости к старикам, слушали их истории, пили чай. Такой формат сохраняется из года в год, только поздравляем мы уже от 150 до 260 ветеранов.

Дарья Попова
основательница проекта «Есть дело»

Из такого опыта стихийного сбора неравнодушных людей и родилась идея создать «Есть дело». Дарья и Антон понимали, что концепция упорядоченной, строгой организации с постоянным обучением и взаимодействием им не подходит: просто нет времени, поэтому и обозначили свой подход к улучшению мира как «стихийное» волонтёрство. А сотрудничество с центром соцобслуживания продолжается до сих пор: уже девять лет они поздравляют с праздниками одиноких стариков, семьи с детьми с ОВЗ. Другого взаимодействия с муниципальными структурами у проекта нет.

Бесплатный курс

Как устроено социальное предпри­ни­ма­тельство

Спикеры курса рассказывают обо всех этапах становления социального проекта — от концепции и идеи до основных моделей монетизации.
Бесплатный курс

Как устроено социальное предпри­ни­ма­тельство

Спикеры курса рассказывают обо всех этапах становления социального проекта — от концепции и идеи до основных моделей монетизации.

Организаторы постепенно увеличивали число помощников на разных акциях, но мыслей о масштабировании — хотя бы в рамках города — у них не было. В 2012 году ребёнку Дарьи только исполнился год, а Антон работал на другом своём стартапе в полную силу. Поэтому все мероприятия они проводили по возможности, рассчитывая на ресурсы комьюнити Академгородка. Вскоре и у Антона появились дети — свободного времени не осталось совсем. Тогда к проекту присоединилась Анна, заменив выбывшего участника дуэта. Её зона ответственности — все вопросы, касающиеся логистики, а Дарья продолжает отвечать за идеи, соцсети и связь с «большой землёй» — муниципальными и благотворительными организациями. Также обе девушки не оставили и ручной труд: они вместе принимают, сортируют вещи и составляют посылки по запросу.

— Стихийное волонтерство — это удобный формат, когда деятельность активизируется время от времени. И опять же у нас попросту нет возможности и необходимости привязывать к себе людей на регулярной основе. Но, честно говоря, уже девять лет с нами работают те, кто присоединяется к нашим инициативам, — «постоянно-стихийные» волонтёры.

Дарья Попова
основательница проекта «Есть дело»

Моменты, когда хочется всё бросить, и склад

Волонтёрами здесь называют не только тех, кто участвует в акциях, но и тех, кто помогает с доставкой посылок со склада до благотворительных организаций. Или тех, кто откликается на целевые сборы в инстаграме проекта. Например, пост с рассказом о семье из социального дома, ожидающей малыша, помог за 15 минут найти и кроватку, и коляску. 

«Называть этих людей “наши добрые люди” — странно, — говорит Дарья. — Это тоже наши волонтёры. Стихийные. Стихийно предложили — стихийно привезли».

«Просто неравнодушный» — это качество Дарья называет главным для волонтёра «Есть дело». Вступают в стихийные ряды люди всех профессий и возрастов: от студентов и преподавателей до молодых мамочек, айтишников и актёров; о проекте узнают из соцсетей, но чаще всего — от знакомых. 

Масштабного обучения, как в официальных организациях добровольцев, здесь нет, но есть инструктаж перед мероприятиями. Например, на Новый год «Есть дело» поздравляет детей с ОВЗ, поэтому волонтёров — Дедов Морозов и Снегурочек — социальные работники обязательно знакомят с рекомендациями по особенностям общения.

Впрочем, отсутствие грандиозных волонтёрских школ и повсеместного охвата горожан не мешает «Делу» расти локально. В сентябре прошлого года девушки открыли социальный склад, где принимают вещи, сортируют их и передают в благотворительные организации или малоимущие семьи адресно. На аренду склада в месяц уходит 16,5 тысяч рублей: в первые месяцы оплачивали её из собственных сбережений — тестировали актуальность идеи, а с апреля аренда покрывается благодаря донатам от друзей.

— График работы не самый удобный для сдающих, но он составлен исходя из наших возможностей с учётом работы и дополнительных занятий детей. Мы ведь по-прежнему делаем что-то исходя из своих возможностей. С другой стороны, среди наших партнёров более десяти НКО, которые помогают и мамам-одиночкам, и людям, оставшимся без крыши над головой, и пожилым. А ровно год назад и склада ещё не было, и этих партнёров у нас не было.

Дарья Попова
основательница проекта «Есть дело»

На данный момент основная сложность и одновременно главная задача — выстроить работающую систему доставки вещей в область, где нуждающихся по умолчанию больше. Это не только одежда и обувь, но и бытовая техника, игрушки, детский транспорт, посуда — для этого девушки планируют расширить штат склада. Но порой и эти относительно скромные планы хочется нарушить.

— По-настоящему тяжело морально бывает в моменты, когда с трудом совмещаешь волонтёрство с основной работой. Бывает порыв всё закрыть и уйти в полноценный рабочий день, реализуя свои карьерные и финансовые амбиции.

Дарья Попова
основательница проекта «Есть дело»

Монетизация — это не стыдно

Сравнивая волонтёрские движения в столицах и Новосибирске, Дарья уверенно говорит, что экоинициативам в регионах выживать сложнее. Например, невозможно сдать после сортировки непригодную, разбитую обувь: просто некуда — приходится выбрасывать. Городской магазин, который принимает старую обувь и отправляет в Москву, девушкам в помощи отказал: не обладает ресурсами принимать большие объёмы. С Tetra Pak, зубными щетками и карточками чуть проще: в Новосибирске их собирают инициативные ребята — они уже собственными силами доставляют всё это в Москву.

— Но всё же социальное волонтёрство у нас в городе вполне развито, мне кажется. Есть сферы, где помощь людям оказывается только благодаря волонтёрам: доставка лекарств ВИЧ-инфицированным, оказание помощи бездомным — мы сотрудничаем с большой организацией, которая помогает таким людям на всех этапах. Главный ресурс социального волонтёрства — хорошие люди, а в Новосибирске с этим проблем нет.

Дарья Попова
основательница проекта «Есть дело»

С сентября девушки планируют открыть онлайн-магазин в инстаграме, чтобы монетизировать свою рубрику «Полцарства за шампуньку». А пока в ней девушки обменивают советские артефакты, нарядные платья и обувь на бытовую химию, которую потом передают в социальные дома и благотворительные организации.

Дарья уверена, что подобные инициативы обязаны монетизироваться: это продлевает их жизнь и мотивирует развиваться. Но девушки это осознали и приняли не сразу. Сначала было что-то вроде «Что вы, нам хватает на аренду — и уже хорошо». А позже на склад «Есть дело» как-то приехала девушка, открывающая ресурсный центр для детей с расстройством аутистического спектра, которая говорила точно такую же фразу: «Главное — аренду покрывать будем, и достаточно».

— Тогда мы поняли, насколько глупо звучат слова о том, что коммерциализация социальных проектов, выводящая их из области волонтёрства в социальное предпринимательство, — это что-то постыдное.

Дарья Попова
основательница проекта «Есть дело»

Фото предоставлены проектом «Есть дело»

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: