Практики / Интервью

«У меня нет знаний, как сделать проект успешным, но я очень хочу попробовать»

24 апреля 2019
Share this...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter

Основатель «Плохого Воронежа» Марк Болдырев придумал логотипы к самым опасным районам города, которых на самом деле нет на карте. Он напечатал с ними стикеры и сделал футболки, а позже планирует запустить коллекцию носков. Мы поговорили с Марком о проекте, построенном на плохой стороне города, и о том, почему не получается сделать его коммерческим.

текст:
Даша Козлукова

— Как тебе пришла идея сделать стикеры с самыми неблагополучными районами Воронежа?

— У коллеги был день рождения, а он сам из Машмета, и мы думали, что ему подарить. И, поскольку я дизайнер, мы решили сделать для него кружку с принтом. Я «скрестил» иконки бутылки и биты, а фраза «Танцуй, пока молодой, мальчик» сразу пришла мне в голову, — так получился логотип Машмета. Мы с ребятами поугарали, я выложил картинку в инстаграм и забыл.

А потом друзья стали мне показывать фотки машин, на которых наклеен мой логотип, хотя я сам тогда ещё не печатал стикеры. Такое было раз пять, а потом у Варламова в посте наткнулся на фотографию машины с моим же логотипом. Но последней каплей стало то, что какой-то парень сделал лого Придонского (района Воронежа, — прим. ред.) в том же стиле.

Машмет — район Воронежа, о котором сложился стереотип самого криминального места в городе, потому что раньше там жили бывшие заключённые. Название получил из-за расположения — рядом находится завод «Рудгормаш», который раньше назывался «Машмет».

И я подумал: раз людям зашло, значит, надо продолжить историю, поэтому придумал ещё шесть логотипов.

— С Машметом всё понятно, но по какому принципу ты отбирал остальные районы? Их же нет ни на одной официальной карте города.

— Изначально я создал логотип Машмета, обыграв его криминальную славу опасного района, куда лучше не ходить вечером и где могут отжать телефон. Затем я стал развивать эту идею: брал другие районы, вокруг которых сложился миф, что они опасные. Например, мой родной Пивзавод, ВАИ, Девятку — это самые известные места с дурной славой. А потом выяснилось, что по всему городу есть куча неофициальных районов (они не отмечены на карте Воронежа, но их названия используют горожане, — прим. ред.), которые считаются криминальными. Мне даже стали писать люди: «А сделай Богданку, а сделай Глинозём, Остужку».

Марк Болдырев
создатель проекта «Плохой Воронеж»

 Тему «криминальности» я продолжил и в названии «Плохой Воронеж». Я не постеснялся его взять потому, что это некая сатира на негативную сторону города. И, как мне кажется, она осталась в прошлом: сейчас тот же Машмет — абсолютно нормальный район, где много новых домов, живут в нём обычные люди. Всё ушло в прошлое. Это как ностальгическое воспоминание. Я не боюсь это показывать, сделав акцент на плохой стороне.

— А тебе не было обидно, что люди напечатали наклейки на машины с твоим логотипом без разрешения?

— Когда паблик «Типичный Воронеж» репостил наклейку на тачке, мне стало очень обидно — я возмущался в комментариях. Но потом выяснилось, что ребятам с Машмета просто понравился мой логотип, они его напечатали и расклеили по своим машинам. Сейчас я даже благодарен им, потому что это и смотивировало меня продолжить идею и развить из неё целый проект. Так, я сделал логотипы ещё нескольким районам, запустил сайт и открыл предзаказ на стикеры.

Я надеялся, что будет много желающих прислать мне деньги, на которые я напечатаю первую партию. Но всё было не так круто, как я ожидал, поэтому я вложился сам и начал продавать.

— Для подписи на логотипах ты берёшь цитаты из песен «Сектора Газа» и Михаила Круга. С «Сектором Газа» всё понятно (Юрий Хой родился в Воронеже), но почему Круг? И по какому именно принципу ты подбираешь цитаты к районам?

— Там не всё из их песен. «Танцуй, пока молодой, мальчик» — это Газманов, попсовая песня. А «Девятка — мать порядка» — у нас на районе так говорили. Ничего не придумал, оставил так, как есть. Юрий Хой сам воронежский, очень много пел о городе, и в его песнях идеи пересекаются с моими мыслями. Про ВАИ, например: «Я живу на ВАЯх, мне, поверь, не ведом страх», про Чижовку: «Я на потолке затяну петлю».

Когда нахожу строчки, которые подходят к названиям районов, я их использую. А Круга беру потому, что в таких районах многие ребята слушают шансон.

Иногда цитаты напрямую не связаны с районом, но кажутся мне интересными. Для Придачи я выбрал: «Мы упьёмся самогона всем смертям назло» из песни «Казачья» «Сектора Газа». А для Крестов — из песни Круга «Кресты», где есть фраза: «Это судьба и разлука для многих». У него про питерские Кресты, а у меня — про воронежские. Важный критерий — чтобы фразы были среднего размера и умещались в логотип.

— Ты изучаешь историю района?

— Да, изучаю, но не то чтобы хожу в краеведческий музей. Например, Семилуки богаты археологическими памятниками: там в ХХ веке проводилось множество археологических раскопок, поэтому на логотипе — кирка.

Как построить собственный  проект на особенностях города или региона, вы можете узнать из нашего бесплатного онлайн-курса «Как использовать локальную идентичность». 

— На логотипе к Северному у тебя изображён котёнок с улицы Лизюкова. Мне понятно, почему ты выбрал именно его, но тебе не кажется, что он выделяется среди других логотипов?

— Да, я знаю. Я долго думал, что поместить, и в итоге всё-таки выбрал котёнка, потому что это очень известный символ и в Северном ему стоит памятник. Чтобы он больше подходил под остальные логотипы и смотрелся опаснее, я нарисовал ему длинные когти. Если не за что зацепиться, то я использую стандартные «опасные» иконки — бутылка, нож, пистолет. Чижовка, например, птичка и нож, Юзы — пистолет.

Котёнок с улицы Лизюкова — персонаж известного советского мультфильма, который стал одним из неофициальных символов Воронежа.

— Почему ты делаешь логотипы только несуществующих районов? А для официальных собираешься разрабатывать?

Марк Болдырев
создатель проекта «Плохой Воронеж»

 Нет, в этом фишка — в андеграунде. Например, Советский район есть на карте, а моих районов нет. У меня была идея нарисовать карту неофициальных районов и разбить их по цветам, как в GTA разные банды. Но на это нужно много времени.

— А у тебя наклеен где-нибудь твой район?

Конечно, на ноутбуке — Пивзавод. Я его придумывал с особым трепетом. Когда я придумал логотип Машмета, мне мои пацаны сказали: «В смысле, а где Пивзик?». Поэтому вторым был он. Здесь долго думать над фразой не пришлось: слова сами собой пришли в голову.

На нём — пиво, рыбка и надпись: «Губит людей не пиво, губит людей вода».

— Один стикер у тебя стоит 100 рублей, а пак из 11 районов — 500. Часто их покупают?

— Если честно, нет. Я не вижу это как коммерческий проект. Он рассчитан на очень узкий круг людей, непосредственно связанных с районом.

— Я с тобой не согласна. Мне кажется, это была бы очень крутая сувенирка для туристов. Потому что в Воронеже нет других локальных брендов, чью продукцию можно привезти из поездки.

— Возможно, это и правда имеет место как сувенир. Единственное — боюсь, что людей отпугнёт негативная сторона. У меня даже логотип проекта (герб Воронежа, где вместо кувшина — бутылка) дерзко смотрится. Есть ещё проблема, что пока стикеры можно купить только у меня. Я пытался договариваться с несколькими модными магазинами одежды. Один мне отказал, а со вторым всё зависло. Правда, на недавнем маркете я познакомился с парнем с тату-студией, и он предложил мне расположить стикеры у себя.

Марк Болдырев
создатель проекта «Плохой Воронеж»

— Сейчас мне не хватает времени на продвижение, потому что есть работа и другие дела. Тем более я дизайнер, и маркетинг — это не моё. У меня нет знаний, как сделать проект успешным, хотя я очень хочу попробовать.

Возможно, мне просто нужен маркетолог, который будет меня пинать, а то иногда мне бывает просто лень.

— Сейчас у тебя в основном друзья покупают?

— Да, в основном друзья. Поскольку я нигде особо не рекламирую, только через свои соцсети. Отправлял стикер-пак парням из Воронежа, которые переехали в Питер и Москву, они раздарили своим друзьям. По работе к нам приезжали клиенты из Москвы, и руководитель подарил им по стикер-паку как сувенир, связанный с Воронежем.

— Ты планируешь дальше развивать эту историю?

— Планирую. Сейчас я делаю стикеры, наклейки на машины и футболки. На футболках надпись района спереди и логотип «Плохого Воронежа» — сзади. Чтобы массово их продавать, нужна большая партия с разными районами, в разных цветах и размерах. Я пока не могу себе это позволить, поэтому просто покупаю футболку в масс-маркете и отдаю в печать. Для удобства сзади я печатаю логотип не района, а всего проекта, поэтому футболку я могу сделать с любым районом, даже если у меня нет его логотипа.

Марк Болдырев
создатель проекта «Плохой Воронеж»

— У меня есть клёвая идея — продавать носки. Футболка — не каждый готов пойти в ней, а носки — это очень модно же. Только я думаю делать не с районами, а написать «Плохой» на одной ноге и «Воронеж» — на другой.

Фото и иллюстрации: Марк Болдырев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: