Практики | Авантюра

Как устроены Wood Coffee Roasters — кофейни, выросшие из уазика

Иногда маленький кофейный бизнес может начинаться вполне как кино из 90-х: например, чтобы добыть машину для кофемобиля приходится ехать в неизвестность за тысячу километров. Специально для нас красноярское издание «Проспект Мира» поговорило с основателями кофеен Wood Coffee Roasters о том, как переквалифицироваться из учителя в бариста и спасти непопулярную кофейню.
Текст:
Александр Ибрагимов

От повара до бариста и бар-менеджера

В 2011 году Евгений Линин устроился поваром в набиравшую обороты сеть кофеен Traveler’s Coffee. До этого он окончил Красноярский педагогический университет и преподавал в кадетском корпусе — правда, профессией учителя пресытился уже через полгода. «Не моё», — объясняет Евгений. Поваром Линин, впрочем, тоже поработал недолго: в Traveler’s ему скоро предложили попробовать стать бариста. По его словам, отказаться было невозможно, потому что обучение проводил Сергей Васильев — «первый мастер-бариста Traveler’s Coffee Красноярска».

Через два месяца Евгений сдал аттестацию, а после полугода работы занял должность старшего бариста, «и закрутилось-завертелось». После Traveler’s Евгений не раз менял место работы. Среди прочего он оказался в ещё одной популярной некогда кофейной сети Красноярска — «КофеIn», — которая несколько лет назад работала в подвале на пересечении Мира и Дзержинского.

Евгений Линин

Там Линин снова прошёл путь от рядового сотрудника до старшего бариста, после чего его назначили бар-менеджером: «Я стал главным по бару, занимался разработкой нового и сезонного меню, обучал персонал».

Во время работы в «КофеIn» Евгений понял, что хочет запустить свой кофейный бизнес. «Сидел в кабинете и думал, что хватит работать уже „на дядю с тётей“, — пора что-то своё придумывать, — вспоминает он. — Покачивался на стуле и продумывал название, концепцию для своего будущего проекта. В принципе, умения, навыков и знаний у меня было достаточно, для того чтобы заняться собственным делом».

Первый уазик комом и помощь брата

Для начала в 2014 году Евгений Линин решил открыть мобильную кофейню — кофемобиль Wood Coffee Company. «В те времена в Красноярске как раз появилась новая волна мини-кофеен, которую запустили молодые предприниматели, своеобразные новаторы. Ну, соответственно, в эту волну влился и я».

По словам Линина, в то время ему пришлось трудиться в два раза больше и совмещать всевозможные должности: заработанные деньги он вкладывал в ремонт машины, которая должна была стать кофемобилем. Сам он в проекте отвечал за «кофейную составляющую», а машину ремонтировал и тюнинговал его друг. На преобразование автомобиля ушло несколько месяцев, но результат Евгения разочаровал: получившийся кофемобиль, по его словам, больше всего напоминал советский уазик. Линин описывает его словами «фиаско» и «монстр Франкенштейна»: «На улицу мы его тогда, конечно, не выпустили. Первый блин — комом».

О своей неудаче Евгений через какое-то время рассказал брату Денису Евгеньеву. Тот переехал жить в Красноярск и как раз искал себе занятие. Послушав брата, Денис предложил тому попробовать ещё раз, теперь уже с его помощью.

Чтобы не повторить прошлую ошибку, начинающие братья-предприниматели сразу определились с критериями автомобиля под мобильную кофейню. Машина должна была быть редкой, желательно ретро, а бариста мог бы работать в ней, выпрямившись в полный рост. Под эти параметры подходило не слишком много автомобилей, говорит Евгений, и, прикинув варианты, братья остановились на чешском ретрофургоне Avia A21. Единственная в Сибири «Авиа» продавалась только в Барнауле, до которого почти тысяча километров по трассе.

Денис приехал в Барнаул, однако на месте оказалось, что время не пощадило чешский фургончик. Сама машина была на ходу, но на кузове уже «не было живого места». На восстановление, по прикидкам Дениса, ушло бы слишком много времени, поэтому от покупки он отказался.

Денис поехал обратно в Красноярск без «Авиа». Уже на подъезде к городу Евгений скинул ему ссылку на объявление о продаже фургона Mercedes Benz T1 1980 года. Состояние машины было не идеальным, но все повреждения оказались поправимы. Более того, в фургоне уже было вырезано окно для торговли. Так Евгений с братом запустили свой кофемобиль. На нём они отработали лето: ИП Евгений зарегистрировал в июне 2015-го.

От мобильной точки к собственной кофейне

Параллельно братья пробовали оптовую торговлю кофейным зерном, рассказывает Денис Евгеньев. В поисках точек сбыта летом 2015-го они с Евгением зашли в недавно открывшуюся кофейню Rover Coffee на Карла Маркса.

«Хозяева оказались приятными ребятами и с удовольствием согласились сотрудничать. У них уже был свой крупный бизнес — магазины оптики, а кофейню они открыли больше для удовольствия, это стало их главной ошибкой», — вспоминает Денис, поясняя, что дела у кофейни на Маркса шли не очень: из-за высоких цен и плохого сервиса она не пользовалась популярностью.

К осени выручка Rover Coffee упала настолько, что не покрывала аренду помещения. И они [хозяева кофейни] предложили приобрести их умирающий бизнес. Недолго думая, мы согласились. Это загнало нас в большие долги, но очень приятная цена намекала, что такой шанс упускать нельзя. Приобретение готовой кофейни обошлось дешевле, чем открытие кофемобиля.

Денис Евгеньев
сооснователь Wood Coffee Roasters

Впрочем, со слов Евгения, затраты на кофемобиль и кофейню были одинаковы. На открытие мобильной кофейни братья изначально потратили 500 тысяч рублей, постепенно вложив в него ещё 300 тысяч. На покупку стационарной точки ушло 800 тысяч. Для стартового капитала использовали как свои, так и заёмные средства: «Что-то накопили, где-то занимали, частично брали небольшие кредиты», — уточняет Евгений. Сделку закрыли 28 сентября, название братья сменили на привычное для себя Wood Coffee Roasters.

Испытание трудностями, которое позволяет не бояться кризиса

На новом месте предприниматели с самого начала столкнулись с трудностями. Как говорит Денис, помещение в целом было довольно большим, но половину его занимал склад, «что с экономической точки зрения было убийственно». Да и сама кофейня, с его слов, ещё имела «крайне негативное мнение окружающих, поэтому её обходили стороной». Выручка на первых порах доходила до 1 500-3 000 рублей в день, вспоминают оба предпринимателя.

Первым делом мы сменили вывеску, продали огромную уродливую витрину, на деньги от продажи постелили ламинат, вместо ужасного белого кафеля. Перебрали все позиции в меню, опустили цену и завели свои первые соцсети. И первые плоды не заставили себя долго ждать: примерно к Новому году мы уже вышли на окупаемость, хоть и в режиме жёсткой экономии.

Первым делом мы сменили вывеску, продали огромную уродливую витрину, на деньги от продажи постелили ламинат, вместо ужасного белого кафеля. Перебрали все позиции в меню, опустили цену и завели свои первые соцсети. И первые плоды не заставили себя долго ждать: примерно к Новому году мы уже вышли на окупаемость, хоть и в режиме жёсткой экономии.

Денис Евгеньев
сооснователь Wood Coffee Roasters

Первые два года кофейня находилась в режиме постоянного ремонта и изменений: Линин и Евгеньев постепенно обновляли мебель, улучшали интерьер, вместо склада на втором этаже сделали ещё одну посадочную зону. Каждую копейку вкладывали в преображение кофейни. Как вспоминает Евгений, «делали всё сами, а со временем к работам начали подключаться наши „постоянники“».

Общие инвестиции в кофейню на сегодня перевалили далеко за два миллиона, поясняет Евгений. Окупить все вложения, по его прикидкам, удалось в течение полутора лет: «Это было очень тяжёлое, но одновременно и весёлое время, которое мы до сих пор вспоминаем с улыбкой. Наверное, это одна из причин, почему мы не сильно боимся кризисов, таких как сейчас: у нас такой опыт выживания».

Сейчас Wood Coffee — это небольшая сеть, состоящая из основной кофейни, занимающей два этажа в помещении на Маркса, и ещё одна точка в центре, работающая только навынос. По оценкам Линина, в месяц в кофейнях пробивают около 10 тысяч чеков (примерно 300 в день). Ежемесячные затраты Евгений Линин оценивает примерно в 900 тысяч, из них около 350 тысяч — зарплатный фонд.

Работа в условиях локдауна: поставщики, аренда и банки

В апреле в Красноярском крае, как и большинстве регионов России, ввели режим самоизоляции, который ограничивает, в частности, работу заведений общепита. Чуть позже в регионе ослабили режим: например, кофейням теперь разрешено торговать навынос.

Евгений признаётся, что переживать самоизоляционный месяц бизнесу очень сложно. По его данным, выручка и посещаемость в апреле упали примерно на 70%. В среднем в Wood Coffee теперь заходят 25-30 человек в день: «Каждый день приносит новые сюрпризы и новые требования от правительства. Приходится проводить огромное количество встреч и переговоров, чтобы минимизировать потери от происходящего».

По словам Линина, в режиме самоизоляции кофейня перестроила работу и начала работать на доставку и навынос. Также заморожена половина договоров с поставщиками услуг, которые не нужны для работы в таком формате. С большинством поставщиков перешли на оплату по факту привоза товара: «Они с удовольствием идут на уступки, так как дико нуждаются в оборотных средствах, плюс мы не наращиваем дебиторскую задолженность, а даже потихоньку уменьшаем её».

Частично удалось договориться с арендодателями: в одной из двух точек собственник согласился на нулевую ставку аренды за апрель. «Наши арендодатели тоже в нелёгкой жизненной ситуации и нуждаются в денежных средствах, — рассказывает основатель Wood Coffee. — Мы с ними договорились следующим образом: этот месяц у нас за аренду начисляется ноль рублей, но мы даём им часть арендной платы, которая будет вычитаться потом из платежей, когда ситуация нормализуется». Во второй кофейне братья договорились о снижении аренды на 50%.

Кроме того, Линин и Евгеньев написали о реструктуризации долга в банки, которые, «к сожалению, не пошли навстречу». На господдержку при этом в кофейне особо не рассчитывают.

По факту никаких мер на практике применить не получилось. С теми же кредитными каникулами — мы всем банкам написали заявления, а они нас послали, грубо говоря. Поэтому приходится надеяться только на свои силы. Я понимаю всю серьезность происходящего. Но при этом очень расстроили вялые и несобранные действия правительства. Если уж и вводили бы карантин, то жесткий и повсеместный, с заморозкой всех сфер деятельности и платежей. А так получается, что все гуляют, общаются, практически не замедляя распространения вируса, но при этом бизнес закрыт и все уже на грани разорения. Страшно представить, что ждет наше общество с такими темпами через два-три месяца.

Евгений Линин
сооснователь Wood Coffee Roasters

Фото: Мария Линина, паблик Wild Coffee Roasters

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: