Истории | Интервью

Что такое женское предпринимательство: спросили у основательницы платформы Miranna

Miranna.io — платформа консультаций один на один с ментором для женщин. Проект запустили несколько месяцев назад; его создательницы уверены в полезности и своевременности такой платформы.

Пообщались с основательницей проекта, юристом Екатериной Игошиной, и узнали, зачем выделять женский бизнес в отдельную категорию, в чём ценность проекта для менторов и почему от вовлечения женщин в экономику выигрывают все.

Екатерина Мокшанкина
Текст:
Екатерина Мокшанкина

— Кому и как пришла мысль о проекте? 

— В конце 2019-го меня пригласили юристом на платформу соинвестирования. Это формат, в котором собираются разные люди и через платформу вместе инвестируют в тот или иной проект. Тогда мне очень понравилась тема краудинвестинга, краудлендинга и краудфандинга.

Я нашла западные примеры платформ, которые сосредоточены на предпринимательницах и их проектах. Мне очень понравилась такая идея, и я решила самостоятельно сделать краудфандинговую площадку прицельно для женщин. В тот момент мне не хватало знаний о российском рынке краудфандинга, и хотелось пообщаться с людьми, которые на нём работают давно. 

Тогда я и поняла, что нет такого места, где я могу найти нужного человека с понятным бэкграундом и посоветоваться с ним, оплатив ему консультацию.

С краудфандингом в итоге не срослось: на этапе ресёрча открылось много нюансов, решать которые с теми вводными, которые у меня были, было бы сложно. Тогда я сосредоточилась на идее платформы с консультациями. Есть же такой формат meet for charity, и это благотворительная инициатива. А почему бы не сделать такую платформу, где я могу найти разных экспертов, заплатить за их время, а они поделятся своим опытом и помогут мне? 

Платформа консультаций для женщин

— Вы упомянули, что нашли модель поддержки женских проектов на Западе. То есть словосочетание «женский бизнес» существует не только в России? 

— «Женский бизнес» — это не только про Россию: на Западе уже давно стимулируется интеграция женщин в экономику, и это происходит по понятным и рациональным причинам.

Чем больше людей активно вовлечено в экономику, тем сильнее она растёт. Даже если опустить дискриминационные вопросы и те барьеры, которые у женщин были исторически, то это просто экономическая задачка. На Западе существуют организации, которые поддерживают только женщин-предпринимательниц, а ещё есть краудфандинговые площадки, где могут размещаться только женщины.

Екатерина Игошина

Екатерина Игошина
основательница платформы Miranna.io

— Чем «мужской» бизнес отличается от «женского»? Почему ему нужна отдельная поддержка? 

— Фокус делается для того, чтобы мотивировать женщин заниматься бизнесом, выйти из старых парадигм и стереотипов, когда женщина только сидит дома и занимается домашним очагом. Это своего рода диверсификация, как ни странно. Например, сейчас есть квоты для женщин в совете директоров больших компаний, и да, об этом идёт много споров. Это уже даже не женский бизнес, а «женские стулья». Кажется, зачем здесь гендерные роли, ведь важен не пол, а компетенции и вклад от заседания в совете директоров. Но, к сожалению, существует перекос, что мужчин везде больше, чем женщин, и выправить его пока что получается только такими механизмами. 

Есть ещё косвенный плюс в стимулировании женского предпринимательства. Во всём мире сейчас идёт запрос на создание социально ответственного бизнеса, то есть чтобы бренд не только создавал продукт, но и улучшал жизнь общества. И, как ни странно, женщин в социальном предпринимательстве больше, чем мужчин

Бесплатный курс

Как устроено социальное предпри­ни­ма­тельство

Авторы курса вместе с аудиторией идут от проработки концепции бизнеса до оценки его эффективности, рассматривая все аспекты социального предпринимательства.

Бесплатный курс

Как устроено социальное предпри­ни­ма­тельство

Авторы курса вместе с аудиторией идут от проработки концепции бизнеса до оценки его эффективности, рассматривая все аспекты социального предпринимательства (формулировку идеи, встраивание идеи в мировой контекст, поиск ресурсов, сбор команды, продвижение проекта и оценка результата).

Так что, если дать женщинам, которые занимаются социально полезным делом, больше инструментов, лучше будет всему обществу. 

— Факт того, что женщин меньше в предпринимательстве, не подтверждает стереотип о том, что она слабее? 

— Невозможно широким мазком определить, слабее или сильнее мужчина или женщина. Мы можем встретить женщину анатомически маскулиннее, чем какой-то конкретный мужчина. Но общество так складывалось долгими годами и веками, что женщине отводилась роль слабой единицы, отсюда и стереотип. Это именно роль, она не связана с интеллектуальными и порой физическими способностями.

Нужно сделать апгрейд этой роли, и, чтобы он случился, женщин нужно поддерживать.

Правда, к роли мужчин тоже очень много вопросов, потому что они тоже страдают от этой дискриминации. Чтобы выправить этот баланс, надо сфокусироваться на женщине. 

— В чём проблема роли мужчин?  

— Вообще, идеология феминизма — она и про мужчин тоже. В России мужчины откровенно меньше живут — по-моему, в среднем на 10-12 лет. Почему это происходит? Это в том числе проблема ролей: он должен зарабатывать, содержать кучу своих родственников — жену с детьми, родителей и сестёр с братьями. Вывозить эту функцию борца сложно, поэтому мужскую роль тоже нужно диверсифицировать. Мужчина может так же хорошо справляться с детьми. Почему бы женщине не побыть «добытчиком» и при этом мужчине взять на себя задачи по хозяйству и заботу о детях и родственниках? Если не навязывать мужчине роль маскулинного малоэмоционального «бойца», то, может, ему будет проще признавать свои слабости и, например, чаще ходить к врачу. 

Мужчины — первые интересанты, чтобы женщины активно интегрировались в экономику. Просто не все до этой мысли доходят.

Екатерина Игошина

Екатерина Игошина
основательница платформы Miranna.io

Платформа консультаций Miranna.io

— В команде менторов сейчас одни женщины. Почему так произошло?

— Смотрите, у нас нигде не висит объявление, что мы не берём менторов-мужчин. Просто изначально, когда мы оформили продукт в словах и нам понадобились первые менторы, нас идейно поддержали именно девушки. То есть сейчас мужчин нет, но в ближайшем будущем они появятся: уже есть договорённости. 

Есть и другая причина. В консультациях участвуют двое — есть адресат знаний, а есть тот, кто знания даёт.

Далеко не все эксперты умеют свои знания передавать другим — это тоже навык.

Фокусируясь на женщинах, мы помогаем им этот навык развивать. Это воодушевляет: недавно блогер и дизайнер Саша Ред провела первую сессию и была в восторге, что она смогла помочь другой женщине просто благодаря своему опыту. 

— На сайте предлагается консультация психолога. Зачем они нужны в проекте, связанном с бизнесом? 

— В формате бизнес-терапии к нам приходят девушки с любыми запросами. Чтобы в них разобраться и понять, какая конкретно помощь требуется клиентке, мы собираем команду из двух-трёх человек: чаще всего это я, Ксения — специалист по пиару и коммуникациям, а также SMM-специалист.

Несколько раз в процессе мы понимали, что у клиентки проблема не в плоскости бизнес-инструментов, а в личных установках, то есть это не к нам, а к психологу. Но сначала мы как будто отправляли девушек в воздух — безадресно, не рекомендуя никого конкретно. Когда эта критическая масса под грифом «к психологу» наросла, мы обратились к консультативно-психологическому центру «Элементарно» и предложили им сотрудничать с нами.

Екатерина Игошина

Екатерина Игошина
основательница платформы Miranna.io

— Как проводится сессия? 

— По сути, у нас есть два продукта — бизнес-терапия и личная консультация с ментором. Первый устроен так: мы получаем запрос от девушки, выходим в онлайн командой и работаем в формате брейншторма. В формате бизнес-терапии какой-то специальной подготовки не подразумевается: мы исходим из того, что наших скилов хватит. Если клиентка недовольна и считает, что ей не помогли, мы возвращаем деньги. За всё время был один такой кейс, когда мы поняли, что не вывозим: был сложный нишевый запрос из агросферы, условно «что делать с землёй». Там, как ни наштурмуй, если у тебя нет опыта, ты ничего не посоветуешь. 

Второй формат — когда нам присылают заявку на конкретного ментора и описывают свой запрос. Мы смотрим, оцениваем, соответствует ли опыт этого ментора запросу. Например, девушка выбрала специалиста по контенту, а по вопросам мы видим, что проблема в стратегии проекта. Мы согласовываем ментора, девушка оплачивает консультацию, и мы назначаем время. 

Профессиональные консультации для женщин

— Сессии длятся по 40 минут. Хватает ли этого, чтобы полноценно рассмотреть проблему? 

— Мы заявляем 40 минут, а по факту конференции длятся до часа. 40 минут в любой практике — это максимум эффективного разговора, ведь это не интервью, когда ты опрашиваешь человека, а активный диалог. Обычно дальше легко улететь в другие темы, поэтому по истечении 40 минут у нас звучит первый сигнал, что пора заканчивать, в 45-50 — второй. За нашу практику только один разговор длился 55 минут, и девушке показалось этого мало. Это была консультация, как выстроить отдел продаж в медиа, — обширная тема, которую за час не раскроешь. Мы посоветовали назначить ещё одну сессию с этим же ментором и продолжить. 

В начале встречи мы знакомим ментора и менти — того, чей запрос прорабатывается на сессии, — и дальше они общаются между собой. В беседе всегда присутствует администратор со стороны проекта (мы заранее готовим с нашей стороны вопросы ментору). Если менти улетает от своего запроса, администратор редко, но может вмешаться, чтобы помочь и вытащить из ментора всё необходимое. 

— То есть присутствует медиатор, который не даст сессии превратиться в разговор по душам? 

— Да, у нас присутствует админ. Он работает без камеры и микрофона, чтобы люди чувствовали, что общаются тет-а-тет. По итогу сессии мы пишем конспект обсуждения. Правда, бывают исключения. Недавно была одна сессия, когда разговор ушёл в сторону. Вроде поговорили хорошо, девушка осталась довольна, но мы понимаем, что по предмету мы, кроме двух пунктов, ничего не напишем.

Бывают вопросы, которые нельзя разбить на пункты и написать волшебные пилюльки-рекомендации.

Например, девушки могут спросить, как ментор совмещает работу и материнство. Это не совсем бизнесовый вопрос, на который можно получить пошаговый ответ, но это часть запроса, и иногда девушки начинают разговор именно с него.

— Как вы отбираете менторов? От чего зависит цена на консультацию? Не бывает ли такого, что спикер из-за занятости не успевает изучить запрос от клиента?

— У нас платформа invite-only, то есть мы сами приглашаем менторов. Когда мы обращаемся к интересующему нас человеку, то сразу проговариваем, что это менторская сессия-консультация, и она должна быть предметной. Ментор обязан изучить запрос и отвечать на него в хорошем настроении.

Каждый спикер выставляет ту сумму, за которую ему комфортно работать, мы отдельно проговариваем, что у нас социально ориентированный проект, то есть никто цены за консультации не ломит. Такого, чтобы ментор не подготовился, не было ни разу. А ещё мы договариваемся, сколько сессий ментору комфортно вести в месяц — скоро на сайте появится слот свободных часов у каждого конкретного человека.

Екатерина Игошина

Екатерина Игошина
основательница платформы Miranna.io

— Как часто у вас заказывают консультации? 

— Мы продаём консультации пока только шесть-семь месяцев и уже провели их больше 100. Из-за сезонности не получится назвать среднее число в месяц. 

— Как сезонность влияет на запрос? 

— Сезонность связана с деловой активностью осенью-зимой, когда в декабре подводятся итоги, все пытаются что-то успеть, — не до консультаций. Это общая бизнесовая сезонность, на которую реагирует наш продукт. Скорее всего, в новогодние праздники никому тоже будет не до консультаций, потому что все будут отдыхать. Подобных нашему проектов по России около 10 штук, и все они появились в 20-21 годах, поэтому пока что нет волшебной пилюли, как нам развиваться. Пока непонятен даже канал, через который стоит активно продвигаться. 

Бесплатный курс

Как найти деньги на проект

Стоит ли брать кредит, как найти инвестора, что такое краудфандинг и поможет ли государство — мы ответим на эти вопросы и разберёмся, какие финансовые возможности есть у молодых предпринимателей.
Бесплатный курс

Как найти деньги на проект

Стоит ли брать кредит, как найти инвестора, что такое краудфандинг и поможет ли государство — мы ответим на эти вопросы и разберёмся, какие финансовые возможности есть у молодых предпринимателей.
где найти деньги на проект

— Какие темы и вопросы интересуют клиентов чаще всего? 

— Темы зависят от специализации ментора. Если ты идёшь к дизайнеру, тебя интересуют оценка твоего портфолио, способы его наработки, поиск клиентов или как уйти из компании и работать на себя. Ко мне приходят с юридическими вопросам — то есть разбег очень широкий. Но из всей этой массы можно выделить общую мысль, которая движет женщинами: «У меня есть идея, но я не знаю, с чего начать». То ли бежать делать сайт, то ли инстаграм, то ли сначала идти создавать продукт. Ещё у клиентов бывает много страхов — сложно самой сделать первые шаги. Мы можем замотивировать потихоньку двигаться к своей цели, но по некоторым запросам, как я уже говорила выше, отправляем к психологу.

— Есть ли разница между запросами женщин из столицы и регионов? 

— Пока что кажется, что нет. Вопросы от московского дизайнера к профессионалу такие же, как и из региона. Мы не видим глобального отличия — может, к нам пока не приходили такие девушки. 

— Можно ли выделить общие черты у предпринимательниц, которые обращаются? 

— Вообще не хотелось бы, но можно. Первое — это возраст. Статистически есть определенный портрет женщины-стартапера, и наши клиентки в него попадают: чаще всего это девушки 25-35 лет, реже — от 35. Как будто бы сейчас больше клиентов, у которых нет детей. Иногда приходят совсем молодые девушки в 18-20 лет за карьерными консультациями: например, как нарабатывать портфолио. 30-40% из обратившихся к нам интересуются карьерной миграцией или развитием в рамках своей профессии, но большинство приходит за советами по развитию своего проекта. Ещё сейчас идёт волна социальных проектов, так что мы ведём переговоры с менторами, которые профессионально занимаются НКО. 

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: