Практики | Интервью

«Пора брать на себя ответственность за то, что мы носим»

Петербурженки Маргарита Резникова и Юлия Кисельер запустили экологичный бренд одежды Rishi всего несколько месяцев назад. За это время девушки создали апсайкл-коллекцию из вторичного денима, сумели договориться о поставках с несколькими шоу-румами в Москве и Петербурге, провели субботник и научили посетителей «Интеллигентной барахолки» кастомизировать свой гардероб.

Мы поговорили с Маргаритой о том, как они с соосновательницей пришли к идее устойчивой моды, зачем формировать вокруг себя сообщество и узнали, можно ли масштабировать апсайкл-бренд.

Беседовала
Анастасия Кокоурова

— Как вы пришли к идее устойчивой моды? Почему решили создать именно экологичный бренд? 

— Однажды мы с Юлей ездили в Москву, зашли в магазинчик, где были представлены кастомные изделия, — они, прямо скажем, были не лучшего качества. Мы тогда поняли, что являемся хорошими специалистами. У меня большой опыт: я профессионально занимаюсь дизайном и конструированием лет с 16. У Юли опыт немного поменьше, но она тоже очень интересуется этим ремеслом. Мы договорились: как только появится возможность, сделаем что-то своё. 

Поработав на людей, которые далеки от фэшн-индустрии, я поняла, что хочу воплощать свои идеи. У меня были какие-то сбережения, и я решила, что пришло время начать своё дело. Сразу предложила Юле быть со мной в одной команде, потому что знала, что у нас похожие ценности и идеи. 

Идея заняться апсайклингом пришла в голову Юле: она давно интересуется экологией и устойчивой модой. А мне всегда нравилось работать со старыми бабушкиными тканями: у меня все в семье были рукодельницами. Так мы и сошлись на том, что было бы здорово использовать вторичные ткани и делать из них что-то новое.

Маргарита Резникова
соосновательница бренда Rishi

Первые изделия были готовы к началу августа. Мы стали формировать проект не просто как бренд, а как комьюнити. Начали собирать вокруг себя людей, чтобы донести им свои ценности: не нужно покупать пять очень дёшевых футболок, а лучше взять одну качественную вещь, которая будет тебе нравиться и которую можно будет носить долгое время.

Пора брать на себя ответственность за то, что мы носим, откуда мы это берём и что будет с одеждой после того, как мы перестанем её носить.

— А как вы формируете комьюнити? 

— Например, мы организовали уборку пляжа в парке 300-летия Петербурга. Пришли незнакомые люди, человек 15, и мы собрали около 50 огромных мешков мусора. Мы вместе с девочками-волонтёрами всё рассортировали и сдали на переработку. 

Ещё проводим мастер-классы, на которых показываем, как из старых вещей сделать новые. На «Интеллигентной барахолке» учили посетителей делать из двух рубашек одну. Девочки приносили свои старые рубашки, вместе мы их кастомизировали, и они уходили фактически с новым изделием. Один раз пришёл парень — мы и ему помогли сделать классную рубашку. 

— Откуда вы берёте материалы для апсайклинга? Они должны соответствовать каким-то требованиям? 

— Мы принимаем старые джинсы у покупательниц и даём за это скидку. Ищем на барахолках, в секонд-хендах. Сотрудничаем с сортировочным центром «Спасибо», который отдаёт нам джинсы в непригодном состоянии — с потёртостями между ног и так далее. Ну и знакомые: у каждого освободилось по полке в шкафу, потому что я забрала джинсы у всех. 

Никаких требований не предъявляем и берём вообще любую джинсу — и тонкую, и плотную. Принимаем даже кусочки, которые остаются у рукодельниц, после того как они сами перешивают что-то.

Маргарита Резникова
соосновательница бренда Rishi

— В апсайкле вы работаете только с денимом? 

— Пока да, потому что джинсы — это неубиваемый материал. Плюс джинсы всё-таки примерно одинаковые: есть тёмные, светлые, средние, чёрные. Но с другими материалами тоже иногда экспериментируем.

— Расскажите о процессе создания вещей из апсайкл-коллекции. Как готовите ткань, есть ли какие-то особенности раскроя? 

— Сначала стираем все джинсы, если какие-то пятна не отстирываются, то с таким материалом мы не работаем. Потом отрезаем верхние части, отпарываем пояса, карманы, фурнитуру. Ткань обрабатываем паром и укрепляем изделия клеевым материалом, чтобы джинса была одинаковой плотности. Мы понимаем, что клеевой материал не самый экологичный, но такие изделия прочные и служат долгие годы. К тому же мы готовы взять на себя ответственность за то, что делать с изделием, после того как его перестали носить. 

Нам можно приносить наши вещи: мы снова с ними поработаем или грамотно утилизируем.

— Насколько сложно масштабировать такой бизнес? Ведь создать две одинаковые вещи фактически невозможно?

— Мы разрабатываем такие комбинации и последовательности, что изделия можно сделать по шаблону в рамках мелкосерийного производства. Хотя, конечно, из-за того что вся джинса разная, это всегда будут немного разные комбинации: пэчворк-композиции у нас составляет закройщица. Но в то же время определённые членения и сочетания цветов, которые вы видите на картинке, будут сохранены.

Когда мы придумываем дизайн изделий, ориентируемся на определённый материал, а если сталкиваемся с тем, что какого-то оттенка нет в нужном количестве, ищем его по всем доступным каналам. А если какая-то категория накапливается, то придумываем под неё дизайн, чтобы разгрести запасы, например, одного цвета.

Маргарита Резникова
соосновательница бренда Rishi

— Где производятся вещи? 

— У нас своё мини-производство — студия на Чёрной речке в Санкт-Петербурге. Туда же мы приглашаем по предварительной записи потенциальных покупателей, которые хотят примерить что-то. Пока мы работаем там фактически втроём: мы с Юлей, ещё есть портная, но она студентка, поэтому у неё неполная нагрузка. Сейчас у нас появились изделия зимнего ассортимента — я ищу ещё более профессиональных портных.

— Кроме апсайкла, у вас есть и базовая коллекция. Какие материалы используете для неё? 

— Для вещей из базовой коллекции мы выбрали инновационный футер, который пока не был представлен на рынке в Санкт-Петербурге. Он очень приятный с обеих сторон, и в нём очень комфортно в плане температуры. Думаю, он будет хорошо носиться в течение длительного времени. Из трикотажа шьём водолазки и боди. 

Выбирая материалы, мы смотрим, как они были произведены, откуда они, были ли при производстве соблюдены основные этические нормы, обращаем внимание на свойства материала, на то, можно ли будет носить вещи из них долгие годы. 

Маргарита Резникова
соосновательница бренда Rishi

— Как продвигаете бренд? 

— Развиваемся пока в основном в инстаграме. Запустить сайт нам пока тяжеловато: всё делаем своими силами. Вообще, пробуем разные варианты. Формируем комьюнити, как я уже говорила, сотрудничаем с шоурумами. Скоро будем представлены в корнере «Спасибо» в «МЕГЕ».

— А есть ли какие-то критерии отбора площадок — с кем хочется работать, а с кем точно нет? 

— Как правило, шоу-румы, которые работают с российскими дизайнерами, уже разделяют близкие нам ценности. Их покупатели ценят качество, профессионализм, хотят поддерживать местных дизайнеров, понимают, что качественная дизайнерская одежда стоит своих денег. 

Если шоу-рум, например, занимается гринвошингом, вряд ли мы будем готовы с ним сотрудничать.

Что касается масс-маркет-площадок, мы не против, чтобы наши вещи были на них представлены: так люди могут сравнить вещи локальных брендов с масс-маркетом и увидеть преимущества. Некоторые наши вещи можно купить, например, на Wildberries. 

— У Wildberries нет ограничений по минимальному количеству единиц, которые нужно поставить? 

— У них есть определённые требования — например, должны быть сертификаты на изделия, товарный знак. Но ограничений по минимальному количеству нет: наша первая поставка была из девяти костюмов, по три в каждом размере. 

— А почему апсайкл-коллекции там нет? 

— Мне кажется, к ней будут какие-то особенные требования. Но мы бы не смогли поставить хоть какое-то количество апсайкл-вещей, чтобы при этом не перенасыщать своё производство. Сложные изделия, такие как пуховик, мы в принципе предпочитаем выполнять по предзаказу, потому что не хотим тратить ресурсы, а потом ждать, когда подвернётся случай его продать. Зато по предзаказу мы можем бесплатно внести мелкие изменения в выкройку, если у человека нестандартная фигура: длинные руки, длинные ноги, высокий рост. 

— Вы писали в своём инстаграме, что при выходе на офлайн-рынок пришлось пересчитать цены. Почему? Из чего вообще складывается стоимость ваших вещей?

— Мы молодой бренд, и с нами не работал никакой маркетолог. Все цены я формировала сама, а я не финансист, поэтому пришлось учиться на собственных ошибках. Сначала казалось, что будет очень выгодно делать изделия из уже бывших в употреблении джинсов. 

На деле всё оказалось не так просто: сил уходит гораздо больше, как и бюджета.

Поскольку мы собираем из денима пэчворк-полотно, то есть фактически создаём новую ткань, самая большая статья расходов у нас — это труд. Когда мы вышли на офлайн-рынок, пришлось пересчитывать стоимость, поскольку у шоурумов достаточно высокая комиссия. Цены увеличились, но не намного. Всё-таки в первую очередь нам хочется заинтересовать покупателя, показать, какие вещи можно сделать из старых джинсов. 

— Как думаете, что за девушки носят ваши вещи? 

— Думаю, наших покупательниц в первую очередь объединяет не возраст или место проживания, а то, что они неравнодушны к тому, что происходит с экологией, и предпочитают стиль и долговечность. Но если говорить про географию, учитывая, что мы сами в Петербурге и представлены в двух шоурумах в Петербурге, то основные продажи пока здесь. Хотя есть заказы и из Москвы, и из регионов. 

Надеемся расширять географию: оказалось, что шоу-румы активно с нами сотрудничают и готовы брать наши вещи в коллекцию. Мы бы, конечно, хотели и охватить все регионы, и выйти на зарубежный рынок, но пока у нас нет логистов и менеджеров: делаем всё своими силами.

Маргарита Резникова
соосновательница бренда Rishi

— Вы используете экологичные материалы. Что ещё делаете, чтобы минимизировать ущерб окружающей среде? 

— Используем бумажные пакеты, хотя, конечно, тут есть вопросы, насколько это экологично, но их по крайней мере довольно легко сдать на макулатуру. Сортируем отходы на производстве и сдаём на переработку через «Экотакси». Шьём сами себе подушки, набиваем их ветошью, которая остаётся на производстве. 

Новый курс

Как запустить экологичный бизнес-проект

Эксперты бесплатного онлайн-курса познакомят с ключевыми этапами построения «зелёного бизнеса», с рисками и проблемами, существующими в данной сфере.
Новый курс

Как запустить
экологичный бизнес-проект

Эксперты бесплатного онлайн-курса познакомят с ключевыми этапами построения «зелёного бизнеса», с рисками и проблемами, существующими в данной сфере

Мы постоянно ищем идеи: недавно знакомая девушка, директор школы шитья, предложила забирать у них кусочки футера. Думаем шить из них лимитированные коллекции: как раз хотели попробовать применить апсайкл-технологию для других материалов, кроме денима.  

— Как экологичный бренд вы сталкиваетесь с критикой или, наоборот, чувствуете поддержку?

— К нам на производство время от времени проникают шпионы, проверяют, действительно ли всё так, как мы говорим, сортируем ли мы мусор, насколько мы экологичны. Иногда экоблогеры задают нам вопросы с подвохом.

Мы и не утверждаем, что экологичны на 100%, но мы открыты, отвечаем на любые вопросы, у нас всё прозрачно. Поддержка экосообщества тоже есть: нас включают в подборки устойчивых брендов, отмечают в инстаграме, рекомендуют знакомым.

Маргарита Резникова
соосновательница бренда Rishi

— Вы запустили бренд несколько месяцев назад, во время кризиса. Не боялись рисковать? 

— Я понимаю, что это было немного сумасшествием, но хотелось начинать сейчас, а не ждать. Сидеть и расстраиваться — гораздо хуже, чем рискнуть и сделать что-то полезное. Мы развиваемся — у нас пока нет плюса в бизнесе, но мы растём, как говорится, динамика положительная. Мы делаем всё открыто и честно, и нам искренне важно делиться своими идеями: всё это здорово и оправдывает риск. 

Фото предоставлены брендом Rishi

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: