Практики | Интервью

«Способные люди считают, что они здесь будут умирать»

«Туше» — бренд нижнего белья с характером, рождённый в карантин прямо в сердце Сибири. Мы поговорили с его создательницей Юлией Мальгиновой о трудностях поиска «своих» людей, поэтичности и силе сарафанного радио.
Текст:
Анастасия Квизикявичус
 

— Вы выбрали для своего бренда очень многозначное имя. Для вас «туше» (с французского touche переводится как «прикосновение», но есть и аналогичный спортивный термин, означающий поражение соперника, — прим. «Мастеров») — это больше про «прикосновение» или про «поразить» — поразить красотой?

— Про прикосновение. Почему прикосновение? Потому что наше бельё не чувствуется (даже одна из коллекций называется «Вторая кожа»). 

Мы стараемся шить вещи, которые не хочется снимать.

— С чего всё началось?

— В октябре 2019-го я задумалась о создании бренда нижнего белья: в тот момент в Тюмени ещё не было ничего подобного. Хотелось придумать что-то красивое и удобное, а главное — оригинальное, создать то, чего ещё не было.

— Дошло до того, что я разработала топ, потом подумала о поддержке: без неё невозможно, а косточки вредят нашему здоровью. Пришла мысль: а почему бы не добавить силиконовую ленту? И теперь это наша фишка: силиконовая лента поддерживает грудь и не чувствуется — этим мы отличаемся, во всей России такого нет.

Юлия Мальгинова
основательница бренда «Туше»

Запустились 27 августа — нас сейчас только-только начали люди чувствовать.

— Карантин прошёл мимо вас или всё-таки повлиял на бизнес?

— Мы родились в карантин: я весь локдаун тестировала вещи, 24/7 была в своём белье. Конечно, запуск немного затормозился: мы планировали стартовать в начале лета.

— Сколько потратили на запуск?

— Около 100 тысяч. Сначала думала, что хватит 30: что там, отшить парочку комплектов — и всё. А потом начала искать то, что качественно, что откликается. Я искала производство ткани в Тюмени, Екатеринбурге, ездила в Челябинск, Москву, Петербург. Сейчас заказываем [ткань] в Москве и Челябинске: сначала брали много, рулонами, теперь по спросу ориентируемся.

— Когда бизнес начал окупаться?

— Где-то на третий месяц, наверное. В начале о нас никто не знал. Мы начинали втроём — я, контент-менеджер и швея. Швею искала долго: в Тюмени с ними трудно, особенно в сфере нижнего белья. Искала где-то четыре месяца — и вот нашла своего человека.

Сейчас в команде нас пятеро.

— За что вы отвечаете?

— Я? Если честно, практически за всё. Только вот я не шью — просто в ткани разбираюсь. Могу по внешнему виду определить, развалится ли вещь из неё за два месяца. Мы делаем [бельё] из ткани, где 92% хлопка и 8% полиэстера: есть жёсткая, мягкая — мы нашли «ту самую». 

Ещё я доставляю заказы сама: мне интересно, как люди реагируют на качество, оформление. Хочу услышать клиентов.

До сих пор все готовые вещи я лично передаю в руки девушек.

— Остальные четыре человека чем занимаются?

— Есть контент-менеджер, фотограф, две швеи, дизайнеры, сотрудничаем с рекламным агентством, моделями — получается, чуть больше пяти человек всё-таки (смеётся).

— У вас две коллекции белья с нетривиальными названиями — «Вторая кожа» и «Дерзкая нежность»; каждый заказ вы дополняете открытками и сухоцветами. Это лично ваша поэтичность или продуманный маркетинг?

— Нет, это моё желание.

Я сама радуюсь таким мелочам, каким-то открыточкам, наклеечкам. Мне хотелось, чтобы люди, когда получали упаковку, уже улыбались. Сначала радовались оформлению, потом — содержанию, нашему белью.

Юлия Мальгинова
основательница бренда «Туше»

— Как вы работаете без места для примерки?

— У нас есть небольшое помещение для двух швей, но места для примерки, к сожалению, нет. Клиенты сами измеряют свои параметры — мы помогаем в этом дистанционно, как можем.

— Неужели не было случаев, когда заказчик ошибался с данными и вещь не подходила? Товар вернуть нельзя (согласно закону РФ «О защите прав потребителей», нижнее бельё не подлежит возврату, — прим. «Мастеров»). Что делаете?

— Да, бывает, ошибаются, хотя мы даже отправляем видео, где подробно показываем, как правильно снимать мерки. Но мы обычно заходим в профиль посмотреть на клиентку, иногда понимаем: что-то не сходится. Советуем другой размер, и нам доверяют.

— Клиенты могут найти вас только в Instagram?

— Да, у нас все клиенты оттуда: больше нас нигде нет. Есть ещё маркеты: участвовали пока только два раза. Все были рады: нас — я имею в виду вещи — давно хотели потрогать и пощупать, какие же мы вживую. 

А кто-то подходил и говорил: «Я в вашем топе» — и это невероятно приятно!

— Боди продавать проще, чем белье? Их ведь чаще носят сверху, они видны. Подруги могут поинтересоваться, где ты купила новое платье, а вот с тем, что не видно, сарафанное радио работает хуже.

— Нет, не скажу: у нас очень хорошо берут комплекты. Более того, первый заказ мы получили благодаря сарафанному радио. Модель показала фотографии подружке, та купила в подарок другой подружке, и такая вот цепочка идёт до сих пор.

— Единственное, что было трудно, — принять Сибири такой вот дизайн. Все привыкли видеть кружево, что-то сложное. Было сложно заявить о себе и своём дизайне.

Юлия Мальгинова
основательница бренда «Туше»

­— Вы сами носите вещи бренда?

— Конечно, я и сейчас в «Туше» (Юля отворачивает край пиджака и показывает боди).

— Сколько вещей вы отшиваете за месяц?

— Ой, я даже не считала. Возможно, уже больше ста. У нас каждый день заказы, и каждый день мы отшиваем — некогда считать.

— Какая выручка у вас в месяц?

— Вот март колоссально прибыльный оказался, хотя ещё и не кончился. Декабрь был взрывной, хотя и январь тихим не был. Всегда по-разному. Бывает около 20 тысяч в месяц, а иногда больше 100 выходит.

— Кто покупает у вас? Как выглядит ваша аудитория?

— В основном, конечно, женщины, но сейчас и мужчины часто заказывают, особенно перед 8 Марта. Нашим клиенткам от 18 (может, от 16) и до…40 лет, наверное.

— Вы используете бодипозитив для продвижения бренда?

— Просто стараемся выразить свои ценности в наших вещах. 

Бодипозитив это или нет — клиенту виднее. Но мы точно не фотошопим своих моделей.

— Как планируете дальше развиваться?

— Самое желанное сейчас — это создать свою точку, конечно. А если смотреть чуть дальше… Хочется найти самую замечательную ткань и создать купальники, но уже не к этому лету, наверное.

­— Вы говорили, что в Сибири трудно найти ткань, трудно найти швею… Как вообще работается в Сибири? Какие особенности?

­— Способные люди считают, что они здесь будут умирать, и поэтому уезжают в Москву, Питер. Я так не считаю — переезжать не собираюсь. Может быть, запущу там магазин. Я себе доказала, что в Сибири можно открыть бизнес. Не нужно отправляться в столицу, чтобы шить нижнее бельё.

Фото предоставлены брендом «Туше»

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: