Практики | Интервью

«Когда у тебя люкс и премиум, тебе уже нужен золотой унитаз»

«Так и ходи» — салон в Петербурге, ориентированный только на кудрявых. Его идея зародилась с небольшого блога про уход за вьющимися волосами, а в итоге переросла в своеобразную масонскую парикмахерскую, куда пускают лишь по признаку «кудрявости». О том, как открываться в пандемию и почему отсутствие опыта здесь — преимущество, мы спросили у основательниц салона Александры Шевелёвой и Алёны Руденко.
Текст:
Маша Кокоурова

— Расскажите, как вам удалось создать такое «кудрявое» комьюнити, где, как я знаю, стали дружить семьями?

Александра: Изначально это был канал в телеграме, который появился в 2017 году. Рынка услуг и товаров для кудрявых людей в России до сих пор нет, а три года назад — тем более. Сейчас есть несколько салонов в Москве и Петербурге, а в других городах-миллионниках их нет, крупных рекламодателей, которые делают кудрявые продукты, тоже. Поэтому я захотела объединить вокруг себя людей, которым эта тема интересна.

— В Штатах, например, этому сегменту уже точно больше 20 лет, а у нас это всё в зачаточном состоянии. Но постепенно и кудрявые блогеры свои продукты производят. В общем, сейчас целая ниша расцветает на наших глазах.

Александра Шевелёва
соосновательница «Так и ходи»

— То есть вас можно назвать пионерами в кудрявом деле?

Алёна: Можно, да, потому что таких, как мы, мало. И мне кажется, что многие начинали с канала «Так и ходи».

— Саша, вы долго работали журналистом, писали для «Афиши». Дорого ли это — взять и резко сменить сферу? 

Александра: Это очень дорого. Всё моё «кудрявое» образование — американское. Это и три года назад было очень дорого, а сейчас тем более огромные деньги. Мы вот думали купить курс американских мастеров — 300-400 долларов за один часовой урок по Zoom. 

Средняя месячная зарплата для того, чтобы научиться одной технике.

— А в 2018-м во сколько обошлось обучение?

Александра: Раньше курс сухой кудрявой стрижки у американских основоположников стоил 1,5 тысячи долларов за первую ступень, тысячу — за вторую, ещё добавьте проживание. Если в рублях, то 130 тысяч — и это до фига! Но мне помогли читатели — мы «насобирали».

После Штатов я переехала в Петербург из Москвы, стала работать мастером индивидуально. Потом уже количество людей, которые хотят подстричься, превосходило мои возможности.

Александра Шевелёва
соосновательница «Так и ходи»

— Отличаются москвичи от петербуржцев?

Александра: Могу сказать, что в Питере в Луну верят больше, чем в Москве. В Москве у людей нет времени думать про лунный цикл. У тебя есть полтора часа, и в ближайшие два месяца у тебя больше не будет времени. Человек идёт и стрижётся. Из-за этого в Москве меньше проблем с отменами записей.

А вот, там Луна, а в календаре написали, а вот тут ретроградный Меркурий — нельзя стричься.

— Сколько прошло времени от идеи салона до её воплощения?

Александра: В июне (2020-го, — прим. «Мастеров») начали искать помещение, а в августе открылись. Это всё-таки довольно логичное развитие. Ты работаешь как мастер 10-часовой рабочий день. Куда расти? С точки зрения стоимости услуги — не хочется. Больше народа принимать? Ну это невозможно. Значит, нужно масштабировать себя. 

— А вы проводили исследование рынка? Если это вообще возможно.

Александра: По европейской статистике — подобной российской, кстати, нет, — где-то 15% населения такие же кудрявые, как я. Ещё 15% — с волнистыми волосами. То есть 30% населения Европы имеют, так или иначе, волнистые волосы. Просто многие не знают об этом, так как всю жизнь использовали косметику для разглаживания. 

Где-то год в Петербурге я стригла, меня знали как мастера. Я знала людей, что им нужно, —  им не хватает качественной услуги. То, что предлагает рынок, не подходит всем. У нас, кстати, есть кудрявый чат на 10 тысяч человек, благодаря нему мы понимаем, как живёт сообщество и что людям нужно. 

Алёна: То есть это анализ через информацию. 

Александра: Плюс у нас довольно уникальное и чёткое торговое предложение, поэтому мы не хотим распыляться, например, на окрашивание. Зачем делать то, что делают все? У нас есть своя ниша, и мы в ней работаем. 

— А где удалось найти стартовый капитал? Видимо, с индивидуальных стрижек?

Александра: Не совсем. Просто копили деньги. Кредит не брали, потому что ужесточение ограничений вполне может затронуть и нас. 

Алёна: Я прочла, что там есть всякие послабления, «кредитные каникулы» и прочее, но всё равно это такое время тревожности. 

Александра: Мы смотрели сериал «Чики», и он нас многому научил!

Материалы по теме
Что не надо делать при поиске помещения и почему не стоит запускать бизнес на энтузиазме.

— Расскажите про идеальное помещение, на ваш взгляд.

Александра: Идеальное помещение — это первая линия, первый этаж, прямоугольной или квадратной формы, ведь узкое — оно неуютное. Нужны высокие потолки и парковка. Это основные параметры по салону, а по площади не так важно. Мы маленькие: у нас 25 «квадратов» всего, поэтому считаемся микро. Обычно есть ещё колористы, но мы пока сознательно от этого отказались, иначе будем всем этим дышать в маленьком помещении. А это довольно аллергенно — многие же колористы впоследствии страдают астмой.

— Долго вы его искали?

Александра: Нет. Был же карантин. Мы искали в июле, и было очень много пустых [мест]: многие не пережили ограничения. 

Идёшь летом по городу — и практически через одно висят объявления «Аренда».

— Во сколько в итоге обходится сейчас аренда?

Алёна: Средняя цена по городу: около двух тысяч рублей за метр. 

— Какова итоговая цифра, которую вы потратили на помещение?

Алёна: Полтора миллиона.

Сделали всё минимально по финансам, и это даже с дизайнерами. Привлекли много приятелей, знакомых, связей. По сравнению с остальными ребятами, с которыми мы общались и у кого есть салоны, у нас просто суперчилл.

Алёна Руденко
соосновательница «Так и ходи»

— Какие трудности были на первых этапах?

Алёна: Ремонт! Ремонт — это страдание, но через это проходят все. Мы за две недели переделали всё: до нас тут был маникюрный салон. Сняли пол, потолок, стены, всё перекрасили. Единственное — не тронули историческую кирпичную стену дома: нельзя по договору.

Александра: Она 1911 года. Историческая кладка.

Обычно, когда открывают салоны или рестораны, у команды есть три месяца, пять-шесть миллионов, и спокойно по графику делается ремонт. А мы такие: «Да-да! Через две недели открываемся!». Это было очень стрессово. Параллельно надо обучить персонал. Ниша ведь суперновая — ещё практически никто не умеет работать.

Алёна Руденко
соосновательница «Так и ходи»

— Почему не хотите брать уже с опытом?

Александра: Тут всё по-другому: техника, физиология, отношение к человеку. Мы столкнулись с тем, что опытные парикмахеры на собеседовании говорят, что мы какой-то фигнёй занимаемся и всё это можно делать проще. Мы как люди с кудрями можем сказать: к сожалению, традиционная парикмахерская школа не справляется.

Алёна: У нас прогрессивное отношение к человеку.

Мы про принятие себя, про непеределывание. Мы любим седину, мы не паримся, если что-то торчит.

Александра: Мы взяли тех, у кого есть базовое образование, опыт работы, пусть и небольшой. Под себя учим полностью, месяц-полтора тратим на это.

— В команде по-прежнему лишь четверо?

Александра: Четыре мастера, ещё Диана — администратор, по совместительству мастер по причёскам. Алёна — совладелец, старший мастер и финансовый директор. 

— Какой диапазон по опыту у ребят?

Александра: Примерно год-три.

— Когда я изучала прайс, мне показалось, что у вас московские расценки: 3,5 тысячи за стрижку и укладку. Как вы формируете цену?

Александра: Средняя цена стрижки в Питере — две тысячи рублей за час работы мастера. А у нас два часа: мы не можем и подстричь, и уложить за час: это будет очень плохо. То есть технология предполагает, что мы час стрижём и час укладываем. И у нас вся косметика американская: мы не можем работать на Wella или Londa. Это тоже влияет на ценообразование. 

— А собираетесь ли повышать или понижать прайс?

Александра: Пока нет. Хотим оставаться в среднем ценовом сегменте. Несмотря на то что у нас довольно плотная запись, мы не хотим уходить из среднего ценового сегмента в люкс и премиум. 

Потому что, когда у тебя люкс и премиум, тебе уже нужен золотой унитаз.

Алёна: В Москве у старших мастеров такая стрижка вместе с увлажнением стоит 7-7,5 тысяч рублей. Мы хотим остаться в золотой середине, в которую мы зашли. Нам в ней комфортно. Хотим быть собой. 

— А вы уже думаете про второе помещение?

Александра: Конечно, в теории нам хочется второй салон, но… Нужно полгода-год, чтобы посмотреть статистику, отработать финансовую модель. 

Алёна: Но у нас уже есть запрос на франшизу. 

Александра: Но, чтобы предоставить пакет на франшизу, нам нужно иметь представление о финансовых показателях, динамике. Тогда мы уже со знанием дела будем обещать возврат инвестиций, вложений, чтобы с цифрами не прогадать.

Пока что план развития кудрявых салонов в России — это обучение кудрявых мастеров в регионах. Люди приезжают за стрижкой в Петербург специально. Одна девочка даже написала, что для неё поход в наш салон — это как поход в Эрмитаж: так же обязательно. Это очень приятно.

Алёна Руденко
соосновательница «Так и ходи»

— Запрос на обучение тоже уже есть?

Александра: Все хотят обучение. Мы будем его делать, только позже. Просто сейчас мы были поглощены запуском и сосредоточены на обучении своих мастеров. Может, будем приглашать знаменитых людей. Запрос есть, люди интересуется, хотят онлайн-обучение, но нам пока не понять, как это организовать качественно. 

Урок человек получит, но мы не увидим, как он сам стрижёт, а за такое мы не можем нести ответственность.

— Быстро ли удалось выйти «в плюс»?

Алёна: В целом мы «в плюсе», нигде не проседаем. Мы и дивиденды получаем, и выдаём зарплату. И продолжаем возвращать инвестиции. Вы же понимаете, что возвращаемость инвестиций в бьюти-среде как минимум год. Год считается очень хорошо. Потому что обычно люди берут кредиты, а мы обошлись без этого. Мы пока ещё на стадии возврата вложений.

— Насколько тяжело продвигаться онлайн? Нельзя же настроить таргет «на кудрявых»?

Александра: Мы выросли в инстаграме на четыре тысячи просто потому, что выкладывали посты и истории, а таргет не настраивали. Но ещё нужно не забывать про наше комьюнити в телеграме.

Если вы посмотрите, как выглядят профили салонов красоты, это очень смешно, старо. Нужно сообщать людям что-то новое, [а там] нет никакой информации. Зачем мне подписываться на страницу салона? Зачем мне смотреть на этих женщин, которые не имеют ко мне никакого отношения? Поэтому у нас всё не так.

Александра Шевелёва
соосновательница «Так и ходи»

Во-первых, мы рассказываем о людях, которые к нам приходят: нам интересны наши люди. Мы хотим, чтобы у нас был клуб. Мы помним, как всех зовут. Не просто гостья или клиентка, а Карина, Маша, Настя. Мы делимся нашим опытом, не думаем, что у нас украдут какую-то нашу технологию. Если человек в Перми посмотрит, как мы укладываем, и будет делать так же, то это супер. Самый популярный пост, кстати, у нас был про филировку: тысяч 30 его прочли.

— У вас в лендинге стоит цитата Бродского про сохранение индивидуальности. Можно ли назвать поэта в какой-то степени вашим кудрявым вдохновителем? 

Александра: Он амбассадор! А если серьёзно, то наш кудрявый вдохновитель — Лоррэн Мэсси. Она как раз и написала книжку Curly girl, откуда и пошёл curly girl method (метод мытья и укладки кудрявых волос, — прим. «Мастеров»), а это было аж 20 лет назад. Но Бродский тоже молодец. Действительно, зачем заниматься тавтологией и повторять чью-то внешность, если ты можешь просто выразить себя.

Фото предоставлены проектом «Так и ходи»

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: