Практики | Интервью

«Хочется сказать: „Хватит, это уже не смешно“»

Саша Братчикова и Алина Когтева — студентки из Екатеринбурга, которые одной бессонной ночью решили печатать футболки с цепляющими надписями под брендом «Боря». До этого они пытались сделать проект про СПИД, запустить производство керамики и найти глобальное дело, которое изменит мир. «Борю» они воспринимают не просто как бренд, а как площадку, вокруг которой можно собрать комьюнити.

Узнали у Алины и Саши, как договориться о коллаборации в первый месяц после запуска, почему футболка «Сырок тревожный» самая популярная и как не ссориться с подругой, с которой запускаешь общее дело.
беседовала
Даша Козлукова

— Как вы познакомились?

Саша: Мы вместе учимся в университете. Познакомились, когда стояли в очереди на заселение в общежитие, но плотно стали общаться на втором курсе. Это смешная история: в 20 лет, когда полагалось менять паспорт, мне вдруг приспичило выпить пива, и показалось, что понять моё желание может только Алина. Мы вышли и гуляли часов пять, на следующий день пошли вместе в универ. Так всё и завертелось — сейчас мы живём вместе.

— Как и в какой момент решили строить бизнес вместе? 

Саша: Люди в нашем универе заведённые. Мы постоянно обсуждаем: «Что ты хочешь сделать? Что хочешь создать?».

Мы с Алиной совпали в наших желаниях, поэтому с самого начала общения тоже думали о том, что нужно делать в жизни. Так как мы рассуждали об этом вместе, сидя в одной комнате, естественно, начали совместное дело. 

Саша Братчикова
соосновательница бренда «Боря»

Серьёзно искать своё дело стали год назад, но тогда заняться футболками нам просто не пришло в голову.

Планы строились глобальные, а футболки — это слишком просто.

Алина: У нас был учебный проект, связанный со СПИДом. Хотели делать социальное действо, всё разработали для этого, но создать такой большой социальный проект нам пока не под силу. 

— Проект про СПИД — он некоммерческий?

Саша: Да. Ещё думали сделать социальный проект про неизвестных людей Екатеринбурга, но опять не пошло. Почему? Да потому что. 

Бесплатный курс

Как устроено социальное предпринимательство

Курс раскрывает базовые понятия, касающиеся сферы социального предпринимательства, описывает основные модели монетизации и распределения прибыли.
Бесплатный курс

Как устроено социальное предпринимательство

Курс раскрывает базовые понятия, касающиеся сферы социального предпринимательства, описывает основные модели монетизации и распределения прибыли.

Алина: Хотели заниматься керамикой. Полепили тарелки, не нашли место, где нам могли бы их обжечь (был карантин), и успокоились. Решили: раз сразу не получается, значит, всё. Теперь по всей квартире стоят необожжённые тарелочки и 10 килограммов глины. Вообще, это только часть идей — их было больше, и мы постоянно метались от одной к другой.

— Идей у вас действительно было много. Нет сожаления, что не смогли их реализовать?

Саша: Мы по учёбе делаем много проектов, которые придумываем сами. Поэтому привыкли, что постоянно что-то придумываем и отпускаем. 

— А как придумали «Борю»?

Алина: Саша часто перерабатывает. И в одну из бессонных ночей она решила: мы сделаем футболки.

Всё не так было. Я делала наш проект по СПИДу и уже не хотела на него смотреть, но и спать тоже не хотела. Тогда очень лениво в фотошопе нажала «Новый документ» и начала рисовать картинку: Алина просила сделать смешную наклейку для определённой зоны комнаты. Мы часто делаем локальные смешнявки, понятные только нам. В итоге в пять утра мне стукнуло: «Из этого можно сделать футболки». 

Саша Братчикова
соосновательница бренда «Боря»

— Алин, тебе сразу идея понравилась?

Алина: Да, сразу загорелась. Тогда Саша придумала «Сырок тревожный» и картинку с «пывом». Но были и принты, которые мы не взяли из-за внутреннего ценза. 

— Какие картинки не взяли из-за ценза?

Саша: Я делала надписи «Мне х****» [Мне плохо], «Мне ох*****» [Мне хорошо]. Ещё «Серотонина нет, но вы держитесь». 

— «Серотонина нет, но вы держитесь» — крутая надпись. Отражает состояние современности.

Алина: Сейчас готовится новая коллекция — возможно, мы её используем. А вообще, состояние современности хорошо отражает «Сырок тревожный». Все покупают его: в первой и второй партиях сразу разобрали. Сейчас каждый второй, кто пишет в директ, спрашивает о сырке.

Саша: А я уже ненавижу сырок. Хочется сказать: «Хватит, это уже не смешно».

Когда мы придумали выражение «Сырок тревожный», то долго чувствовали себя такими уникальными. Мы думали, что изобрели его сами. А потом оказалась,что это мем. Было немного обидно.

Алина Когтева
соосновательница бренда «Боря»

— В принципе, нет ничего плохого в том, чтобы брать и перерабатывать мемы. 

Алина: Да, но мы уже это переросли. Люди подумают: «Ха-ха. Это же я» — и купят вещь.

Мы хотим действовать с другим посылом. Мы не против поугорать, но не это главное.

Саша: Не хочется говорить только шуточками и мемами. Хочется, чтобы была искренняя фраза. Я не тот человек, который будет носить футболку со смешнявкой как базовую вещь. Человека должно отражать что-то другое.

— А вам не кажется, что серьёзное высказывание сложнее носить на себе?

Саша: Высказывание может быть неявным, не кричащим.

— У вас были какие-то знания, как работать с одеждой?

Саша: В самом начале мы ничего не знали о производстве, поэтому всё было сделано на коленке. Мы купили футболки и нашли людей с машинной вышивкой. Бирки пришила девочка из университета. При этом первую партию — 20 штук — мы буквально за месяц продали. 

Алина: Потом нашли производство и начали делать шоперы и переводные тату. 

— Сложно было найти производство?

Алина: Мы просто загуглили «Производство Екатеринбург». Мы искали оптимальный вариант: не самый дешёвый, но и не дорогой.

Саша: Тогда были вообще зелёными в этом вопросе, но всё уже было серьёзно: лекала, все дела.

Да, мы притащили любимую футболку, которая лучше всего сидит. И сказали, мол, сделайте такую же. Сейчас у нас один размер, но в будущем добавим ещё один — большой оверсайз, чтобы подошёл на мужчину два метра ростом.

Алина Когтева
соосновательница бренда «Боря»

— А сколько заплатили за партию?

Алина: 180 тысяч рублей за 220 футболок. 

— Откуда взяли 180 тысяч?

Саша: Выплаты поделили на две части. Сначала вложили 60 тысяч рублей чисто нашими, а потом — ещё 120 тысяч, которые в долг дал мой дядя: он очень хочет, чтобы мы развивались.

Повезло, что есть человек, который хочет нам помочь. Без него бы ничего не получилось: без него я бы даже не поступила в Екатеринбург. Он очень помог мне во всех аспектах жизни, расширил границы возможностей.

Саша Братчикова
соосновательница бренда «Боря»

— Наверное, он в вас не зря верит. Вы же недавно запустились, но уже сделали коллаборацию с «Мы есть» — веганским кафе. Как начали сотрудничать? 

Алина: Наш любимый таргет, приводящий к нам людей, которых цепляют наши тексты. Они решили сделать с нами коллекцию, связанную с осознанным поеданием продуктов. Мы согласились. 

— На каких условиях работали?

Саша: Мы договорились, что сделаем дизайн и отошьём футболки, а они их у нас выкупят. Купили 100 футболок, но у нас осталось 50. Мы их тоже продаём, только у нас они медленно расходятся. Им продали футболки по 1 200 рублей, а они поставили цену в 1 500 рублей. Мы тоже такую, хотя остальные футболки стоят 1 200 рублей.

— Расскажите о процессе придумывания. Как придумали надписи для «Мы есть»?

Саша: Мы общались с «Мы есть», спрашивали про их локальные мемы, чтобы погрузиться в контекст. Мы читали их посты в инстаграме, проникались подачей и посылом бренда, что отразилось на созданных впоследствии вышивках. «ВИА Екб» (вокально-инструментальный ансамбль, ВИА звучит похоже на We are — «Мы есть», — прим. «Мастеров»). Это их личный мем, и их так часто называют. «Авокадовый картель» тоже они подсказали.

А футболка с грядкой — я просто нарисовала грядку и сказала: «Это моя грядка». Такую надпись и сделали.

— У вас не только классные надписи на футболках, но и цепляющие тексты в инстаграме. Особенно мне понравился тот, где вы рассказываете о себе и своём взгляде на мир: «Ищите друзей, не нужно клиентов и целевой аудитории». Кто из вас пишет тексты?

Алина: Первые посты написала Саша. А потом подключилась я, но всё равно все посты проходят Сашин ценз. 

Саша: Те, что огромные и лень читать, — это мои. 

— Вы где-то учились писать? 

Алина: Мы пишем так, как разговариваем. Я могу написать что-то короткое. А Саша пишет огромные мемуары. Люди о них часто спрашивают: «Что здесь написано?».

Это не так! Но кто-то и правда говорит, что витиевато и не всегда понятно, что хотите донести. Видимо, во мне сидит нереализованный писатель — это выливается в такие многословные тексты.

Саша Братчикова
соосновательница бренда «Боря»

— Похоже, вы по-разному смотрите на тексты. Бывают ссоры из-за этого?

Саша: Бывают не ссоры, скорее Алина мне просто говорит: «Давай проще». Вот и всё. Разногласий нет. 

— Как планируете ещё продвигаться, кроме инстаграма?

Алина: Когда мы только запустились, нам написали девочки, что хотят сделать по нашему проекту диплом. Они прописали бизнес-план со всеми вариантами продвижения. Они предлагают нам осваивать TikTok. А ВКонтакте я не хочу продвигаться.

Саша: Почему?

Алина: Он испортился. 

Саша: Так ты сама создала группу. 

Алина: Да, и жалею. 

Саша: Да чего такого, это же просто галочка: в инстаграме есть, ВКонтакте есть. 

Алина: Ну да, окей… Вот так мы обычно и приходим к согласию. 

Саша: Ты безвольная, что ли?

Алина: Нет, я просто гибкая. Если мне скажут аргумент, я соглашусь. 

— Наверное, это путь избежания конфликтов. 

Саша: Мне кажется, что это хорошая черта Алины, поэтому она может так соглашаться. Я так не могу. Я бы 100 аргументов привела. 

Алина: Да, поток слёз бы произошёл в конечном счёте, крики.

Саша: Слёзы бы не произошли из-за группы ВКонтакте. 

— Могло начаться группой, а закончиться экзистенциальными вопросами.

Алина: Ну да: «Ты меня не слушаешь. И вообще, ты, Алина, холодная». 

— Когда вы запускались, не думали, что и так много производств одежды?

Алина: Мы не хотели быть брендом одежды, а хотели создать комьюнити и продвигать через него свои ценности. Одежда — хороший инструмент для этого.

Саша: Мы же графические дизайнеры с шилом в одном месте. Мы не искали конкретно одежду. Мы искали всё. 

И до сих пор относимся к бренду как к площадке, с помощью которой мы можем донести свои мысли.

У нас много желаний, не связанных с одеждой. Я сейчас хочу работать над заказами в качестве дизайнера-иллюстратора. В то же время у нас бизнес. И нас двое, и больше нет людей, которые могут проконтролировать «Борю». Если мы берёмся за работу, то дела по бренду нельзя списать на кого-либо ещё. Плюс учёба — мы вообще хотели отчислиться. Я лично до сих пор не разобралась, что больше хочу делать.

Саша Братчикова
соосновательница бренда «Боря»

— То есть вы думаете, что, может, рановато начали бизнес, и хотите себя попробовать сотрудниками студии?

Алина: Я попробовала, и мне ближе деятельность на себя. Я бы не сказала, что это рано для меня. Но это наложилось на последние курсы учёбы — сложно совмещать. 

Саша: Я не то чтобы не доросла. У меня просто много желания что-то сделать, и я не могу выбрать, что для меня важнее. Мне всё интересно. При этом мне нравится, что есть «Боря». 

— Какие у вас планы по развитию бренда? 

Саша: У нас много идей. Мы думали вплетать в наш бренд музыкальную эстетику, делиться любимым. Есть идеи делать кастомные вещи. А в далёком будущем — классно, если «Боря» станет не просто узким клубом по интересам, а местом, где объединяются творческие люди из разных областей.

Тем более Екатеринбург богат на интересных людей — с ними было бы интересно сотрудничать.

Алина Когтева
соосновательница бренда «Боря»

— И последний вопрос. Боря — это Борис Ельцин?

Алина: На самом деле это личная ассоциация. Мы собрали образ дворового мальчишки постсоветской эпохи, которому было суждено повзрослеть, очутиться в XXI веке и начать соответствовать своему времени. Нам почему-то кажется, что имя этому собирательному образу — Боря. А ассоциация с Борисом Ельциным — забавное и вполне удачное екатеринбургское совпадение.

Фото предоставлены брендом «Боря»

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: