Истории | Авантюра

Как воронежцы попытались создать глэмпинг и что из этого вышло

Глэмпинг (от английского glamorous camping, «очаровательный кемпинг») — это стационарное место для отдыха на природе, где вместо привычных палаток — красивые «инстаграмные» шатры, внутри — все удобства, а снаружи — лампочки и гирлянды. В будущем воронежский проект «Сыч» Виктории и Андрея Голомолзиных станет таким, но пока это одна палатка, которая превратилась в декорацию для праздников. Основатели рассказали «Мастерам», в чём заключаются проблемы с поиском земли, почему никто не хочет жить в палатке и как не отчаиваться, когда всё идёт не по плану.
Текст:
Даша Козлукова
Новый бесплатный курс

Как запустить туристический проект

Эксперты курса рассказывают, как создавать интересный и качественный тревел-контент для медиа и блога, организовывать туры, запускать авторские экскурсии и развивать IT-проекты в сфере туризма.
Новый бесплатный курс

Как запустить туристический проект

Эксперты курса рассказывают, как создавать интересный и качественный тревел-контент для медиа и блога, организовывать туры, запускать авторские экскурсии и развивать IT-проекты в сфере туризма.

От мотеля с мышами к гламурному кемпингу

Виктория и Андрей — историки по образованию, но по профессии никогда не работали: Вика фотограф, а Андрей продаёт одежду. Им всегда не хватало ощущения самореализации, поэтому они мечтали начать своё дело — семейный бизнес. Во время учёбы ребята часто ездили на археологические раскопки, где месяцами жили в палатке, а после этого много путешествовали. Поэтому со сферой определились быстро: выбрали туризм.

Первая идея пришла во время путешествия на машине в Екатеринбург к родителям Андрея. Оба вспоминают эту поездку с ужасом: ехали больше суток, поэтому приходилось останавливаться в мотелях — всегда попадались грязные комнаты с жуками, мышами и протекающими крышами. 

Из-за этого первой появилась мысль сделать обустроенный кемпинг вдоль главных дорог — с туалетом, душем и местом под палатки. От идеи быстро отказались: объёмы работ огромные, к тому же людям пока психологически тяжело платить за стоянку и кемпинг. Потом у американских тревел-блогеров подсмотрели идею путешествия в автодомах — подумали закупить несколько и сдавать в аренду. Но, когда сели считать затраты, они оказались огромными, поэтому продолжали думать.

— Я помню день, когда мы придумали «Сыча». Я копалась в Pinterest и наткнулась на фотографию с белой палаткой. Как закричу на всю квартиру: «Андрей, я придумала!» — и побежала к нему с этой картинкой.

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Андрею сразу понравилась идея. Он часто наблюдал, как у них на кухне собирались Викины друзья-фотографы и жаловались, что им негде снимать свадьбы. Это стало последним аргументом в пользу создания глэмпинга: он как раз про красивые инстаграмные фотографии. От обычного кемпинга он отличается внешним видом и комфортными условиями: вместо сине-зелёных палаток — просторные белые шатры, вместо спальных мешков — уютные кровати и красивый декор: ковры, флажки, гирлянды.

— Когда мы только начали делать проработки, я наткнулась на то, что год назад присылала Андрею картинку с шатром и сообщением: «Смотри, какая классная бизнес-идея, — надо бы сделать». «Да, было бы круто», — и забыли про неё.

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Синее дно и передвижной кемпинг

Глэмпинги пока слабо развиты в России. Андрей рассказывает, что они нашли всего 35: половина из них — в Карелии, остальные — на юге, несколько работает в других городах. Для сравнения: по их словам, в Великобритании — около трёх тысяч глэмпингов. С этим связана и сложность поиска шатров: попалось одно производство в Санкт-Петербурге, но палатка оказалась с синим дном.

— Нам привезли красивую палатку, а у неё — синее дно. Это смотрится не фотогенично, а нашить юбку из ткани нельзя: палатка может начать пропускать влагу. У того же поставщика заказали новую, но заменили дно и немного изменили конструкцию.

Андрей Голомолзин
сооснователь проекта «Сыч»

Изначально Андрей и Вика хотели создавать лагерь вдвоём, но потом поняли, что с частью задач не справляются. Например, они планировали шить палатки самостоятельно и решили рассчитать, сколько ткани понадобится на одну: начали в восемь утра и закончили к шести вечера. В итоге вышло 400 погонных метров ткани — эту цифру предприниматели сочли нереальной и попросили помощи у брата Вики — инженера.

— Мы такие: «Саш, сколько нужно ткани на одну палатку?». Он задумался и через пять минут говорит: «Вот столько-то». Тогда мы решили позвать Сашу и Надю, его жену, в проект. За первое собрание Саша рассчитал нам всё и предложил кучу вариантов решения технических проблем. У нас мозг в эту сторону даже не работает. Надя контролирует бюджеты, заполняет таблицы доходов-расходов и следит за всеми организационными моментами.

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Землю под лагерь начали искать в декабре 2019 года — почти сразу, как придумали проект. Андрей и Вика были уверены, что они быстро найдут идеальный участок и к лету уже откроют глэмпинг, но всё оказалось сложнее: землю не могут найти до сих пор. Когда появился идеальный вариант, ребята начали продвигать проект, но снова не срослось.

После этой неудачи Вика и Андрей вместо стационарного глэмпинга организовали передвижной кемпинг: клиент выбирает место и время, а всё остальное делают за него: привозят палатку и мангал, устанавливают, а потом разбирают и увозят. В шатре всё обустроено, как в гостиничном номере: мягкие кровати на двоих-четверых человек, вешалка, зеркало, диванчик и пуфик. Снаружи ставят стол, стулья, декорируют всё фонариками и флажками, дают уголь, жидкость для разжигания, средство от насекомых, мусорные мешки и другие полезные мелочи. При желании клиент может заказать кейтеринг. Предприниматели продумали всё до мелочей, но прогадали с концепцией, — никто так и не заказал вылазку.

Первый провал и изменение концепции

Первым делом Вика выложила анонс в инстаграме и настроила таргетинг. Подписчиков было совсем мало, но люди всё равно начали активно задавать вопросы в директ: «Вы сами всё привозите? Прям куда угодно привезёте? А это законно ставить не на своей земле? А как всё происходит?». Многие, услышав цену, говорили, что это дорого и за такие деньги можно в отеле пожить. Для начала предприниматели решили снизить цену с 10 тысяч рублей за сутки до восьми и сделали специальное предложение — 10 тысяч рублей за два дня. Это так и не принесло заказов, поэтому решили действовать иначе.

— Я сказала Андрею: «Мы сделаем так, что люди захотят это купить». У нас как раз была годовщина, и мы позвали друзей на вечеринку — поставили шатёр, привезли от родителей ковры, повесили флажки. Я попросила всех прийти в белом. Мы сделали всё максимально красиво. И, когда я выложила фотографии в сторис, директ просто взорвался.

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Заказов на загородную поездку это снова не принесло, но всем понравилась концепция праздника на природе: шатёр как декорация на фоне, ковры, флажки, гирлянда, сама атмосфера. Тогда супруги поняли, что немного прогадали с позиционированием: люди не готовы платить просто за поездку на природу, пусть и с максимальным комфортом. А вот за вечеринку за городом — вполне.

— Абсурдность в том, что вылазка стоит восемь тысяч за сутки с кроватью, мангалом, и все такие: «Дорого». А вечеринка — полторы тысячи за час или восемь тысяч за день, и все такие: «Это так дёшево».

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Коллаборации с гончарной школой и любовь к коврам

Целевая аудитория проекта — городские жители, которым лень проводить много времени в пути, поэтому для праздника они выбирают места недалеко от города, куда можно доехать на такси. Согласно условиям, палатку могут отвезти за 50 километров от города — каждый следующий километр оплачивается отдельно.

На установку антуража уходит около часа и столько же — на разбор. В комплект входят шатёр, ковры, которые стелят снаружи, подушки, столы из поддонов и декор — флажки, вазы разных цветов и размеров с сухоцветами. Вечером включают лампы и гирлянды и ставят на стол свечи.

— Нам все начали писать: «Хотим ковры, ковры кайф». Мы собрали со всех родственников и докупили — получилось 11 штук.

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Сразу образовалось два направления праздников — корпоративы и девичники. За первое время у «Сыча» заказали палатку для мероприятий цветочный магазин Via dei Fiori, декораторы «Моё всё» и гончарная студия «Колокол». Также ребята начали проводить совместные мастер-классы с «Колоколом» и цветочным баром «Чабрец». 

Для «Сыча» в первую очередь интерес в пиаре: у «Чабреца», «Колокола» и Арины Гончар, основательницы «Колокола», много подписчиков. Плюс это работает на их имидж: с проектом сотрудничают студии с хорошей репутацией.

— В августе мы хотим сделать фотодни. Пока не думаем о заработке, скорее о продвижении, а фотографы у нас — двигатели рекламы.

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Пока в проект вложили около 130 тысяч рублей — из них 50 тысяч ушло «на косяки». Из-за неопытности Вика и Андрей допустили несколько ошибок. Например, сделали деревянную террасу, на которую планировали устанавливать палатку, но она оказалась слишком тяжёлой для транспортировки. К тому же они считают, что можно было не тратить деньги на кровати и другое внутреннее убранство шатра: для вечеринок оно всё равно не нужно. Но с самого начала они не знали, что так получится.

— На вечеринках легко заработать, но мы скорее не про это, а про найти себя. Мы больше видим себя в лагере, а вечеринки используем как промо. Мы не отчаиваемся: слишком часто на всё забивали. Эту идею мы решили не отпускать, тем более она про нас.

Андрей Голомолзин
сооснователь проекта «Сыч»

Трудности поиска и бесплатная земля

Не желающие сдаваться Андрей и Вика планируют всё-таки открыть глэмпинг, но, похоже, только в следующем году: найти идеальный участок пока не получается. Дело не в цене, а просто не везёт с подходящей землёй.

В самом начале создатели «Сыча» наткнулись на идеальное место в черте города — на холме, близко к жилым домам, но при этом рядом лес, а внизу бьёт источник и течёт Дон. К тому же место с историей: раньше там был детский лагерь, до этого располагалась дворянская усадьба, поэтому можно было бы создать легенду вокруг глэминга. На этом участке ничего не происходит уже много лет, поэтому предприниматели были уверены, что легко его арендуют. Чтобы выяснить, кому принадлежит земля, заказали выписку из Росреестра.

— Оказалось, что участок принадлежит заводу. Мы пытались выйти на директора, но к нему не подпускают. Вышли на женщину, которая отвечает за земли завода, — она сказала, что директор не хочет давать участок в аренду или продавать и это окончательное решение.

Андрей Голомолзин
сооснователь проекта «Сыч»

Предприниматели продолжили поиски: ездили по области, смотрели свободные земли в кадастровой карте, спрашивали у знакомых, искали на «Авито». Нашли ещё один идеальный вариант — на холме, вид на закат, на участке — молодой сосновый лес, тут же растут ромашки, люпины и земляника, внизу течёт река Воронеж. 

«Там так красиво, что сразу представляешь лагерь», — говорит Вика. Хозяин был готов отдать участок в аренду бесплатно: настолько ему понравилась идея его использования. Подвело, что семья живёт в Черноземье.

— Как оказалось, есть разные категории сельскохозяйственной земли — СХ-1 (суперзащищённую) нельзя использовать ни для чего другого, кроме как для выращивания культур. Но абсурдность в том, что на ней уже много лет ничего не растёт. А перевести СХ-1 в другой разряд очень дорого и практически невозможно. (Андрей)

Андрей Голомолзин
сооснователь проекта «Сыч»

Когда с очередным местом ничего не вышло, муж и жена отчаялись и решили обратиться к знакомому, который связал их с главой Рамонского района. Благодаря, в частности, расположенному там замку Ольденбургских эта часть Воронежской области считается туристической, поэтому местные власти легко пошли на контакт. Предприниматели приехали к главе района, показали ему на планшете презентацию лагеря, и он сразу согласился помочь.

— Он сразу позвонил кому-то: «Ребята пришли с палаточным лагерем — поможешь?». Мы поехали к другому начальнику. Он сразу: «У меня тут как раз есть земля в деревне». Позвонил другому человеку и отправил нас к нему. Мы приезжаем к нему, он нас сажает и на своей машине везёт смотреть участки. Все нам очень помогали, и такого отклика я не ожидал.

Андрей Голомолзин
сооснователь проекта «Сыч»

В Рамони показали два хороших участка, но один — поле без деревьев, а второй — место, насиженное туристами. 

«Мы с самого начала решили, что не будем отнимать у людей место, где они постоянно отдыхают с палатками: и так негде отдыхать», — говорит Андрей. Поэтому с Рамонским районом тоже ничего не получилось.

Предприниматели хотят купить или взять в аренду участок размером примерно в один гектар. На такой площади можно поставить 10 палаток и сделать между ними расстояние в 100 метров, чтобы обеспечить каждому жителю единение с природой. Важное условие — вид на закат.

— На землю существует странное ценообразование. Рядом может быть два участка, но один стоит миллион рублей, а другой — 100 тысяч. За участок мы готовы заплатить до пяти миллионов, но всё зависит от его состояния: где расположен, есть ли электричество, подъезд, скважина, то есть сколько денег ещё нужно вкладывать.

Андрей Голомолзин
сооснователь проекта «Сыч»

Всего в лагерь планируют вложить около трёх миллионов рублей, но ребята готовы к тому, что эта сумма вырастет в два раза. Как только они найдут землю, сразу начнут подготовку к открытию.

— Мы хотим в перспективе сделать место силы, куда люди будут возвращаться много раз. Чтобы люди говорили: «Эти выходные у меня забронированы «Сычом», я каждый год туда езжу». Работать будем и зимой: сделаем горки и каток, если глэмпинг будет на холмистой местности рядом с водоёмом, чтобы о нас не забывали.

Виктория Голомолзина
соосновательница проекта «Сыч»

Фотографии предоставлены проектом «Сыч» 

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: