Истории | Интервью

Под санкциями: как работают локальные бренды одежды и аксессуаров

Бренды одежды и косметики — это почти всегда заграничное сырьё, иностранное оборудование и сложная логистика. В связи с санкциями, которые обрушились на Россию, многие из них вынуждены пересматривать вообще все процессы — от производства до продаж и продвижения.

Мы поговорили с основателями и представителями локальных брендов из разных российских городов и узнали, как они собираются справляться с трудностями и что уже решили в этой связи.

Текст:
Мария Кокоурова,
Иван Козлов,
Виктория Сысоева,
Елизавета Белова

Адам Актимиров, руководитель бренда одежды «Ёмас», Ханты-Мансийск

За последние дни поставка тканей из Турции полностью приостановилась из-за нестабильности валюты, а сейчас добавились ещё и сложности с логистикой. Теперь единственный выход — искать альтернативные варианты тканей, не уступающих по качеству, например, из Узбекистана. Но в любом случае нужно ждать окончания конфликта, чтобы не попасть под новые проблемы.

У нас есть много заготовленного контента — его и будем выкладывать. Мы ждём вёсны, когда традиционно просыпается аудитория северных регионов. Наш ассортимент очень красиво смотрится в черте города и лесах, а прятать одежду под куртками не всем нравится.

На самом деле аудитория сама в большом непонимании, чего ждать и что происходит. Поэтому есть шанс, что покупательная способность и желание [приобретать товары] сильно снизятся в ближайшее время.

Адам Актимиров
сооснователь и руководитель бренда «Ёмас»

Кристина Стрекина, основательница бренда Ensifera, Москва

У меня слетел самый крупный проект, к которому я шла несколько месяцев: баскетбольная команда заказала печать шёлка с авторским принтом на 50 галстуков. Печатать должны были в Англии, но теперь клуб этот под санкциями, а про наше торговое сотрудничество с Великобританией можно умолчать.

У меня основной поставщик тканей из Италии, и он написал мне, что меня не бросит, хотя сейчас многие прекращают сотрудничество с Россией. Ткани я сейчас закупаю по депозиту: как только наберу определённую сумму, придётся платить. Мы надеемся, что рубль немного отыграет по отношению к евро и я смогу расплатиться с поставщиком. Вопрос с доставкой тканей я решила благодаря профессиональному сообществу: дали контакты надёжных людей в Казахстане и Киргизии, чтобы через них оформить отправление. То есть доставка стала двухэтапной с дополнительными расходами.

Материалы по теме

Основательница мастерской — о своих бизнес-ошибках, поиске вдохновения и мужском стиле.

Контент в соцсетях я не меняла и не планирую. Жить нужно здесь и сейчас, сопереживать — это благородно, но нужно и проживать. А жизнь заключается в том, чтобы сохранить не только базовые потребности человека, но и его видение прекрасного. Единственное, что я позволила себе отложить, — это серию интервью о галстуках с их ценителями и знатоками. 

Про клиентов: те, кто заказал галстуки до 24 февраля, не отказались от них. Я отшиваю изделия по индивидуальным параметрам и только по постоплате, а значит, ближайший месяц я с работой. Когда придут ткани из Италии, я ещё продержусь какое-то время, но долгосрочные перспективы оценить не могу. Работать буду точно. У меня маленький ребёнок, и, пока она не пойдёт в детский сад, я не смогу выйти на полный рабочий день. Пока бренд — это единственный источник заработка, который я бы очень не хотела терять. Ведь в этом я нашла себя и уже заработала репутацию.

Если говорить о ситуации в целом, то сначала я подумала, что у меня украли очередную мечту, а потом решила искать способ из этой ямы выползать. Мои заказчики меня поддержали, так что будем жить. Ну и доставка одежды и аксессуаров из европейских магазинов приостановлена, а я могу пошить приличный галстук и в России, пусть он, как и Sukhoi Superjet, состоит из зарубежных комплектующих. 

Александра Каменских, создательница бренда этичной косметики «Это я», Пермь

Главная проблема, с которой мы столкнулись, — блокировка Facebook* и повышение цен на сырьё. Наши продажи сильно зависят от рекламы, а отключение рекламы на территории РФ точно скажется на спросе. Повышение цен на сырьё отразится на стоимости косметики. Но пока мы ничего ещё не считали — нам только предстоит эта работа. Ещё работаем на запасах.

Всей командой мы тяжело переживаем этот период и стараемся поддерживать друг друга на митапах. У нас есть еженедельные ритуалы, на которых мы можем делиться с командой всем, что нас волнует: это помогает оставаться на плаву. Мы собираемся продолжать работу в прежнем режиме и делать то, что умеем лучше всего, — нашу косметику. В планах — адаптироваться под новые реалии рынка и проработать новую маркетинговую стратегию. Возможно, мы перенесём наш блог из Instagram* во ВКонтакте.

Александра Каменских это я Пермь

Александра Каменских
создательница бренда «Это я»

Мы стараемся быть честными с аудиторией и даже не думали о том, чтобы игнорировать происходящее. У нас есть позиция, о которой мы заявляем честно и открыто: мы за мир. А работа с контентом по понятным причинам сильно изменилась. Нам пришлось отойти от привычных вовлекающих и развлекательных форматов, сократить количество продуктовых публикаций и в целом стараться писать максимально нейтрально, чтобы не вызвать негатив. Мы стали делать больше полезного контента, который связан с борьбой с тревожностью, — рассказываем про то, что помогает нам самим. Судя по статистике, аудитории тема тоже откликается, что нас очень радует. 

Сейчас, к счастью, мы получаем только слова поддержки, а также обычные вопросы, которые не связаны с ситуацией в мире. Негатива нет вообще.

Ксения Говорун, основательница бренда «Нелепица», Санкт-Петербург

Первое, с чем столкнулись, — это резкое снижение спроса на товары. Мы приостановили всю рекламу в первый же день возникшей ситуации, так как понимали, что она абсолютно неуместна. До сих пор мы не выкладывали новый контент: нет вдохновения и понимания, как подавать информацию. 

Цены на европейскую пряжу, из которой преимущественно мы и вяжем, уже выросли в среднем на 15%. Пока это не критично, поэтому цены на наши товары сильно не изменятся, и будем надеяться, что всё так и закрепится. Другой вопрос, а будет ли в принципе эта пряжа на российском рынке в будущем. Возможно, нам придётся отказаться от некоторых шапок, которые мы делаем из определённых материалов, если их больше не будут завозить. Но есть и другие варианты: так, некоторые наши модели вязались из турецкой пряжи — видимо, будем расширять эту линейку. Вообще, Турция — очень крупный поставщик пряжи хорошего качества.

Как только всё более-менее уляжется, мы начнём с чистого листа, пересмотрим цены, ассортимент. У меня оптимистичные прогнозы, так как конкуренции уже практически не будет: масс-маркет с рынка ушёл, а вещи тех брендов, что останутся в России, будут стоить слишком дорого.

Ксения Говорун Нелепица

Ксения Говорун
основательница бренда «Нелепица»

Возможно, основной площадкой для продвижения бренда станет ВКонтакте — до этого мы в основном развивали инстаграм*. Также мы задумались о создании полноценного сайта: раньше в нём потребности не было, так как было достаточно соцсетей, а [теперь] непонятно, что с ними будет дальше. Посмотрим, как изменится рынок интернет-продаж в ближайшие месяцы, и будем подстраиваться. 

Конечно, от планов открыть оффлайн-точку придётся отказаться, как и от многих идей по развитию бренда. Например, мы только начали развивать reels в нашем инстаграме и снимали рубрику «Шапка на тему», которую в перспективе хотели выкладывать на YouTube. 

Что касается нового контента, лично для себя я решила, что пока «военная операция» не закончится, мы не будем обновлять контент по самым разным соображениям.

Материалы по теме

Почему авторскими шапками заниматься выгодней, чем футболками, и как молодому бренду найти своего клиента.

Анна Сорокина, основательница ресайкл-бренда «Как мило», Пенза

Во-первых, у нас, как и у всех людей, сложное психологическое состояние: непонятно, что будет и как принимать решения, когда всё очень быстро меняется. Во-вторых, это заморозка всех программ субсидирования: я подавала документы на участие в нескольких программах для развития — они закрылись. Все программы по инвестированию, какие я только могла найти, сейчас приостановлены: всем нужно сохранить капитал.

Пока подорожание материалов меня не коснулось, так как я работаю со вторичными материалами, а для меня это даже плюс. Но те, кто берёт сырьё за границей, конечно, страдают: закупают по старым ценам, достают остатки материалов, цена закупочная выросла очень сильно. Сейчас у мастеров, насколько я знаю, хватит материалов для поставок на три-четыре месяца, а вот что будет дальше — неизвестно.

У меня пока единственное, на что цена точно вырастет, — это упаковка и логистика. Пока никаких изменений в сотрудничестве с маркетплейсами тоже нет: в магазинах у меня и раньше спрос был невысокий — сейчас посмотрим, как пойдёт. Ещё, конечно, вырастут цены на швейные машины, но я стараюсь об этом пока не думать.

Анна Сорокина Пенза

Анна Сорокина
основательница бренда «Как мило»

По коммуникациям у меня пока изменений нет. Инстаграм* я не особо веду: аудитория там у меня маленькая, контента мало. Я готова перейти на другие площадки, если потребуется. С хейтом в комментариях или в сообщениях я не столкнулась, хотя у многих предпринимателей и блогеров, я знаю, была такая проблема. Рекламного бюджета у меня не было, и я хотела взять часть кредитных и инвесторских денег, чтобы вложиться в рекламу и развивать бренд… Как хорошо, что я решила отложить это на попозже.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: