Практики | Авантюра

Как работает НОА — художественная студия с социальной миссией в Иркутске

Художественная студия НОА появилась в 2017 году. За время работы её команда запустила инклюзивную мастерскую, провела более сотни открытых мастер-классов для желающих изменить облик города, украсила центральные улицы Иркутска керамическими панно и создала множество уникальных изделий. Мы поговорили с создательницей студии Марией Кузнецовой о том, как успешно совмещать коммерцию и социальную составляющую.
Текст:
Маша Кокоурова

Запуск студии и перемены как основная цель

Работа НОА тесно связана с движением «Меняю реальность», участники которого стремятся улучшать городскую среду Иркутска. «Мы создаём проекты по благоустройству города, в которых бесплатно участвуют все желающие. И как основа — идея выведения на уровень нормы гармонии, бережного отношения и к себе, к другим, и к экосистеме в целом», — рассказывает Мария. 

В конце 2017 года Мария Кузнецова задумала новый для себя формат мастерской, который бы поддерживал движение «Меняю реальность» — так появилась коммерческая школа керамики, где бесплатно обучают работе с глиной детей, оставшихся без попечения родителей. 

— Тогда я уже плотно занималась волонтёрством и обучала ребятишек в детских домах. Хотелось создать для них возможность выезжать за пределы учреждения и погружаться в атмосферу мастерской. И вот в новогодние выходные 2018 года я нашла подходящее помещение и написала знакомой художнице — Екатерине Шрамко, — которая тоже искала место для работы.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

В качестве центрального направления на первом этапе работы выбрали керамику: в этой сфере у Марии был опыт проведения коммерческих мастер-классов и производства изделий на заказ. 

— Мы знали, как керамика может самоокупаться или как упаковывать обучение так, чтобы это было понятно и доступно многим, а не только тем, кто связан с ремеслом или искусством.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Оставался ещё один важный момент — выбор имени: «Мы составили список с разными словами и аббревиатурами, которые нам нравятся по звучанию. Список был длинным и постоянно пополнялся, но в каждом варианте чего-то не хватало. Потом мы решили подойти чуть иначе. Сердце нашей студии два года назад — гончарный круг. Мы его включили, стали слушать, какие звуки он издает. Это был тянущийся, заворачивающийся в круг звук „ноаноаноаааноа“».

«Мастера своего дела» и инклюзивные занятия

На начальном этапе команда студии состояла из двух человек — Марии и Екатерины. Каждая занималась тем, что больше всего интересует: Мария — проектированием и изучением систем, скульптурой и гончарным делом, а Екатерина — дизайном, графикой, изобразительным искусством, линогравюрой. Со временем увеличивалось число гостей, учеников (как детей, так и взрослых), заказчиков, расширялась команда. 

Сейчас в основной состав студии входят пять мастеров, которые в том числе занимаются разработкой брендинга, внутренним управлением и развитием. Кроме Марии Кузнецовой и Екатерины Шрамко, это Василий Кузнецов, Алла Мельникова и Елена Аносова. Несмотря на то что самые частые гости в НОА — дети, в студии нет дипломированных педагогов.

— Мы просто все мастера своего дела — керамисты, инженеры, художники. Студия держится на команде, а не на мне. Я многое задумывала, и многое не вышло, а то, что получилось, — это командная работа.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Вся команда НОА вовлечена также и в разработку программ бесплатного обучения. Для каждой из них заранее прорабатывают план окупаемости: это могут быть гранты или партнёрское финансирование.

Ещё одно направление, которое развивает НОА, — инклюзивные мастерские. Студия дружит с иркутской организацией «Радуга», которая занимается поддержкой детей с синдромом Дауна. 

Сначала мы приходили туда на театральные занятия в качестве волонтёров. Нам понравились ребята, и мы предложили им попробовать занятия у нас в студии. Сейчас мы занимаемся ещё с подопечными «Солнечного круга» — это организация родителей детей-инвалидов. Ребята приходят на занятия к нам в паре с родителями.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Парные уроки команда НОА разработала, когда проводила занятия для детей из детских домов, которые не могли покинуть место проживания без сопровождающего. Организация таких занятий, как рассказывает Мария, мало чем отличается от обычной. 

— Может, более подробный инструктаж техники безопасности. Ну и лично мне очень нравятся наши инклюзивные занятия, потому что зачастую они заставляют находить новые пути общения с людьми. Например, ребёнок не воспринимает речь, а взаимодействует через интонацию голоса, прикосновения, — ещё всё что угодно может быть. Это заставляет учиться воспринимать привычные вещи по-новому, как-то иначе.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Трудности согласования и третий объект

Один из самых частых форматов работы, который используют в НОА, — открытые мастер-классы. На них команда студии вместе со всеми желающими уже создала два арт-объекта, которые украшают пространства Иркутска, а третий сейчас находится на стадии завершения.

«Объект 1» — это керамическое панно из 256 деталей, которые создали более ста человек — иркутяне и гости города. Вторая работа — «Иркутск. Белая История» — хроника иркутской земли от ледникового периода до основания острога. Это текст и керамические включения, над которыми работали 80 человек. Третья работа — «Водовороты». Она будет состоять из зеркальных деталей и переплавленного в мозаику бутылочного стекла. После монтажа третьего объекта в планах заняться также реставрацией парапета на верхней набережной Ангары.

— Каждый арт-объект, который мы делаем для города, обязательно согласовываем с администрацией. Это важно. Ведь мы приглашаем людей участвовать в этих процессах, а они тратят своё время и доверяют нам. Мы должны быть уверены, что всё получится: объект займёт своё место в общественном пространстве, и никто его не демонтирует.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Поэтому, после того как для объекта выбирают место, мастера НОА рисуют эскиз и подают его на утверждение в иркутское министерство градостроительства, потом — главному архитектору. Затем по той же инструкции происходит согласование с собственниками здания или территории, где планируется размещение. 

— Например, чтобы разместить «Объект 1», мне от своего имени пришлось написать гарантийное письмо для собственников здания о том, что в течение пяти лет мы будем следить за сохранением панно, восстанавливать его за свой счёт, ремонтировать в случае неисправностей или актов вандализма, а если панно придёт в негодность, то демонтируем его и приведём фасад в изначальный вид. 

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

«Проще всё сделать самим»

Вопросы согласования объектов с администрацией движению «Меняю реальность» и НОА удаётся решать с минимальными потерями. Однако при этом студия не может добиться финансирования от городских властей на свои проекты.

— Бюрократические схемы получения поддержки требуют очень много терпения и времени. И, если честно, принятие от города хотя бы разрешения на реализацию наших идей уже в какой-то мере можно назвать поддержкой. Проще всё сделать самим, вместе с горожанами и бизнес-партнёрами. Мы, например, предлагаем крупному бизнесу стать соавторами объектов и профинансировать часть затрат. Компания «Леруа Мерлен» предоставляла нам часть материалов бесплатно, а к 9 Мая у нас была запланирована совместная работа со Сбербанком, но её создание перенеслось из-за пандемии. 

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Пандемия сказалась на работе студии: в марте и апреле занятия не проводили, но команда продолжала заниматься её развитием — придумывала новые арт-объекты и проекты. Значительный плюс, который помог пережить карантин, — расходов в это время тоже почти не было.

— Наша деятельность в первые два месяца изоляции заморозилась. Но мы работали над новыми концепциями арт-объектов, ещё закончили ремонт в подсобке, который давно откладывали из-за загруженности, и сняли видео мастер-класса по созданию деталей для парапета на набережной. Ещё придумали набор, с которым человек может сделать свою керамическую историю дома, а мы потом включим её в общую картину. Подобных дел было много. И, к счастью, наши арендодатели — понимающие люди. Они устроили нам «арендные каникулы» на время пандемии. Значительных расходов сейчас нет — работаем над самоокупаемостью наших арт-объектов. Сейчас мы к тому же продумываем линию мерча от студии. Выручка от него пойдёт на реализацию объектов.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Free price и обучение по бартеру

Помимо различных проектов, которые украшают город, мастера студии создают керамические изделия для брендов на заказ, но только по собственным эскизам. Это ещё один источник средств для существования НОА. Однако такая работа — крайне затратная по ресурсам, поэтому выполняется всегда циклом или партией. При этом создатели гарантируют уникальность такого продукта: серия всегда ограничена, и повторить её могут только для того же заказчика.

— Например, если бы мы для Байкалики сделали только одну кружку, а не 150, то все затраты на работу дизайнера, поиски материалов и времени на включение в деятельность закладывались бы в эту единицу. Она стоила бы не меньше 40 тысяч рублей — не очень-то выгодно для заказчика. 

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Ещё один способ заработать для студии — продажа керамики. Магазина в привычном понимании у НОА не существует: в студии есть несколько полок с изделиями free price. Это работы мастеров студии, которые остались от партии в корпоративных заказах, или изделия учеников, которые они по разным причинам выставляют на полки, а не забирают.

— У нас сразу раскупают тарелки по свободной цене, которые при сушке и обжигах немного деформировались, а по задумке мастера это непозволительно. Но для покупателя подобный брак — даже мило.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Если изделие продаётся по фиксированной, а не свободной цене, это значит, что мастер сам его оценивал, учитывая стоимость материалов, использованных для создания изделия, и свою работу. 

— Самое популярное изделие из керамики — кружка. Её усреднённая себестоимость — 435 рублей. По времени — около часа. Лепка или гончарка из сырой глины — 30 минут, дальше — замывка, ошкуривание, подготовка к обжигу как единый процесс, затем — глазуровка по 15 минут. У нас ещё можно купить изделие, которое сделал кто-то из наших детей-учеников. Деньги от продажи уходят автору или на обеспечение работы студии. Всё зависит от наших договорённостей. 

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

В студии есть несколько товаров по фиксированной цене — это подарочные сертификаты на обучение и значки участника проекта «Меняю реальность», которые продаются вместе с кусочком стеклянной мозаики. Покупая такой значок за 200 рублей, человек оплачивает детали для третьего объекта «Водовороты» и парапета набережной Ангары с затратой на монтаж. 

— Получается, что на старте мы вкладываем и свои средства, и привлечённые. Но, если постоянно вкладывать самим и привлекать гранты, мы не закончим до конца жизни. Идея должна сама себя окупить. А продажа значков позволяет привлекать средства на дальнейшие работы.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

У системных занятий в студии тоже есть свой прайс — 2 500 рублей за месячный абонемент. Однако оплатить обучение в студии можно и другими способами: к каждому желающему стараются найти индивидуальный подход. 

— Если к нам приходит человек, который стремится к изменениям вокруг себя и горит желанием осваивать художественные практики, но при этом не может себе позволить оплату обучения, то мы находим эквиваленты. Например, помощь в студии (уборка, заготовка глины, подготовка материалов) или разные виды бартера.

Мария Кузнецова
соосновательница студии НОА

Фото предоставлены студией НОА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: