Практики | Авантюра

Как устроен Slow Home — самарский бренд посуды из валежника

Егор и Анна Самойловы забеспокоились о природе ещё до того, как это стало мейнстримом, — и запустили бренд экологичных вещей для дома. В своей мастерской Slow Home они производят постельное бельё с растительными принтами, свечи из натурального воска и посуду из дерева, для которой, по их словам, подойдут даже самые раздолбанные доски, забытые на строительных лесах. Мы поговорили с ребятами о том, как они ищут материал на самарских улицах, зачем им мультибрендовый шоурум и когда их проект вырастет из авантюры в настоящий бизнес.

Текст:
Любовь Саранина

Охота за валежником под покровом ночи и дедушкин гараж

Егор и Аня Самойловы занялись производством интерьерных украшений в 2015 году. Супругов волновала судьба поваленных деревьев, лежащих на самарских улицах, и они решили найти им экологичное применение — сделать из них посуду. Для этого Самойловы организовали столярную мастерскую на окраине города — в гараже, доставшемся Егору от деда. Отсюда пошло первое название проекта — Wooden Garage.

На старте Егор и Аня обошлись минимальным набором инструментов: купили бензопилу для древесины, электропилу для работы в мастерской, токарный станок и несколько резцов. На оборудование ушло 35 тысяч рублей. Ещё 10 тысяч супруги потратили на то, чтобы привести в порядок сам гараж: залатать крышу, провести освещение и воткнуть пару розеток.

С поиском материалов у Самойловых не возникло проблем: в дело решили брать всё, что когда-то росло на улицах города. «Особенно много дерева выкидывают в процессе расширения дорог», — объясняет Егор. В то же время забирать валежник из леса предприниматели отказались: там он служит частью экосистемы. Кроме того, пара решила принципиально не работать с готовым пиломатериалом.

— Мы считаем этот бизнес варварским и не хотим его поддерживать. В городе лежит и гниёт куча древесины, которую даже не вывозят, а в это время где-то рубят карельскую берёзу и делают из неё столик.

Анна Самойлова

соосновательница мастерской Slow Home

Хотя найти древесину предпринимателям оказалось легко, с её вывозом у Самойловых возникли проблемы. Жители частных секторов часто забирают деревья на дрова, поэтому нужно постараться урвать их раньше остальных. Кроме того, некоторые самарцы в принципе не приветствуют вывоз древесины с улиц. «Иногда даже приходится ждать наступления темноты. Мы вроде ничего плохо не делаем, но люди ругаются», — рассказывает Аня.

Искорёженное дерево, грибок и столярка по YouTube

Всем, связанным с деревом, в проекте занимается Егор. Перед запуском мастерской у него не было ни опыта работы с этим материалом, ни наставника, поэтому основам столярного дела ему пришлось учиться по роликам на YouTube и специализированной литературе. Полученные знания Егор оттачивал на практике, приходя в гараж после основной работы.

— Нужно уметь определять подходящую глубину заготовок. Несколько раз я протачивал их насквозь, причём на сушку древесины до этого могло уйти около года, а на финальную обточку на станке — два-три часа. Естественно, я тут же выключал свет, разворачивался и побыстрее уходил из гаража, чтобы ничего в нём не разбомбить.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

К процессу работы с валежником Егор пришёл опытным путём. Первый шаг при создании любого изделия — раскрой древесины, во время которой материал разделывают бензопилой. Получившиеся заготовки точат сразу, без предварительной сушки: так их легче обработать. 

После этого следуют более детальная обточка дерева и самый долгий этап — сушка заготовки, которая может затянуться на несколько лет. Этот этап довольно непредсказуемый, ведь из-за неправильного раскроя или фиксации древесины «изделие искорёжит так, как ты и не предполагал». В будущем, чтобы ускорить работу, Егор планирует сушить дерево в микроволновке. 

Следующий шаг в работе с валежником — шлифовка, во время которой заготовка крутится на станке по заданной траектории, пока с неё не сойдут все неровности и полосы.

— Я и сегодня уговариваю себя, прежде чем выставить некоторые чаши на продажу. Хочется что-то ещё доделать, подточить, но я знаю, что это может оказаться очередным фейлом, когда чаша вылетит, ударится обо что-нибудь, а вся шлифовка уйдёт в никуда.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

После того как изделие приобретёт нужную форму, его покрывают льняным маслом: минеральное, содержащее продукты нефтепереработки, в мастерской под запретом. Аня отмечает: «Мы стараемся сделать посуду не столько износостойкой, сколько безопасной. Если используем краски, то на водной основе и только с внешней стороны».

У Самойловых нет специальных требований к материалу: в ход идёт даже самое трухлявое и поеденное насекомыми дерево. Это усложняет работу мастерской, ведь, по словам Егора, изделие из такого валежника легко может разлететься на кусочки во время обточки. В то же время использование такого материала придаёт посуде необычный вид.

— Каждый этап разложения древесины можно поймать, и изделие будет по-своему уникальным. Сок в древесине начинает бродить, она обрастает грибком, и на различных слоях образуются рисунки, которые видно при обработке.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

Как открыть
мебельную мастерскую

Курс расскажет, какие инструменты нужны для работы с деревом, как выбрать материалы, собрать команду и организовать столярное производство. Лекции бесплатные — достаточно зарегистрироваться на сайте.

Подушки с папоротником, бетонная раковина и бесконечные переезды

Первое время готовую утварь Аня и Егор оставляли себе, дарили друзьям и близким или отдавали за копейки. Окупить первоначальные вложения в проект Самойловым удалось через полгода после начала работы, а получить первый заказ — спустя два года после запуска мастерской: просьба сделать банки для сыпучих продуктов поступила через знакомых.

В 2017 году проект Самойловых начал расти. Сперва к посуде добавили кухонный текстиль и постельное бельё с принтами — их созданием занялась Аня. Переносить рисунки на ткань девушка решила методом линогравюры, при котором для печати используют штамп из линолеума. Такие изделия Самойлова выпускает лимитированными сериями, чтобы не затягивать работу.  

Продолжая «домашнюю» тему, Самойловы взялись и за изготовление свечей. Воск супруги стали закупать у местного пчеловода, чтобы использовать исключительно натуральные материалы. Однако вскоре пасека закрылась, поэтому сейчас ребята снова ищут поставщика, а пока выпускают свечи исключительно в праздники — например, под Новый год.

В 2018-м Самойловы попытались привлечь к производству своего приятеля. Его заинтересовала работа с бетоном, а Егора — с новым материалом. После долгих уговоров и сомнений новый партнёр согласился снять вместе с Самойловыми мастерскую в местном арт-кластере «Дом 77».

— Ему всё это перестало нравиться уже на этапе «тащить мешки цемента на четвёртый этаж». В итоге он ушёл, а мы продолжили: начали делать цветочные кашпо. Формы для них стоили всего 800 рублей и продавались на AliExpress. Но их оказалось недостаточно: аренда мастерской стоила 10 тысяч рублей, и мы не смогли бы потянуть такое помещение в одиночку.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

Через год ребята съехали в другую мастерскую — в том же здании и с арендой в пять тысяч рублей. К тому моменту владельцы «Дома 77» готовились к открытию бара «Вечно молодой» и предложили Самойловым создать для заведения бетонные раковины и столешницы в обмен на четыре месяца аренды. Так Егору и Ане пришлось освоить крупногабаритное производство из бетона.

— Это был наш первый подобный опыт, у нас не было нужного оборудования — только обычная дрель и насадка для неё. Мы вручную до четырёх часов утра месили цементный раствор, на одну ночь мастерская стала маленьким чистилищем. Я думала, что в один момент заплачу и скажу, что больше не могу, но было слишком интересно, получится ли у нас.

Анна Самойлова

соосновательница мастерской Slow Home

У Егора и Ани получилось — правда, за результат пришлось поволноваться. Готовые изделия, по словам ребят, должны были пролежать месяц, но создатели «Вечно молодого» хотели открыться как можно быстрее. «Мы говорим, что раковины толстые, влага из них ещё не испарилась, а нас в ответ просят поскорее покрыть их лаком. Естественно, на изделиях начали появляться трещины», — вспоминает Егор. После открытия бара ему ещё несколько месяцев приходилось приезжать в заведение и затирать погрешности, однако раковины в «Вечно молодом» до сих пор целы.

В феврале 2019 года в «Доме 77» случился пожар, и многие резиденты съехали из арт-кластера. Самойловы решили перебраться в одно из освободившихся помещений поближе к лестнице, чтобы поднимать тяжеленную древесину было чуть проще. Супруги сделали там косметический ремонт, покрасили стены и только потом выяснили, что аренда их новой комнаты стоит в два раза дороже. Тогда Аня и Егор съехали обратно в гараж.

— Мы в очередной раз пролетели, и нас так это расстроило, что пошли мысли вроде «Может, ну его? Который год мучаемся, и всё не то». Только к лету у нас открылось второе дыхание, и мы решили продолжать.

Анна Самойлова

соосновательница мастерской Slow Home

Свечи «с женскую ладошку» и отказ от таргетинга

Пока что Самойловы не готовы полностью уйти в коммерцию и рассматривают мастерскую как дополнительный, а не основной источник дохода. В месяц Егор и Аня продают до восьми изделий. Среди самых востребованных — контейнеры, глубокие чаши, декоративные совочки, которые берут как реквизит для фотосессий, и ступки для специй, пользующиеся особой популярностью у барменов.

Первый корпоративный заказ Самойловы выполнили для местного ресторана: ребята сделали 40 салфетниц из смеси бетона с фиброй — по 800 рублей за каждую. Предприниматели расценивают это как «очень лёгкую прибыль», но на данный момент не хотят браться за массовые заказы. «Когда люди покупают то, что захотел сделать ты, это не сравнится ни с какими деньгами», — объясняет Егор. По той же причине им неинтересно работать с частными заказами.

— Многие люди не знают, чего хотят. Например, недавно девушка заказала у нас 100 свечей, залитых в деревянные чаши. Мы спрашиваем про размеры, а нам отвечают: «С женскую ладошку». Мы, конечно, поржали, я посмотрел на Анину ладошку, но потом пришлось объяснять человеку, что дерево, пропитанное воском, — это тот же самый фитиль. Так часто бывает: вы можете общаться несколько недель, но в итоге не прийти ни к какому техзаданию — ты просто проводишь консультацию по правилам пожарной безопасности.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

Как признаются Самойловы, покупателей из Самары у проекта мало: в основном их изделия заказывают люди из Москвы, Петербурга, Архангельска, Томска и Новосибирска. При этом для привлечения аудитории супруги принципиально не используют таргетинг: по мнению мастеров, красивые изделия рекламирует себя сами. 

Визуальным контентом для соцсетей занимается Аня. Фото для инстаграма и ВКонтакте девушка делает в семейной квартире, снимая изделия на фоне чёрных стен или используя фотофоны.

— У других мастеров уже есть своя аудитория, отсеянная и без всякого мусора. Когда они репостят нашу запись, их публика видит фото классного изделия и приходит к нам. А самостоятельный таргетинг — это боты и комментарии с «ладошками», которые, наоборот, отправляют тебя на самое дно ленты.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

Как продвигать
креативные проекты в сети

Курс расскажет, как проводить рекламные компании в интернете и какими инструментами пользоваться, чтобы о вашем бренде узнало как можно больше людей. Лекции бесплатные — достаточно зарегистрироваться на сайте.

Доходы, расходы и мастер-классы

Ежемесячные расходы предпринимателей в среднем составляют около четырёх тысяч рублей: на аренду гаража Самойловы тратят тысячу, на оплату электричества — ещё две. Оставшиеся деньги уходят на бензин для доставки сырья и подготовку к маркетам. При необходимости закупки текстиля и пряжи траты возрастают до 10 тысяч рублей — и тогда предприниматели могут уйти в минус. 

Выручку от проекта ребята называют «стихийной»: она может составлять три тысячи рублей в месяц, а может подниматься до восьми в день во время дизайн-маркетов. Именно ярмарки хендмейда приносят мастерской наибольший доход. Ребята объясняют это тем, что на них приходит подготовленная аудитория, которая  в первую очередь хочет посмотреть на изделия вживую.

— Второй маркет, в котором мы участвовали, был самостоятельным мероприятием с викторинами и конкурсами, а ярмарка хендмейда выступала чем-то побочным. В итоге люди приходили туда выигрывать призы, а не за чашками или брошами. С тех пор мы стали выбирать маркеты, чья публика изначально нацелена на покупки.

Анна Самойлова

соосновательница мастерской Slow Home

Недавно мастерская нашла ещё один источник дохода — платные мастер-классы. Участников Самойловы набирают через сторис в инстаграме, а сами занятия проводят на сторонних площадках. Стоимость мастер-классов варьируется от 700 до 1 000 рублей — в зависимости от тематики. Проведением уроков занимается Аня: уже сейчас она учит желающих плести макраме и делать гипсовые панно, а вскоре планирует запустить мастер-класс по изготовлению джутовых корзинок. При этом предприниматели предпочитают работать с детьми.

— Детям на самом деле интересно чему-то научиться, а для взрослых мастер-класс — это выездной корпоратив. Всё превращается в балаган, и ты пытаешься донести тётям и дядям то, что им не нужно: они просто пришли отдохнуть.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

По подсчётам Самойловых, на то, чтобы их проект перерос из авантюры в бизнес, потребуется около полумиллиона рублей. Этих денег хватит, чтобы закупить новое оборудование, увеличить объёмы производства и расширить его возможности. К примеру, пока мастерская заточена только под «токарку», но в планах Егора — полноценно заняться выпуском сервировочных досок, для чего нужны дополнительные вложения.

— Мы постоянно думаем: «Вот сейчас уволимся и начнём делать всё по-настоящему». Но оказалось, что это тоже не вариант. Мы проверяли это на Ане: она год сидела без основной работы, но долго думала, к чему подступиться и с чего начать. Если влить в мастерскую необходимое количество денег, мы сможем больше в техническом плане, будем выбираться на казанский Open Space Market или крутые новогодние ярмарки в Петербурге. Не то чтобы мы стремились стать большими бизнесменами — просто хочется, чтобы любимое дело кормило и позволило уволиться нам обоим.

Егор Самойлов

сооснователь мастерской Slow Home

Из гаража в медленный дом и шоурум

В марте 2020 года проект Самойловых прошёл ребрендинг, и из Wooden Garage мастерскую переименовали в Slow Home. По мнению Самойловых, их проект перерос деревянную утварь и работу в гараже — теперь они готовы заниматься обустройством дома в целом. Вскоре в ассортименте обновлённой мастерской появятся плетёные корзины для белья, гобелены из шерсти и хлопка и посуда из металла. Бетон тоже бросать не станут, но будут ждать интересных заказов: пока мастерская остаётся хобби, делать 100 кашпо ради денег супругам не хочется.

В долгосрочных планах Самойловых — открыть собственный магазин. Дважды «пролетев» с помещением, предприниматели не торопятся с поисками: теперь супруги хотят арендовать такое пространство, в котором найдётся место и другим проектам. Среди целей Slow Home — сдавать полки мастерским, связанным с «природной» тематикой: производителям натуральной косметики и текстильным брендам.

— В Петербурге, например, можно арендовать полки в специальных магазинах, а у нас с этим тяжеловато. Когда мы хотим где-то выставиться, люди либо не выполняют обязательства, либо забывают о нас. Было такое, что мы отдавали изделия на реализацию под процент от продаж, а они впустую стояли на полках. Понятно, что каждый заботится о своём деле, поэтому и нам нужно своё место — и желательно без бара под ногами.

Анна Самойлова

соосновательница мастерской Slow Home

Также будущий магазин должен стать площадкой для мастер-классов и открытых лекций — например, о том, как сделать дом местом, из которого не захочется сбежать. «Многие пишут: ”Вот сделаю ремонт и тогда всё у вас закажу”. У людей проблема с тем, чтобы чувствовать себя комфортно в собственной квартире. Но это не так сложно и затратно, как кажется, и нам хочется это донести», — говорит Аня.

Фото предоставлено Slow Home

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: