Практики | Проекты

Это My Nude Nymph. Простые и красивые купальники из Казани

Бренд минималистичных купальников My Nude Nymph появился три года назад как хобби, но за последний год команде удалось увеличить обороты компании в десять раз и выйти на зарубежный рынок. По нашей просьбе казанское издание Enter поговорило с основательницей бренда, как запустить собственное текстильное производство, не сойти с ума в поиске поставщиков и не опускать руки на фоне пандемии.
Текст:
Дина Мусина

Нюдовые купальники и стремление к естественности

Бренд пляжной одежды My Nude Nymph появился в 2017 году. Его создательница Алсу Мухаметова работала в офисе и мечтала о собственном деле. Наблюдая бум производства нижнего белья, Алсу задумалась о том, почему никто не шьет купальники. «На полках в магазинах чаще встретишь цветастые модели со стразами и пряжками, а мне хотелось чего-то нюдового, минималистичного. Чтобы девушки выглядели в них естественно, но привлекательно», — вспоминает Алсу. В какой-то момент девушка решила рискнуть, обратилась к конструктору — та разработала пару моделей; затем нашла швею и отнесла ей ткань на пошив.

«Первые модели я снимала на телефон, на фоне стола, и параллельно с вдохновляющими картинками выкладывала в Инстаграм. Название пришло как-то сразу: я читала о нимфах из греческой мифологии и представляла девушек, которые будут носить мои купальники».

На первых порах Алсу стеснялась рассказывать о своем занятии: «На одной из дружеских домашних вечеринок я показала бренд Полине Михайловой (совладелица сети вьетнамских заведений Сho и креативного агентства «500na700»). К моему удивлению, она поддержала меня и мы решили заниматься проектом вместе». «Идея показалась мне очень классной, да и в целом шить и продавать купальники вместе с подругой прикольно», — объясняет Полина. Девушки вложили по 25 тысяч рублей: закупили ткань, оплатили работу нового конструктора, который придумал пять новых моделей, сами без вложений провели первую съемку и начали работать над концепцией.

«В 2017-м было крайне мало российских брендов купальников, поэтому мы не вдохновлялись кем-то конкретным. Примерно в одно время с нами появился московский „Паче“, но о нем мы узнали позже. Мы ориентировались в том числе и на личный запрос: стремление к красоте, привлекательности, которое проявляется в естественности. Мы не позиционируем себя как бодипозитив-бренд, но снимаем разных моделей и развиваем размерную сетку от XXS до XL: обычное человеческое тело не должно никого удивлять и не нуждается в „пропаганде“, оно просто должно быть нормой», — объясняют основательницы.

Постепенный рост и партнёрство с друзьями

По словам Полины, первые два года работы My Nude Nymph развивался постепенно: «Это было чем-то вроде хобби, тем, что нас вдохновляет, приносит удовольствие, но не более. У нас не было штатных сотрудников, большой ответственности, амбиций. Появились заказы: мы купили ткань и отшили партию. На тот момент нас устраивало количество продаж и доход — на пике мы продавали около пятидесяти купальников в месяц».

Периодически случались взрывы: однажды Алсу получила сообщение от незнакомой девушки и совершенно случайно узнала в ней телеведущую Ирену Понарошку. «Мы тут же предложили отправить ей купальник в подарок, а она отвечает: „Честно говоря, я так от этого устала! Можно я просто у вас куплю?“ Мы подумали и решили, что все же отправим ее заказ бесплатно. Написали, что нам не нужны никакие упоминания в соцсетях и мы просто будем рады сделать ей приятное. Спустя пару недель она выложила три фотографии, отметив наш аккаунт. Как-то просыпаюсь утром и вижу, что куча сообщений висит в WhatsApp и директе, тут же звоню Полине: „Ты видела, что происходит?“ А в голове сразу мысли: у нас ведь нет даже таких объемов, чтобы все эти заказы принять».

Через некоторое время к My Nude Nymph присоединились друзья Алсу и Полины — Александр Петров и Сергей Матюшенко, которым принадлежит офис креативного «500na700» и автомойки самообслуживания SelfWash. В офисе «500na700» девушки часто встречались, чтобы обсудить рабочие моменты, а Сергей и Александр помогали советами.

«Сначала мы преследовали коммерческую цель», — объясняет Сергей, — «Мы хотели, чтобы девчонки арендовали у нас часть помещений и сами открыли цех, но они не торопились. А нам было понятно, что такой перспективный проект не должен пропадать». Александр говорит, что ему всегда импонировал бизнес, которым занимается Алсу: «Помню, когда она начинала, я сам только уволился с наемной работы. Она же продолжала работать в офисе и параллельно заниматься купальниками. Я говорил ей: уходи оттуда и займись проектом плотнее, все будет круто. Затем мы несколько раз обсуждали возможность нашего участия в бренде, но девочки не относились к ней серьезно. Как-то я позвал друзей к себе на ужин, мы обсудили все более детально, и в марте прошлого года вошли в бизнес».

С приходом в команду Александр и Сергей вложили 750 тысяч рублей: на эти деньги закупили швейные машинки и необходимое оборудование, организовали первую прямую поставку ткани и наняли первую швею. За год совместной работы команде удалось отстроить с нуля производство, отладить многие процессы, увеличить продажи почти в десять раз — до 400 изделий в месяц, достичь оборота в два миллиона рублей, а также сильно нарастить штат.

Поиск кадров и 500 тысяч рублей на зарплаты

Сегодня команда четко разделяет полномочия: Александр отвечает за продажи, Алсу за креативную часть, Полина за оболочку и маркетинг, а Сергей занимается финансами, автоматизацией и складом. Кроме того в компании работает три маркетолога, четыре менеджера по продажам, девять человек в цехе: швеи, конструктор и заведующая производством. Сотрудники «500na700» тоже выполняют часть задач на аутсорсе: пишут сайт, выполняют графические работы, создают видеоконтент для Instagram. Вместе с фотографами и моделями, которые сотрудничают с My Nude Nymph на постоянной основе, штат компании составляет почти тридцать человек.

— Всех сотрудников мы искали с нуля, и лучше всего сработало сарафанное радио. HeadHunter же показал себя не очень эффективно. Мало отклика, люди легко срываются с собеседований, либо перестают приходить на работу через пару дней. А самое сложное — найти хороших швей. В КХТИ есть факультет, на котором готовят закройщиков, конструкторов и швей, но там совсем молодые специалисты. Опытные же боятся связываться с начинающим брендом, поэтому мы очень рады, что нашли нашу Марину. На первых порах она работала в цехе одна, мы думали с ума здесь сойдет, а сейчас стала начальником производства и сейчас у нее в подчинении восемь человек.

Александр Петров
партнёр My Nude Nymph

На зарплаты основным сотрудникам компания закладывает около 500 тысяч рублей в месяц: швея в среднем получает 30 тысяч рублей, а начальница производства — 50 тысяч. «Система зарплат еще находится в стадии формирования. Швеи стандартно получают оклад плюс сдельную оплату, но мы пытаемся усовершенствовать систему, потому что часто им приходится перерабатывать, чтобы получить 30 тысяч. Зарплаты менеджеров по продажам тоже пересматриваем: мы хотим, чтобы они зарабатывали много, работая на результат — а не во время распродаж, или продавая людям только самые популярные модели».

Большую часть прибыли команда направляет на дальнейшее развитие: закупает новое оборудование, нанимает дополнительный персонал и увеличивает объемы поставок ткани. «Деньги нужны всегда, и мы знаем, как их освоить. Например, чтобы добавить в коллекцию новое изделие, нам нужно новое оборудование, новый сотрудник и оформленное рабочее пространство. Сейчас мы ведем переговоры с Фондом поддержки предпринимательства республики Татарстан: наша отрасль является приоритетной для развития и они готовы выступить поручителем по нашему банковскому займу», — рассказывает Сергей, — «Мы говорим о сумме в пять миллионов рублей. Благодаря этим деньгами мы сможем заказать большие партии материала, отшить складской запас и закупить машинки, что напрямую скажется на оборотах».

Кроме обязательных издержек, компания уже позволила себе оплатить две командировки: в Италию, где познакомилась с поставщиками тканей, и во Францию — на выставку текстиля. Организаторы французской Interfiliere Paris 2020 (международная выставка нижнего белья и купальников, — прим. ред.) пригласили бренд поучаствовать в летней выставке в Париже, однако событие перенесли из-за пандемии.

Проблемы с российскими поставщиками и возможность производства за рубежом

Работа над собственным производством отнюдь не ограничивается стенами цеха. Команда до сих пор каждый день сталкивается с сотнями нюансов: поиск фурнитуры, застежек, бирок, гигиенических защитных наклеек и упаковки превращается в бесконечную волокиту и конфликты с поставщиками.

«Когда ты задаешься вопросом: „Кто в России может изготовить бирку из хорошей бумаги, с классной печатью и нужной нам маленькой дыркой?“, — оказывается, что никто», — рассказывает Полина. — «Всю мелочь мы везем из Китая. Такое ощущение, что у нас сейчас не производят ничего. В России пока еще покупаем нитки (но и они импортные) и гигиенические наклейки для купальников, однако вскоре тоже перейдем на китайские — там дешевле и клеятся лучше. С нашими компаниями тяжело сотрудничать. Есть ощущение, что люди не хотят работать: любые детали приходится выуживать, а ответы на простейшие запросы ждать часами. Поэтому мы уже думаем о том, чтобы открыть здесь свое производство бирок».

Основные ткани компания закупает в Италии и Белоруссии. Выбор в пользу итальянских тканей сделала Алсу, когда только начинала заниматься брендом: «Я заказывала корейские, китайские и европейские материалы — качество последних всегда оказывалось лучше. А когда мы начали работать с крупными партиями, я подумала, что привезти ткани из Италии будет проще и надежней, чем поставлять из того же Китая. Кроме того, у итальянцев хотя бы есть каталоги с образцами». Но даже каталоги не спасают от возможных рисков: одна и та же ткань в партии может отличаться по тону на один или два оттенка. И если швеи раскроили верх модели в одном цвете, а низ — в другом, то целую партию купальников приходится списывать как брак".

За год работы команде удалось оптимизировать работу цеха и снизить себестоимость изделий. Один купальник в производстве обходится бренду примерно в 700 рублей, однако сюда стоит прибавить издержки: обслуживание оборудования, таможенные расходы, списанные партии и реклама. В итоге стоимость некоторых моделей может вырасти до двух тысяч рублей. Владельцев часто посещают мысли о том, чтобы перенести производство из России. «Поскольку сырье для купальников едет с разных точек Европы и Азии, нам приходится решать проблемы с таможней, задержками в транспортных компаниях и сопутствующие проблемы. Например, проще работать в Латвии или Беларуси: они производят сырье: резинки, ткани, фурнитуру, а также там работают заводы, которые отшивают сами купальники. Учитывая таможенный союз с Беларусью мы бы смогли беспрепятственно ввозить их в Россию», — объясняет Александр.

«Но на этом этапе мы морально не готовы отпустить наше дело в другую страну. Пока мы хотим сами погружаться в производственные моменты и довести продукт до идеального состояния. Дальше будем думать» — говорит Полина.

Неэффективные блогеры и пандемия

До недавнего времени модели My Nude Nymph были представлены только в инстаграме бренда, а в последние полгода компания начала сотрудничать с магазинами в России и за рубежом. При этом за соцсетью пока остается около 80% всех продаж: их обеспечивает тонко настроенная таргетированная реклама. География разнится: подавляющее большинство заказов приходит из Москвы и Петербурга, но есть и международные покупатели — из Европы, Израиля, Украины и СНГ. После случайного пиара у Ирены Понарошку команда несколько раз заказывала коммерческие публикации у блогеров — Алины Астровской, Луны и Марии Иваковой, однако ни одна из этих кампаний не принесла большой отдачи.

«Общий рекламный бюджет на таргет у нас составляет около 300 тысяч рублей в месяц — от рекламы в блогах мы пока отказались. Мы могли бы увеличить его, но не хотим попасть в ситуацию, когда наше производство не справится с объемами заказов», — объясняет Александр.

Сейчас бренд представлен в 11 магазинах и шоу-румах Иркутска, Новосибирска, Екатеринбурга, Москвы, Сочи, Санкт-Петербурга, Ростова, Тольятти, Нижнего Новгорода и Казани. Также есть партнёр в Берлине, однако при экспорте снова возникают проблемы с таможней. Ведутся переговоры с Беларусью и Португалией, но многие поставки срываются из-за пандемии. При этом Сергей говорит, что компания не паникует: «Мы и так работаем с поправкой на сезонность, а сейчас отменилось большинство отпусков. Наши партнеры тоже пребывают в нерешительности. Но для нас это хорошее время, чтобы подготовить товарный запас, немного оглянуться и подумать о дальнейшем развитии».

Совсем скоро у My Nude Nymph появится сайт. «Мы работаем над ним давно и хотели бы поскорее его анонсировать, но в то же время есть привычка доводить все до идеала. К примеру, мы несколько недель согласовывали одну только иконку корзины. Плюс ко всему нас много, а значит у каждого свое видение и мнение относительно всего», — говорит Полина, — «Еще до общего бизнеса мы постоянно проводили время вместе, только обсуждали другие темы. Естественно ссорились, но какая же это дружба, если вы не можете о чем-то поспорить, а потом найти общий язык. И неважно, какой перед вами стоит вопрос: что приготовить на ужин или сколько рулонов ткани заказать».

Фото: My Nude Nymph, Кирилл Михайлов

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: