Практики | Интервью

«Мы были первыми в Петербурге»: как две подруги объединили лекции про искусство и бранчи

Сфера образования переживает свой очередной расцвет. Сейчас мы поглощаем информацию где угодно: лекции в кофейнях, мастер-классы на открытом воздухе, вебинары из любой точки мира.

Мы поговорили с создательницами проекта арт-бранчей в Петербурге Bigcity.art — культурологом Лизой Зиновьевой и арт-критиком Натальей Карасёвой — о том, зачем они объединили лекции и досуг, как запустили проект без вложений и какую роль в их жизни сыграло либеральное образование.

Текст:
Альбина Золочевская

Как вы запустили проект?

Наталья: Всё началось с нашего знакомства с Лизой: тогда мы работали вместе в одном образовательном проекте. 

Лиза: Когда мы обе его покинули, поняли, что у нас есть все шансы и данные для того, чтобы создать собственный проект в области искусства, потому что мы этим профессионально занимаемся много лет. 

Наталья: У меня был опыт в организации мероприятий и менеджменте проектов. Плюс по образованию я искусствовед — много занималась проектами в сфере современного искусства.

Лиза: У меня был схожий опыт. Плюс я работала гидом по Петербургу несколько лет. В итоге в ноябре 2018 года мы уже начали делать первые бранчи.

Были ли какие-то вложения на старте? 

Лиза: Нас не смутит сказать эту огромную сумму — ноль рублей! Но на начальном этапе в нашем случае нам не нужны были деньги. 

Ведь мы не снимали офис, у нас не было большой команды, которой нужно платить. Главные инвестиции это наши опыт и время. 

Наталья: Но сейчас мы инвестируем в проект. В развитие нашего дела мы вкладываем от 10% до 20% прибыли.

Я правильно понимаю, что арт-бранчи это ваш первый и постоянный формат?

Лиза: Да, постепенно к нему мы начали добавлять пешеходные экскурсии, вебинары, поездки и интенсивы. 

Наталья: Мы были первыми в Петербурге, кто сделал образовательные арт-бранчи своим основным продуктом. Конечно, мы это не изобрели, но до нас это было разовой акцией. 

Почему именно бранчи? Что в них особенного?

Наталья: Когда мы с Лизой работали в образовательном проекте, наблюдали за форматами и находили их скучными. 

Мы сошлись во мнении, что обычные лекции не отвечают требованиям восприятия современного человека: мы понимали, что всё движется в сторону объединения досуга и образования. Мне кажется, что бранчи вобрали в себя всё то, что нужно современному слушателю: два с половиной часа лекций воспринимать достаточно трудно, и удовольствия это приносит мало. 

Наталья Карасёва
соосновательница Bigcity.art

Как вы искали первых клиентов? И корректно ли это слово?

Лиза: Да, слово «клиенты» вполне корректно, но мы больше предпочитаем говорить «гости». Изначально мы делали анонсы в личных соцсетях, приглашая друзей и знакомых.

После того как прошёл первый бранч, мы поняли, что интерес к подобным мероприятиям есть. Тогда и решили оформить всё в один проект.

Надо сказать, что поначалу мы рассчитывали только на знакомых и первые группы на 90% состояли из них. После нескольких встреч мы создали отдельный инстаграм для арт-бранчей. Ну а дальше сарафанное радио сделало своё дело.

А дальше уже была реклама? 

Лиза: Да, мы стали увеличивать количество встреч — соответственно, нам уже нужна была реклама. Мы пытались работать с блогерами, но не скажу, что это было очень успешно. В целом наш трафик приходит с таргета.

Как вы отбираете спикеров для бранчей?

Наталья: Мы достаточно щепетильны в этом вопросе. По нашим наблюдениям, со спикерами мало кто работает: их просто приглашают, они читают лекцию — и всё. В этом случае спикер не отвечает за то, вернётся ли слушатель на следующую лекцию или нет. Мы стараемся много работать со спикерами, у нас есть опенколлы с ними. Когда у нас открывается соответствующая вакансия, мы просим кандидатов сделать тестовую запись, а к собеседованию подготовить демоверсию лекции для нас. Кроме того, сейчас мы активно развиваем тренинги для наших лекторов. У нас нет ставки на маститых и именитых спикеров, в какой-то мере мы ищем начинающих.

Лиза: Важно сказать, что начинающих в плане общения с группами. Конечно, для нас важно, чтобы у спикера был хороший бэкграунд. Мы не работаем со студентами и совсем юными, так как нам важны знания, а они всё-таки приобретаются с опытом.

Сейчас вы уже обросли командой или по-прежнему всё делаете вдвоём? 

Наталья: У нас есть команда: администраторы, которые занимаются техническими задачами на арт-бранчах, и спикеры, а мы с Лизой занимаемся развитием проекта.

Лиза: Да, мы не делаем всё вдвоём. Но SMM, пиар, стратегии, программы и менеджмент — на нас с Натальей.

Очевидно, что по сфере ивентов пандемия ударила сильнее всего. Сколько у вас было мероприятий до ковида?

Лиза: В месяц порядка 18-20 мероприятий мы проводили до пандемии.

Конечно, за период самоизоляции всё упало и очень долго восстанавливалось. Но сейчас мы вышли на уровень марта прошлого года.

Наталья: В плане финансов я не могу сказать, что мы потеряли многое, даже наоборот. В принципе, в пандемию мы хорошо зарабатывали за счёт корпоративных заказов.

Корпоративные заказы ваша вторая сторона заработка? 

Лиза: Да. Это не какая-то большая часть проекта, но регулярно разные компании обращаются к нам. Скорее всего, кто-то из них бывал на наших бранчах в качестве гостя, а потом подумал, как будет здорово провести подобное, но уже для коллег. 

Основные статьи расходов для вас сейчас — зарплаты, вложения в развитие. А что ещё? 

Наталья: Билеты в музей, зарплаты спикерам, еда в ресторанах, налоги, реклама и другие операционные платежи.

Лиза: Если случаются вебинары, то мы оплачиваем вебинарные комнаты.

Если мы вспомним все ваши мероприятия за почти три года, какое было самым удачным? 

Наталья: Вообще, у нас все мероприятия классные! Но самым приятным по отклику и атмосфере был первый день рождения проекта. Тогда мы сделали открытую лекцию в коворкинге «Ясная Поляна», где рассказали, куда ехать на выставки в 2020 году. Тема в итоге оказалась не очень актуальной, потому что вскоре нас настиг ковид, но сама лекция была в стиле арт-стендапа: мы много шутили и весело проводили время.

А если развернуть вопрос в другую сторону, какое мероприятие было самым неудачным?

Наталья: Тут скорее вопрос в том, как относиться к неудачам. Факт в том, что мы не относимся к этому как к чему-то негативному. Напротив, мы воспринимаем это как точку роста. 

Лиза: На самом деле не припомню больших провалов.

Зачастую наша работа зависит от нас самих, поэтому неожиданные сюрпризы редкость. Наверное, из провалов могу вспомнить нашу поездку в Венецию, когда в программе стояло катание на гондолах, за которое мы заплатили 1 500 евро. В итоге нас покатали минут 20 вместо заявленного часа. Мы очень расстроились, как и наши гости, потому что рассчитывали на большее.

Елизавета Зиновьева
соосновательница Bigcity.art

Наталья: Я, кстати, вспомнила ещё одну историю. Вообще, у нас всегда набираются группы, но однажды поездка в Выборг в 2019 году не собрала вообще никого. Возможно, это связано с тем, что люди тогда не ценили российские города.

Лиза: Да, помню! Мы ещё заранее заплатили гиду. Деньги вернуть уже нельзя было. В итоге мы позвали ещё двух людей и поехали вместе с Натали. Но поездка вышла крутой! Даже жаль, что никто не разделил выборгскую аутентичность.

— Вы — выпускницы факультета свободных искусств и наук СПбГУ, где образование строится по программе  Liberal Arts. Какие плюсы и минусы для будущих предпринимателей в такой форме обучения? 

Наталья: Начнём с того, что любое образование идёт на пользу. Оно даёт контакты и связи, и это одни из главных вещей, которые мне дала программа.

Лиза: Как минимум ещё это знания.

Материалы по теме
Как выглядит либерал артс в России и где можно получить образование по этой модели.

Наталья: Да, это тоже важно, но не так, как нетворкинг. Если говорить о минусах, то зачастую это что-то не прикладное. Например, чтобы мне стать предпринимателем с Liberal Arts, всё-таки нужно приложить много усилий: практическую часть нам не преподавали. То есть знания о бизнес-планировании и подобных вещах нужно получать в другом месте. Но зато я знаю, как общаться с разными людьми, потому что либеральное образование очень сильно развивает софт-скилс.

 Кроме того, я могу писать тексты и хорошо формулировать свои мысли. Все эти навыки очень важны для предпринимателя.

Лиза: Согласна с Натали, что прикладной истории в Liberal Arts нет, но тебе её и не обещают. Плюс такое образование развивает ответственность за свой выбор, потому что там ты можешь выбирать всё, что только хочешь, и приходит понимание, что ты на что-то можешь повлиять. На мой взгляд, этого нет в обычном образовании, когда ты изучаешь предметы, которые тебе безразличны. 

Чем ещё помогает это образование?

Наталья: Я бы ещё выделила развитие дисциплины и расширение кругозора. Например, то, что изучала я, до сих пор помогает мне разбираться в других областях. Выходит, что я не только зациклена на изобразительном искусстве, но и немного понимаю в музыке и театре. И уже с этим набором знаний могу найти специалистов в этой сфере.

Лиза: Но в целом, если сравнивать либеральное образование и обычное, не могу сказать, что есть существенная разница в пользу первого.

Как тогда быть с пробелами в бизнес-образовании? 

Лиза: К счастью, их можно восполнить курсами. Например, я училась в образовательном проекте «Дом Бенуа», а там как раз был курс о менеджменте культурных проектов. Нам рассказывали об экономике, бизнес-стратегиях и другие важные вещи. Чтобы быть предпринимателем в культурной сфере, без бэкграунда в этой среде не обойтись, ну и плюс то, что мы говорили ранее: ты должен понимать, как работают экономика и каналы продаж, в какое время платить налоги. Либо, если вы делаете проект в сфере искусств в тандеме, один человек в паре отвечает за искусство, другой за бизнес.

Фото: Bigcity.art

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: