Практики / Исследование

Чем независимые книжные угрожают сетевым магазинам

Как магазины, специализирующиеся на small press, конкурируют с гигантами литературной индустрии.
03 августа 2018
Share this...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
По итогам 2016 года издательство «ЭКСМО» заработало 305 млн евро, «ОЛМА Медиа Групп» (издательство «Просвещение») — 199 млн евро. Доходы независимых издательств и книжных с этим несравнимы: большинство из них работает если не на грани смерти, то на грани выживания, а выйти в ноль уже считается хорошим результатом. Мы узнали у их владельцев, как они зарабатывают и не мешает ли этому их принципиальная позиция.

текст:
Анастасия Рогозина

Бизнес для души

Каждый посетитель книжного в регионах готов отдать в среднем 500 рублей за один раз, утверждает Ангелина Остащенко, владелица красноярского магазина «Бакен» (для сравнения: средний «книжный» чек в регионах России в 2017 году — 367,94 рубля). Но при этом, если покупателя действительно интересует какая-то книга или он пришёл за чем-то конкретным, он будет готов отдать и больше.

В исследовании профессора  кафедры истории книги и антикварно-букинистической торговли МГУП им. Ивана Фёдорова Татьяны Куприяновой о независимых книжных в США сказано, что их прибыль редко превышает 1% от общей суммы продаж. В современной России тенденция схожая. Как рассказывает совладелица магазина «Все свободны» Любовь Беляцкая, открывать книжный магазин ради прибыли — дело абсолютно бессмысленное.

Любовь Беляцкая
основательница и совладелица магазина «Все свободны»

— Книги — дело прежде всего для души. Если не ловишь кайф от того, чтобы просто возиться с ними — не читать, нет, именно возиться, —  то работать в книжном смысла нет никакого.

Любовь Беляцкая и Артём Фаустов, «Все свободны»

Владельцы петербургского книжного «Порядок слов» Константин Шавловский и Анна Изакар рассказывали интернет-газете «Бумага», что магазин вышел на самоокупаемость только спустя три года после запуска. Закрывшийся к настоящему моменту петербургский магазин «Факел» вышел в ноль через год. В регионах с этим сложнее: тот же «Бакен» уже больше четырёх лет работает в убыток и держится только на инициативе своих создателей.

Впрочем, есть и радикально отличающиеся примеры. Например, магазин «Подписные издания» под руководством Михаила Иванова, по данным РБК, за пять лет увеличил выручку в семь раз — до 72,5 млн рублей, а прибыль к 2016 году нарастил до 10 млн рублей. Однако он сильно отличается от большинства независимых книжных, хоть и работает со смолл-пресс. Во-первых, магазин существует уже около 100 лет, из них более 20 лет принадлежит семье Иванова. Во-вторых, порядка 20 млн рублей в год «Подписным изданиям» приносит оптовая торговля — нестандартная для обычных независимых магазинов статья доходов.

Смолл-пресс — малотиражные издательства, которые зачастую не имеют даже своей типографии, а также штата, бухгалтерии и складов. Бытует мнение, что смолл-пресс — это не бизнес, а скорее хобби и арт-проект.

О том, как открыть свой книжный магазин — в новом курсе «Мастеров России». Бесплатные лекции от создателей российских книжных будут доступны в разделе «Курсы» в начале сентября.

Скетчбуков нет — есть книги

«Подписные издания», в отличие от других книжных, не только продают сувениры — они их производят. Причём не только для себя, но и для сетевых гигантов вроде «Буквоеда». Знаменитые магниты с надписью «Из Петербурга с апатией и безразличием» и открытки «В Москву переезжают по работе, а в Петербург — по любви» — детище Иванова и целого пула иллюстраторов, которые над ними работают.  

— Многие предприниматели не занимаются книжной торговлей как бизнесом, а кладут себя, как мученики, на алтарь, работая в убыток. А я не хочу страдать. У меня изначально была другая задача — магазин должен приносить деньги,

Михаил Иванов
управляющий магазина «Подписные издания»

Книжный магазин «Факел»

Впрочем, представители других книжных с ним абсолютно не согласны. У них зачастую более принципиальная позиция по сувенирам. Так, создатели петербургского магазина «Факел» практически своим лозунгом сделали фразу «Скетчбуков нет — есть книги». И полностью отказались от продажи сувенирной продукции, которая, возможно, могла бы его спасти.

По словам одной из создательниц проекта Виты Карниз, «Факел» старался стать тем местом, из которого каждому пришедшему хотелось бы что-то унести. И сувениры могли бы стать препятствием на пути книги к своему потенциальному обладателю.

Магазин «Факел» закрылся в конце мая 2018 года. Причиной стали проблемы с арендодателем: книжный располагался на территории лофт-проекта «Этажи» в кластере «Улица Контейнерная».

Вита Карниз
основательница и совладелица магазинов «Факел» и «Жёлтый двор»

— Нам хотелось создать место, где каждому захочется остаться, а если остаться нельзя, захочется обязательно унести что-нибудь с собой, найти в магазине ту самую книгу, обратиться к нам за советом. Такая позиция, конечно, экономически невыгодная. Некоторые книжные магазины могут на продаже ручек обеспечить хорошей зарплатой пять продавцов. У нас было два продавца, которые работали за идею.

Совладелица «Факела» отмечает: именно благодаря такому подходу многие открыли для себя новых авторов и обратили внимание на книги независимых издательств.

Спасение утопающих

Проблемы, с которыми сталкиваются книжные, совершенно разные — от закупки литературы и работы с поставщиками до аренды помещений. И все они сказываются на их выживаемости.

Так, например, в 2013 году под угрозой закрытия оказался пермский книжный магазин «Пиотровский». У здания, где он размещался, сменился собственник, и владелец магазина Михаил Мальцев не смог договориться с ним об устроивших всех условиях. Тогда магазин спасло вмешательство руководителя Роспечати Михаила Сеславинского, который написал письмо губернатору Пермского края Виктору Басаргину с просьбой помочь проекту.

Однако этот случай до сих пор остаётся единственным прецедентом господдержки независимых книжных: тому же «Факелу», как и десяткам других подобных проектов, никто не помог, и они вынуждены были закрыться. Другие находятся на грани выживания: например, в подобной ситуации оказался красноярский магазин «Бакен», владелица которого Ангелина Остащенко вынуждена была сообщить о финансовых проблемах, в связи с которыми магазин долгое время не мог даже обновлять ассортимент. 

Ангелина Остащенко, магазин «Бакен»

В это же время в развитых странах их относят к сфере социального предпринимательства, но Россия выбрала другой путь и продолжает «кошмарить» книготорговцев.

Борьба за читателя

В условиях, когда книжным не хватает оборотных средств, им приходится конкурировать с «большими» книжными и, что немаловажно, электронными книгами. Согласно исследованию аналитиков журнала «Книжная индустрия» за 2018 год, оборот цифрового сегмента книжного рынка (электронные и аудиокниги) достиг 3,57 млрд рублей, из них текстовых электронных — 2,5 млрд рублей. Причём здесь речь идёт только о легальном рынке, без учёта нелегального распространения и скачиваний в интернете.

Новосибирский поэт, совладелец магазина «Открой рот» в Новосибирске Андрей Жданов считает, что в интернете можно найти мизерную часть от всех выпущенных книг. Его слова приводит журнал «Мастера Сибири».  

 Почему-то все думают, что интерес к книге упал, обвиняют в этом интернет, что-то ещё, но на самом деле это не так. В интернете можно найти не более 3% опубликованного в виде книг. Мы показываем, что книжный мир настолько разнообразен, что замена его какими-то суррогатами просто нелепа.

Андрей Жданов
совладелец магазина «Открой рот»

Беляцкая же, отмечая практически полное отсутствие конкуренции с сетевыми книжными, называет другого конкурента — интернет-магазины.

Любовь Беляцкая
основательница и совладелица магазина «Все свободны»

— По идее, наши обороты настолько для сетей незаметны, наш ассортимент настолько различен, что иногда кажется: мы находимся в параллельных мирах. Но всё же ценовую политику на хиты, когда сетевые специально завышают цену отгрузки на некоторые издания, объяснить кроме как конкуренцией, пожалуй, нельзя. Хотя главный конкурент для всех нас — это, конечно, интернет-магазины. Хорошо, что всё же стоимость смолл-пресс у нас гораздо ниже, чем в любых других местах, поэтому ценовые преимущества есть и у нас.

Однако при новых мерах правительства, которое планирует повысить НДС на книги, независимые книжные оказались под новым ударом. По мнению Михаила Мальцева, это равнозначно тому, чтобы бросить их на верную смерть. Но пока они всё ещё борются, и одним из способов борьбы стало объединение в кластеры.