Практики | Интервью

«Иногда я чувствую себя Дон Кихотом в борьбе с дурновкусием»

Студия ритейл-дизайна BRIN появилась в Смоленске всего год назад, хотя её основатель — фрилансер Иосиф Брин — занимается дизайном уже более семи лет. Отсутствие специального образования долгое время мешало Иосифу объявить себя профессионалом, но при этом совершенно не препятствовало разрабатывать оригинальные дизайн-проекты для кафе на колёсах, барбершопа и смоленского креативного пространства «Штаб».

текст: Елена Якушева

— Ты стал дизайнером сравнительно недавно. А мечтал когда-нибудь раньше об этом?

— Кем только я не мечтал быть! Мне даже профессию было трудно выбрать из-за разнообразных желаний. Я всегда знал, что хочу заниматься творчеством, поэтому поступил в филиал Санкт-Петербургского политехнического на факультет дизайна. Но после первого курса оказалось, что у них нет лицензии, и мне пришлось уйти.

Родители сказали, что хватит с них моего творчества и нужно выбрать нормальную профессию — в итоге учился в Гуманитарном университете на факультете прикладной информатики в экономике (о, ужас!). Учёба там ещё больше укоренила меня в мысли, что «нормальную» профессию я получать не хочу.

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

И с чего же всё началось?

— Всё началось с драмы, как в лучших голливудских фильмах: семь лет назад я сломал позвоночник, и оказался на несколько месяцев прикованным к кровати, хоть и с ноутбуком. Мне нужно было кормить семью (жену и сына), и вообще просто лежать и страдать — это не про меня. Мозг стремительно искал возможные варианты выхода из сложившейся ситуации, и тут я вспомнил, что всегда хотел заниматься дизайном.

— К тому времени я уже освоил множество разнообразных профессий, поработав барменом, огранщиком алмазов, мастером-оптиком, управляющим в ресторане… И все профессии мне очень нравились! Кстати, сейчас в ритейл-дизайне мне очень помогает то, что я знаю «кухню» многих бизнесов изнутри. Например, заказали дизайн ресторана: я смотрю на прежний отвергнутый проект и вижу, что официанту ходить будет неудобно — в дизайне вообще не учтена специфика работы общепита.

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

Но отмотаем снова на семь лет назад. В начале своего «лежания» я решил сделать сайт для салона оптики, в котором тогда работал. Обучался самостоятельно: на первоначальном этапе меня хорошо «прокачал» мой старый друг Серёжа — дизайнер с большой буквы. А потом был интернет и много времени для изучения и работы. Когда сайт отдавали на программирование, ребята офигели —  не могли поверить, что это первая в жизни работа веб-дизайнера самоучки. Кстати, графическим и веб-дизайном иногда занимаюсь до сих пор.

— А как пришла идея перейти к дизайну интерьеров?

— После того сайта я продолжал лежать. И произошла следующая закономерная случайность: директор всё той же оптики прислал мне посмотреть план интерьера, предложенный подрядчиками. Я понял, что это просто очень слабый и неинтересный проект. Решил, что сделаю проект сам, хотя на тот момент не знал ни одной соответствующей программы.

Просто я видел проблему и знал, что нужно делать и как её решать.

Концепция появилась в голове, а программы — это ведь только инструменты. К тому времени я это уже понял и начал искать то, что поможет мне визуализировать свои мысли. Через 3 дня черновой вариант дизайна интерьера в 3D был на почте директора салона. Естественно, там были ошибки, но интерьер получился — и функционирует по сей день.

— Мне всё это было очень интересно — а интерес притягивает возможности, ресурсы и людей. Все знают, как это бывает — знакомишься, вроде, со случайными людьми, а потом оказывается, что всё связано и всё выстраивается в какую-то определенную дорогу к чёткой цели. 

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

Так я постепенно становился дизайнером интерьера. Конечно, было набито много разных шишек, но вместе с тем, шла интенсивная прокачка знаний по материалам, технологиям, строительству и всему тому, без чего нельзя стать профессионалом в этой сфере.

— Что было самым сложным на пути к ритейл-дизайну?

— Главным барьером стало, кстати, вовсе не отсутствие знаний или опыта, а чисто психологический синдром самозванца. Я делал хорошие интересные проекты, но у меня не было соответствующего образования, диплома и прочего. 

Долго я казался себе «недо-дизайнером» и смог вполне осознать себя профессионалом чуть больше года назад.

Количество выполненных проектов позволило осознать себя в новом качестве, к тому же был сдан проект, который я сам признал вполне профессиональным. Это был интерьер барбершопа, который стал для меня ощутимым шагом вперёд и выходом на новый уровень. Пришла уверенность в своём профессионализме, появилась личная осознанная дизайнерская точка зрения.

— В том числе из-за синдрома самозванца, я за всё время так и не сделал себе портфолио: уже даже некоторые места [над которыми я работал] закрылись. После принятия себя, наконец, начал его потихоньку наполнять, завёл группу «ВКонтакте» и профиль на Behance. Как большой!

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

— Поменяв несколько профессий, почему ты все-таки решил осознанно стать именно дизайнером?

— До сих пор мне это интересно не столько финансово, сколько с точки зрения преображения пространства. Это же очень материально-зримо-ощутимая профессия: на месте, где была чёрно-серая дыра возникло пространство, в котором можно пить кофе, стричься, выбирать очки, жить, слушать музыку, влюбляться… Или вот я проектирую стул — его тоже можно взять в руки, потрогать, в конце концов, удобно сидеть на нём! Я вижу реакцию людей на эти вещи, интерьеры — и это так живо и нужно.

— В твоей группе «ВКонтакте» чётко обозначен сегмент — дизайн интерьера для бизнеса. Означает ли это, что когда тебе поступает заказ на дизайн жилого помещения, ты отказываешься? Почему?

— Да, я специализируюсь именно на ритейле. Это связано с моим пониманием миссии. То есть того, из-за чего я вообще пришел в эту профессию — мой личный взгляд и свобода творчества, с учётом целевой аудитории, конечно.

Дизайн квартиры — это часто диктат заказчика. В ритейл-дизайне совсем другие принципы, здесь больше возможностей развернуться.

[В ритейл-дизайне] нужно учитывать не индивидуальные вкусы, а более объективные параметры: концепцию бизнеса, стратегию развития, логистику, особенности целевой аудитории. Заказчик может обожать барокко, но если он хочет открыть хипстерскую мясную лавку, он как правило, больше доверяет вкусу и мнению профессионала, разделяет личное и бизнес. Так бывает не всегда, но мне везёт. 

— Также я всегда думаю о том, чем это кафе будет отличаться от других мест, где люди едят или пьют кофе, какие эмоции будут испытывать посетители, оказавшись в этом помещении — всё это важно, но требует творческих решений именно от меня.

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

— Какой из выполненных проектов ты считаешь наиболее удачным?

— Наверное, всё-таки дизайн-проект городского креативного пространства «Штаб». Это необычное помещение-трансформер, где горожане могут утром пить кофе, днем обедать, а вечером слушать лекции или смотреть и обсуждать спектакль. При этом стояли задачи модернизировать кухню, сделать библиотеку, оставить место для небольшого магазина — и всё это при весьма скромном бюджете, ведь проект отчасти социальный.

Большая часть уже реализована — получились яркие двери, лёгкая мебель на колесиках, чтобы было удобно трансформировать обстановку в зале, чёрные потолки, чтобы скрыть устаревшие панели. Ещё один зал находится в процессе преображения, но я, заказчики и посетители уже очень довольны результатом — помещение получилось современным, динамичным и удобным.

— Пока BRIN — это один дизайнер, работающий как фрилансер. Планируешь ли ты в процессе развития нанять сотрудников, снять помещение?

— Сейчас я не вижу в этом особого смысла. Много работаю с клиентами онлайн, редко встречаюсь в реале — на это уходит масса времени. Конечно, все помещения в Смоленске осматриваю лично, но есть дизайн-проекты в Москве — там вообще всё прекрасно решается онлайн на протяжении нескольких лет. 

Есть клиенты, которых я никогда в жизни не видел — и результаты нашего сотрудничества всех устраивают.

Насчёт сотрудников — гораздо удобнее иметь связи с проверенными подрядчиками. Вот они нужны весьма профессиональные и постоянные. Какие-то этапы работы, если сам не успеваю, отдаю на аутсорсинг. Создавать офис, снимать помещение — это лишние затраты в моём понимании, по крайней мере сейчас не вижу в этом смысла.

— С какими проблемами ты сталкиваешься? Какие навыки важны в таком дистанционном ведении бизнеса?

— Самое главное — уметь правильно сформулировать задачи: для себя, заказчика и исполнителей. Потому что свои идеи в своей голове ты отлично понимаешь, а вот подрядчик может понять их совершенно по-своему. Так что написание подробного и чёткого ТЗ — отдельная часть работы, которую нельзя недооценивать. 

— Конечно, всегда есть проблема найти исполнителя, который ровно сделает табуретку. Но если уж нашёл — поддерживай с ним стабильные и долгие взаимоотношения. Хороших мебельщиков вообще мало, а хороших и с адекватным ценником  — единицы. Так что профессионалы, с которыми взаимодействуешь — всегда проблема, требующая решения.

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

— Что самое главное для хорошего интерьер-дизайнера?

Совершенно не то, что привыкли думать многие! Есть стереотип, что придёт такой «фифа расфуфыренный», очень творческий, нарисует что-то необычное из серии «я так вижу» — это не имеет ничего общего с профессиональным дизайнером интерьера. Настоящий профессионал должен прекрасно разбираться в электрике, сантехнике, строительстве, уж точно отличить несущую стену от не несущей, иначе полетит ваше помещение в тар-тарары. Хотя вкус и знание композиции тоже не помешают. 

А ещё необычайно важно понимать и видеть контекст и уместность. Дизайн всегда вписан в среду, он не существует отдельно от пространства и настоящий профессионал это всегда учитывает.

— Я убеждён, что дизайн — это не про рисование вообще. Я рисую гораздо хуже своего девятилетнего сына. Дизайн интерьера — это, скорее, проектирование, и там много технических аспектов. Ты решаешь определённую, совершенно чёткую задачу, в том числе, с помощью художественных способов. Нужно понимать, что это совокупность разных дисциплин.

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

К сожалению, понимают это не все. Бывает так, что прекрасные художники берутся за дизайн интерьера и в итоге получаются настолько безвкусно оформленные помещения, что находиться в них — просто опасно для психики.

— Дизайн интерьера — многоэтапный процесс: идея, чертёж, воплощение. Какой этап самый интересный?

— Трудно отделить одно от другого, это всё-таки единый процесс. Но начало точно самое мучительное. Я уже даже вывел некую закономерность: если что-то рождается легко — чаще всего потом плохо заканчивается. Потому что то, что у тебя в голове — это только у тебя в голове, а сантехника, например, вещь скучная и рутинная, но сильно влияющая на твои идеи — и трубы могут прокладываться только определенным образом. 

Это может напрочь убить первоначальную красоту проекта, если ты не согласовал её с рутиной.

— Недавно ты начал заниматься дизайном мебели и других предметов интерьера. Это перспектива или временное увлечение?

— И то, и другое. В моих интерьерах практически вся мебель авторская, разработанная под данный проект. Почти все мои интерьеры строятся не на оригинальной планировке и не на красоте штукатурки, а на оригинальных предметах и мебели. Так что это, если хотите — мой авторский почерк. Сейчас занимаюсь разработкой серии авторской мебели «Brin». Какие-то первые разработки уже можно видеть «ВКонтакте».

— Ты был графическим дизайнером, потом веб-дизайнером, потом стал дизайнером интерьера, и вот сейчас — уже дизайнер мебели. И всё это в течение каких-то семи лет. Что дальше? Какие перспективы?

— Я ещё и музыку писал — вы не всё знаете. Трудно прогнозировать дальше, чем на год, так как я сам себя часто удивляю в этом смысле. Однозначно меня интересуют, как видите, творческие профессии.

— Сейчас могу точно сказать лишь об одном: есть мечта создать универсальный стул, который захотят поставить в офис, в кафе и на собственную кухню. Я не люблю пафосные вещи, поэтому он будет мобильный, современный, простой и доступный по цене. У меня в голове всегда есть идеи, но для их материализации я жду подходящих проектов. 

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

Например, вот такой спойлер: в каком-то проекте покрою пол красным промышленным линолеумом, как в автобусах, и это будет легендарно!

Мне скучно делать что-то одно, люблю пробовать разные приёмы. Может, поэтому любимый мой материал — фанера: она может совершенно по-разному выглядеть.

Я убеждён, что нельзя ограничивать себя одним направлением, современный мир устроен так, что надо постоянно прокачиваться, быть на острие тенденций, смотреть, где что происходит, и реализовывать это в своей деятельности.

Как формируется цена на твои услуги?

— Всё зависит от сложности поставленных задач и сложности проекта. Считаю, что измерять стоимость дизайна квадратными метрами помещения — не совсем корректно. Тогда уж кубометрами — ведь дизайнер работает не в плоскости. Чаще всего считаю затраченное время.

— Долгое время я не поднимал цену. Вот сейчас планирую немного повысить, так как за последний год прокачался во многих направлениях. В любом случае, вопреки известной идиоме, я убеждён, что хороший художник должен быть сытым, как и его семья.

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

— Можешь описать своего идеального заказчика?

— Мне бы очень хотелось, чтобы заказчик был местный, смоленский, так как здесь всё рядом, я могу пешком прогуляться до объекта, сам всё осмотреть, а потом сам приходить в магазин, кафе или клуб, который проектировал лично. Очень хочется сделать родной город красивее и комфортнее. Конечно, интересны и московские заказы — там возможности, с которыми в Смоленске не столкнешься. 

Но в любом случае, мой заказчик — современный не пафосный человек, который не планирует обзаводиться мраморными колоннами, хотя я почти ничего против такого дизайна не имею, если он уместен и отвечает задачам.

— Ты считаешь, что Смоленск требует дизайнерского преображения?

— Я дизайнер, и мне сложно переносить безвкусицу, меня она заставляет физически страдать. Хотя я очень люблю Смоленск, полюбил его ещё в мои 10 лет, когда мы с родителями приехали сюда в гости к бабушке из маленького городка под Харьковом.

— Когда нам надо было уезжать обратно, я проявил неслыханную твёрдость духа и сказал «никуда из Смоленска не поеду». Богодухов — город, откуда мы приехали, — ассоциируется у меня с магазином набитым маринованными арбузами. Иногда туда, правда, ещё хлеб привозили. В Смоленске было больше разнообразия.

Иосиф Брин

основатель студии ритейл-дизайна BRIN

Сейчас я люблю гулять по центру города, мне там почти всё нравится, кроме тротуаров. Но есть совершенно кошмарные места, которые хочется сделать интересными, пригодными для жизни, чтобы смоляне сказали: «А что, так можно было? Классно!»

Хороший дизайн среды формирует общественный вкус. Дизайн способен влиять на цивилизацию, формировать современное свободное мышление. Образ комфортной среды может возникнуть и материализоваться только в современном обществе свободных и осознанных людей. Иногда я чувствую себя Дон Кихотом в борьбе с дурновкусием. Так что вперёд — на ветряные мельницы!

Иллюстрации: работы студии BRIN

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: