Практики | Интервью

«Я просто волонтёр, который сделал маленький сад в маленьком городе»

Обычно инициативы горожан по преображению пространства редко выходят за пределы территорий у подъездов жилых домов: люди создают там клумбы или небольшие огороды — и на этом всё заканчивается. Однако в Ханты-Мансийске местным жителям удалось реализовать такие намерения более масштабно: там уже несколько лет функционирует общественный «Сад 61°69°». Благодаря поддержке сообщества и крупного бизнеса он превратился из небольшой локальной инициативы в самостоятельно функционирующий проект, преобразивший городскую среду Ханты-Мансийска.

Мы узнали у одной из руководительниц проекта Каролины Шибко об истории его создания, о том, почему это не просто «высадить цветочки» и какие трудности кроются за объединением жителей вокруг подобной инициативы.
Текст:
Иван Козлов

 — Что было до «Сада»?

— Если возвращаться к самому началу истории, то стоит сказать о лаборатории «Город своими руками». Это проект «Газпромнефть-Хантоса» в рамках программы социальных инвестиций «Родные города». С 2016 года в коллаборации с урбанистами, архитекторами, антропологами мы [в рамках лаборатории] придумывали что-то, что может дать Ханты-Мансийску новые идеи и вдохновение для горожан.

Мы что только не делали! Говорили про документальный театр, кино и журналистику, занимались социальным проектированием. На четвёртый год работы лаборатории стало понятно, что от слов пора перейти к делу. Хотелось в прямом смысле «делать город своими руками». Ключевая идея была тогда одна — создавать вместе с горожанами. Именно вместе, а не для.

— И с чего начали?

— Ребята из архитектурного бюро Orchestra собрали вокруг проекта заинтересованных школьников и студентов. Несколько месяцев шло исследование: изучали пространство (стоит отметить, что оно было не из простых — горы строительного мусора, неровный ландшафт, нестандартная форма участка), знакомились с соседями, детворой. Пытались нащупать то самое, что нужно именно здесь, в этой точке города, именно этим людям.

Такой подход стал фишкой, которая отличала «Сад» от других реализуемых в городе проектов по благоустройству. Люди здесь не страдают от отсутствия парков, зон отдыха и детских площадок. Но не было ничего, что строилось бы с их прямым участием.

— Как «Сад» конструктивно отличается от любых других зелёных зон?

— Это парк, выполненный из дерева (с использованием натуральных материалов), встроенного в естественный ландшафт и не противоречащего ему. Концепция основана на триаде понятий — «обучение — природа — игра».

В основе философии «Сада» — жить в согласии с природой, как это делают народы ханты и манси.

Мы создали место, приобщающее к заботе о природе и людях рядом. Место, в котором особенно остро чувствуешь любовь к миру. Наверное, это и есть ключевая идея.

— Возможно ли как-то монетизировать «Сад» и нужно ли?

— В нашем случае такой путь не рассматривается и совершенно неуместен, поскольку этот проект — социальная ответственность крупной компании. И отрадно, что компания «Газпром нефть» понимает важность таких частных проектов, участвует лично в управлении и уходе за садом, в то же время доверяя это людям.

— У проекта достаточно сильный нейминг. Как вы пришли к такому названию?

— Вообще-то, первое название сада было «Сиби́рика». Запустили его в соцсетях, протестировали, в ответ получили альтернативы от городских комментаторов: «Сад сибиряка», «Сибиряк». Решили менять, запустили голосование в соцсетях. Выбрали «Сад 61°69°». 

Это название напоминает о замечательном факте: в Ханты-Мансийске есть точка конфлюэнции, так называют места пересечения целочисленных, без минут и секунд, параллели и меридиана. В России всего два таких населенных пункта, и окружной центр — один из них: в Ханты-Мансийске пересекаются 61 градус северной широты и 69 градусов восточной долготы.

Каролина Шибко
руководитель «Сада 61°69°»

Но ребята, которые участвовали в создании сада, до сих пор называют его «Сиби́рика». Возможно, стоило сохранить это название вопреки всему, но что сделано, то сделано. Сегодня для горожан это просто «Сад». Другого в городе нет — не перепутать.

— Как подбирали место и почему в итоге остановились на этом?

— Всё очень просто. Мы обратились в администрацию города, попросили какой-нибудь пустырь для реализации проекта. Какого именно проекта — тогда было абсолютной загадкой для всех участников процесса, в том числе для органов власти. Для них это был, конечно, неожиданный подход к строительству. Мы предлагали путь от обратного: вы нам даёте землю, а сам проект мы вам покажем в конце. Обычно так не работает. Но, так как в реализации участвовал крупный бизнес, удалось найти компромисс.

 — Как проходила разработка?

— Проект шёл достаточно тяжело. Это только на словах звучит здорово: «Мы вместе с горожанами создали сад». А сколько в этом «Мы создали» было рисков, многозадачности, нехватки человеческих ресурсов, согласований с городской администрацией (подробнее об этапах разработки проекта «Сад 61°69°» можно прочитать здесь, — прим. «Мастеров»). В какой-то момент хотелось сдаться: идея казалось невоплотимой. Проект был уже на руках, но как это сделать?

Да, горожане могут пилить, колотить, шлифовать. Но кто вывезет строительный мусор, кто сделает основной конструктив малых архитектурных форм, кто выполнит земельные работы?

Отдать эти работы в строительную компанию «под ключ» не представлялось возможным: не было таких финансовых ресурсов. Но есть всегда то, что спасает, — это хорошие люди.

Нам помогли партнёры из рекламного агентства, которым хватило компетенций выполнить всё в соответствии с проектом. С их стороны это было почти волонтёрством: средства ушли на технику и материалы. Но этот проект вообще не про деньги. Почему-то у всех было столько веры в него и любви. Мне кажется, поэтому «Сад» сегодня — это место, где тепло и спокойно. Он создавался с большим трепетом.

Сколько человек в команде проекта?

— На момент постройки сада в рабочей группе было порядка десяти ребят. Наивно полагали, что это и будет постоянная команда. Так не случилось, и это вполне логично: тогда стояли другие задачи — и именно они были интересны первой рабочей группе.

Сегодня команда сада — это очень широкий круг общественности. Есть организационная группа: руководитель, арт-менеджер, контент-менеджер, сторисмейкер, дизайнер. А есть клуб друзей сада, и он насчитывает уже десятки горожан: это волонтёры предприятия, семьи с детьми, городские активисты, бюджетные учреждения.

— Вы работаете напрямую с горожанами. Насколько вам это удаётся?

— Настолько, что сегодня «Сад» находится на самообеспечении. Это значит, что у нас нет дворника, плотника, садовника, ландшафтного дизайнера. И именно благодаря этому сад настолько «живой». Всё, начиная с культурной программы и заканчивая уборкой, находится в ведении горожан. Через несколько несложных инструментов нам удалось наделить всех необременяющей долей ответственности. Посадка растений, полив, уборка — это всё делают волонтёры.

— Как удалось этого добиться?

— Сначала это было несколько беспорядочно: призывали ненавязчиво в соцсетях к посадкам, проведению мероприятий, внедрению своих идей.

Позже придумали «Хранителя сада» — это должность для школьников 1-11 классов, занимаемая в течение месяца. Ещё позже родился экоклуб «Садовые гномы» — в общественном огороде горожане высаживают цветы, овощи, травы, ухаживают за ними и поливают. Осенью выберем лучшую грядку.

Каролина Шибко
руководитель «Сада 61°69°»

Приветствуется и высадка кустарников, деревьев в саду. Эту идею активно поддержали СМИ — высадили свои именные деревья. Людям хочется делать что-то хорошее, созидать. Сад как раз провоцирует на такие дела, взамен ничего не требуя.

— Есть в этом какие-нибудь «подводные камни»?

— Конечно, бывают сложности. Сад часто зарастает травой, цветы не растут, можжевельник желтеет от солнца, ветер ломает папоротник. Это очень неидеальное пространство. Профессиональные агрономы, садоводы ругают нас: «Как можно назвать это садом, если вы даже ромашки засушили». Критику принимаем, соглашаемся, идём дальше.

Важно понимать, что это место — не про идеальный ландшафт, редкие виды растений, колосящийся газон. В нём важно содержание, а не форма.

В саду вчера созрел первый томат — и это наша гордость и радость. Потому что вырастил этот томат ребёнок. И завтра этот ребёнок не позволит себе растоптать городскую клумбу: он знает, каких сил стоит её вырастить.

— Проект как-то повлиял на город в целом?

— «Сад 61°69°» — это не просто зелёные насаждения, деревья и малые архитектурные формы.

Это «фильтр нашей души»: мы верим, что он «очищает», ещё больше роднит нас с природой, делает добрее и лучше.

Кроме того, не стоит забывать, что уникальные общественные пространства формируют облик Ханты-Мансийска, являются эффективным инструментом брендинга города.

— Такие проекты нужны другим городам?

— Есть такая тенденция — смотреть на соседей. Но не всегда то, что уместно в Москве, подойдёт для любых других регионов — и наоборот. Сейчас много говорят про идентичность, дизайн-код. Это действительно важно, чтобы город развивался в своём ритме, с учётом климата, природы, особенностей инфраструктуры. При застройке, благоустройстве городов важно докопаться до самой сути конкретно этого города: тогда и станет понятно, какие проекты нужны. Но я не архитектор, не урбанист, я просто волонтёр, который сделал маленький сад в маленьком городе, вот и всё.

— Как продолжают существовать такие проекты?

— Есть много вариантов развития: оставить всё как есть или транслировать этот опыт в другие районы города, а может, и в другие города и регионы. Несмотря на то что проект самоуправляем, во главе должен быть кто-то, кто сможет определять вектор развития. Саду нужен ещё минимум год, чтобы самоутвердиться, удержать спрос и заработанный авторитет.

Фото: «Сад 61°69°»

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: