Советы / Интервью

«Ничто не мешает нам соответствовать мировым трендам, если мы хотим»

01 ноября 2018
Share this...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Не все тенденции в мировом дизайне мебели возможно адаптировать для России. Мы поговорили с одним из спикеров наших курсов, основателем студии Delo Design в Санкт-Петербурге Арсением Бродачем, о том, какие тренды сейчас есть и как они меняются в российских реалиях.

текст:
Анастасия Рогозина

—   Вы наблюдаете за ситуацией на рынке не только в России, но и за её пределами. Какие сейчас есть тенденции в столярном производстве и производстве мебели в частности?

— Тенденции есть разные: они постоянно меняются и развиваются и их трудно как-то однозначно категоризировать. Есть тренды в технологиях, есть в материалах и цветах, в форме и конструкции. В разных сообществах популярны разные тренды. Есть мебель, которую создают во имя искусства, а есть утилитарная. Одни тенденции — в дорогой мебели, другие — в дешёвой, в уличной и в интерьерной. Есть прогрессивные тенденции, а есть консервативные. Все они наслаиваются, переплетаются и перемешиваются…

Как и всегда, сейчас в цене качественная столярка. Можно отметить актуальную тенденцию к чистоте и лаконичности конструкций и соединений, естественности в обработке материала: тонировка и глянцевые покрытия используются редко. В столярке сильно преуспели японцы, например. В основном работают с дубом, буком, орехом.

Стиль до сих пор раздают скандинавские мебельные бренды. Никто не умеет сочетать спокойные цвета и естественные фактуры так, как они.

Появляются новые технологии, например 3D-печать — к ней приковано внимание общественности, потому что это современно, однако мебель, напечатанная на принтере, пока не вышла на массовый рынок. Технология влияет на эстетику. Мебель из дерева выглядит одним образом, из металла – другим. 3D-печать позволяет создавать любые формы, и радикальная криволинейность большинства напечатанных объектов обоснована для этой технологии — она обеспечивает жёсткость, прочность и материалоёмкость конструкций из пластика.

Арсений Бродач
основатель студии Delo Design

 — Есть противоположные тенденции — к «крафтовости» и «трушности». Эти тренды во многом базируются на экологичных дедовских технологиях или их интерпретации — это всякие штучные предметы из дерева, сделанные руками локального мастера, пропитанные прополисом. Это всех умиляет.

Отдельное направление — реставрация старой мебели, это всегда уважают, и столетний шкаф из тика в любом интерьере будет к месту. Ещё есть ресайкл — когда мебель и предметы интерьера делают из переработанных материалов — это очень актуально.

Кресла из старой одежды и чашки из мусора вряд ли станут массовым продуктом, но в доме любого прогрессивного человека они должны быть.

Сейчас инстаграм и ресурсы о дизайне переполнены фотографиями стильных геометричных предметов мебели. В моде круги, дуги, арки, квадраты, треугольники и полоски. В ходу каркасы из гнутых стальных труб, отсылающие к Bauhaus. Не все эти предметы выглядят удобными, но стиль в сети – важнее комфорта и собирает больше лайков.

Из материалов все еще в топе мрамор, латунь, велюр и бархат, бетон и всевозможные тераццо. Просто покрашенные в модные цвета матовые поверхности — это тоже тренд. Розовый цвет, например, уже совсем опопсел. Очень популярны разные оттенки красного, розового и коричневого, глубокий зеленый и синий цвета. Много кто создаёт композиции из предметов, близких по цвету или совсем монохромные интерьеры — такая тенденция.

Bauhaus — Высшая школа строительства и художественного конструирования, существовавшая в Германии с 1919 по 1933 годы, а также соответствующее направление в архитектуре.

Более подробно о том, как открыть столярную мастерскую, Арсений и другие спикеры рассказывают в наших бесплатных лекциях. Они доступны в разделе «Курсы» с 1 октября.

— Насколько российские тенденции соответствуют общемировым?

— Российский мебельный рынок ужасно консервативен. До сих пор большая часть мебели, которую производят и покупают в России — стрёмные столы и шкафы-купе из коричневого ДСП, вычурные диваны с орнаментальной обивкой… Кто-то попытался стать креативным и делает блестящие кухни ядовитых цветов — сейчас такого полно в мебельных ТЦ…

Радует, что появилось много независимых локальных мастерских со сваркой и столяркой. Но большинство из них имеет только базовое оборудование, которое позволяет производить достаточно простые и грубые вещи, которые сейчас называют «мебелью в стиле лофт» или «эко». Это популярные тренды, но с настоящей лофт-культурой и экологичностью такие изделия имеют мало общего.

Арсений Бродач
основатель студии Delo Design

— Начать производить мебель трудно. Как и любой hardware-стартап, мебель требует огромных ресурсов, поэтому массовое производство сейчас в руках консервативных заводов и фабрик, а молодые, прогрессивные дизайнеры в основном ограничиваются штучной продукций, которая не имеет веса на мебельном рынке. Тем не менее, крутые самобытные авторы мирового уровня в России есть, многих из них печатают в заграничных пабликах.

В России мебельная индустрия только зарождается, и мы ещё найдём свою идентичность в дизайне.

— Как меняются западные и восточные тренды при адаптации в России?

В России свой рынок материалов, другая культура производства, иная экономика. Многих материалов, которые популярны на западе у нас пока вообще нет — например, ламинированной мебельной фанеры, поэтому не все заграничные приёмы у нас реализуемы. Но в целом, ничего не мешает нам соответствовать мировым трендам если мы хотим.

—  В России всё чаще наблюдается тенденция к эко-теме: использованию в производстве мебели смолы, коры и массива дерева. Насколько она, по вашему мнению, устойчива? Через сколько она уйдет и что придёт ей на смену?

Мебель из смолы, коры и сушёных грибов — это локальная тенденция. Вряд ли из этих материалов можно создать продукцию, которая будет технологична, конструктивна и удобна в эксплуатации, которую действительно можно назвать настоящей мебелью.

Арсений Бродач
основатель студии Delo Design

Изделия из массива — это нормально. Это одно из основных направлений в столярке, которое существует с древности и продолжает развиваться. Другое дело, что работа с массивом — это не самое бережное отношение к ресурсам, а это не очень соответствует экологическим трендам. Но есть и другие технологии, например шпонирование и фанерование. Так гибнет меньше деревьев, поэтому скорее всего ремесло будет двигаться в эту сторону.

— Насколько распространён тренд к осознанному потреблению: переработка старой мебели/не-мебели в современные предметы интерьера?

Тренд к осознанному потреблению не очень распространён. Многие хотят реставрировать старое, потому что стараются сэкономить, но это не всегда получается. Если говорить о ресайкле — это популярно в прогрессивных кругах, то есть об этом говорят. Но технологий, которые позволяют перерабатывать пластиковые бутылки и делать из них мебель, у нас особо нет, и такую мебель пока можно встретить только на выставках или каких-то ивентах.

— Кто всё-таки на ваш взгляд диктует тенденции: потребитель или производитель?

Потребитель, опять же, как и производитель — разный, и кто что кому диктует — непонятно. Я считаю, что ориентироваться на сложившегося потребителя в России не стоит, потому что в массе потребитель не просвещён, кроме ИКЕА и консервативной мебели из мебельных ТЦ ничего не видел, и современных тенденций не воспринимает. Чтобы потребитель что-то увидел и оценил, ему надо это показать и объяснить, что это хорошо.  

— Что наиболее востребовано у заказчиков? Насколько их интересуют новые тренды или больше тяготеют к классике?

Классика — это, кстати, не значит «с завитками и орнаментом». Новые тренды в классике тоже есть. Классикой можно назвать укоренившиеся на рынке мебели объекты или сложившиеся устойчивые тенденции в индивидуальном производстве.  

Наши заказчики, как правило, хотят «современно», но понимают под этим разное.

Большинство из них — это молодые предприниматели с прогрессивными взглядами на дизайн, и нам редко заказывают «классику с завитками». Как правило, все приходят с референсами из Pinterest и хотят «что-то типа того».