Практики / Проекты

Это поп-аперы. Самарские бизнесмены, зарабатывающие на фестивалях

Четыре представителя поп-ап-культуры рассказали, как им удалось монетизировать своё хобби без лишних затрат.
23 июля 2018
Share this...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Развитие фестивалей и маркетов разнообразной тематики, от еды до керамики и мерча, позволили людям по всей России начать зарабатывать на любимом деле. По нашей просьбе самарский сайт «Большая Деревня» разобрался в особенностях этого бизнеса.

текст:
Любовь Саранина

От «Политеха» к «Городу-курорту»

Анна Райку, поступив в университет, стала популярной девушкой: на её Instagram подписались тысячи знакомых и незнакомых людей. Именно тогда она решила действовать и монетизировать подписчиков. В связи с этим она запустила производство и продажу свитшотов и маек с придуманным ей же принтом «Политех» — таких, какие бы хотела носить сама. И проект выстрелил.

Однако со временем выпускать одну и ту же одежду стало скучно, спрос падал, а Анна допустила ключевую ошибку — сшила на 60 футболок больше, чем рассчитывала.

Анна Райку
проект «Самара — город-курорт»

 Было ясно: если опять напечатать на них «Политех», я заколебусь их продавать. Тогда я попросилась на «ВолгаФест-2017» и стала придумывать новый логотип. На мозговой штурм ушло две недели, и, наконец, я додумалась до «Города-курорта»: поняла, что многие ребята любят Самару за то, что она похожа на место отдыха.

За восемь тысяч рублей дизайнер отрисовал для новых маек принт, ещё столько же Анна потратила на аренду будки на фестивале — ради экономии её делили пополам с «Мануфактурой» — и заказала упаковку. Футболки Райку выставила по тысяче рублей и за сутки фестиваля распродала все с «Городом-курортом» и ещё несколько «политеховских». И при этом не заработала ни копейки.

Анна Райку
проект «Самара — город-курорт»

— Я поняла, что это круто: у меня увеличилось количество запросов на футболки, я пообещала привезти больше в следующем году и на «ВолгаФесте-2018» продала около 160 футболок. В результате удалось выйти в плюс, и на этот плюс я сшила свитшоты с таким же принтом.

Нерентабельный магазин и новый принт

Все деньги, заработанные на этом увлечении, Анна в него и вкладывает. Так же и с Instagram: вся прибыль от него идёт на его развитие. В обычное время она занимается пиаром и активно работает над собственным брендом. Но это не о шитье или блоге, а о самой себе.

Анна Райку
проект «Самара — город-курорт»

— Я занимаюсь пиаром, работаю с малым и средним бизнесом и всегда говорю руководителям элементарную вещь: самое главное — создавать видимость деятельности. Ты должен постоянно напоминать своему потенциальному клиенту, что ты существуешь.

Райку считает, что именно благодаря этому 60% покупателей её футболок на последнем «ВолгаФесте» — это те, кто искал её там специально. Остальные же просто проходили мимо с 1 500 рублей в кармане и были готовы отдать их за симпатичную вещь. При этом Анна не скрывает, что её футболки теперь — самые дорогие на фестивале, но при этом очень хорошего качества, поэтому даже сомневающиеся за ними возвращались.

Фестивали Анна выбирает сознательно и не встаёт, где придётся: обязательно должна присутствовать её аудитория. Свою точку открывать тоже не собирается, потому что это, на её взгляд, нерентабельно. Но планы на развитие всё-таки есть, причём почти грандиозные: расширение ассортимента или новый принт.  

Анна Райку
проект «Самара — город-курорт»

— У меня много идей на уровне воздуха. К примеру, я бы организовала в каком-нибудь заведении однодневный мини-фест, на котором можно было сделать показ мод и посмеяться над этим показом стритвира. Чтобы мои девчонки снова подумали: «Ой, Анька опять что-то придумала!»

«Смузишная» в чехле от сноуборда

Антон Кошелёв впервые попробовал смузи, когда побывал в США, и загорелся идеей реализовать этот формат в России, после того как «настоящий смузи» — густой, холодный, безо льда и со свежими ягодами — перепробовали все его друзья и остались довольны. Вместе с партнёром Артёмом Кирилловым он решил попытать счастья на самарском «Ресторанном дне» и не прогадал.

Антон Кошелёв
проект «Смузишная»

— Мы разработали концепцию: на тот момент у нас был ассортимент из четырех ягод, и гость мог выбрать любые из них, исходя из того, что в смузи кладут четыре ложки ягоды. Так получилось, что из всех проектов «Ресторанного дня» у нас была самая большая очередь, при этом некоторые участвовали в нём не впервые. Так мы поняли, что люди хотят смузи, даже несмотря на то, что «День» проходил в феврале.

В итоге всё лето 2015 года друзья мотались по фестивалям. Упаковывали блендер, доски для сёрфинга, отражающие суть поп-ап-точки, и прочее оборудование в чехол для сноуборда и отправлялись на другой конец города или в Москву. В столице «Смузишная» участвовала в Дне города, фестивале «О да, еда» и даже в ParkLive. Последний опыт, правда, самарцы называют самым неудачным за всю историю проекта.

Антон Кошелёв
проект «Смузишная»

 Это был фестиваль с очень крутой концертной программой, на него приезжала группа The Prodigy, но в те дни стояла плохая погода — очень зябкая. К тому же это был первый год, когда организаторы почти вдвое увеличили количество точек общепита. Мы тогда прилично вложились: приобрели несколько блендеров, закупили продукты на все дни фестиваля, а в итоге это мероприятие обошлось нам в минус 80 тысяч. Мы до сих пор шутим, что это наши самые дорогие билеты на концерт.

Пробовать новое и искать здравый смысл

Потеряв столько средств, Кириллов и Кошелёв не отчаялись. К осени 2015 года они открыли свою небольшую точку в торговом центре — выбирали по проходимости и стоимости аренды. И дело пошло. Однако через год по соседству открылся «Макдональдс», и обороты резко снизились: заведение работало «в ноль», и его пришлось закрыть.

Поп-ап-проект при этом продолжал существовать: от участия друзья перешли к организации и занялись «Ресторанным днём» в Самаре. Денег он почти не приносил, но вкладывать средства и время в него было нужно, так что от этого проекта создатели «Смузишной» тоже отказались.

Сейчас к участию в фестивалях они подходят более требовательно, чем на первых порах: соотносят концепцию мероприятия со своей, а заодно со здравым смыслом. И это помогает.

Антон Кошелёв
проект «Смузишная»

— Недавно нас позвали на фестиваль «Битва Тимура и Тохтамыша». Я прикинул, что, во-первых, вряд ли на ивент в 50 километрах от Самары придёт много людей. Во-вторых, смузи сомнительно сочетаются с его концепцией, а значит, вероятнее всего, из этого не получится ничего хорошего. Нам заходит всё, что связано с модой, дизайном и молодыми девчонками. Но всё это приходит с опытом.

Теперь «Смузишная» — это две точки на набережной, работающие только в тёплое время года. Такой формат оказался наиболее удобным и наименее затратным. По словам Кошелёва, собственное заведение — это рутина, в то время как непостоянный формат работы — практически праздник.

Антон Кошелёв
проект «Смузишная»

—  Шансы открыть своё заведение имеют все поп-аперы. Всё зависит только от человека, который этим занимается. Также нужно иметь в виду, что многие концепции, которые очень круто реализуют себя на фестивалях, не будут жизнеспособными в формате ежедневного обслуживания. Это совсем другая история, и тут всё зависит от готовности поп-аперов менять свой формат на более рутинную деятельность.

Смола и страх конкуренции

Анастасия Карпинская создала творческий цех «Утюгъ» случайно: она всегда хотела изготавливать украшения из смолы, а у подруги как раз оказались несколько засушенных цветов и баночка с веществом. Сначала делала для себя и близких, затем завела группу «ВКонтакте» и зарегистрировалась на сайте «Ярмарка мастеров», а оттуда уже пришла к реальным маркетам.

Как рассказывает мастер, поначалу она участвовала везде, где могла. Затем «отпал» формат маркетов в торговых центрах: оказалось, что это почти всегда неоправданная трата времени. Сейчас маркетов в Самаре проходит мало: в 2018 году единственным таким был «ВолгаФест». В нём украшения Анастасии фигурируют уже на протяжении нескольких лет, и каждое участие сопровождалось страхом перед конкурентами. Вложения для небольшого дела действительно значительные: за аренду точки отдают по 7 500-8 000 рублей, и это пополам с «соседями».

Анастасия Карпинская
творческий цех «Утюгъ»

— В этом году мне в пару достались украшения, более того, тоже из смолы. Но всё оказалось не так страшно. Чем выше конкуренция, тем сильнее чувство самодостаточности: ты осознаёшь, что среди всего этого обилия вещей выбирают тебя.

Мастерская без кота вместо магазина

Процесс производства занимает довольно много времени: каждый слой ювелирной смолы должен хорошо просохнуть в определённых условиях. Поэтому на одно украшение может потребоваться от 10 до 30 дней, а на подготовку к большому фестивалю уходит от четырёх месяцев до полугода.

Анастасия Карпинская
творческий цех «Утюгъ»

— Я стараюсь привозить на маркет как можно больше вещей. В этом году у меня было более 200 наименований, но всё равно я услышала в свой адрес от ребят-участников «И всё?». У кого-то ведь с собой восемь стендов с их добром. Но я ни с кем мериться не собираюсь, делаю всё так, как умею, и лучше лишний раз переделаю украшение, чтобы цветок правильно встал в шарике. Мне важно, чтобы человек не разочаровался: не хочу засорять карму.

Фестивали обеспечивают не только прибыль, но и прирост подписчиков в соцсетях: о проекте Анастасии уже знают далеко за пределами Самары. Вырваться на фестивали в другие города она не может из-за основной работы. По этой же причине не открывает и свой магазин: на постоянную прибыль ювелир не надеется, а значит, присутствовать на точке постоянно не сможет, а отдавать свои украшения кому-то другому просто боится.

Анастасия Карпинская
творческий цех «Утюгъ»

— Никто не будет относиться к моим украшениям так, как я, и никто не продаст их, как я, ведь я могу рассказать о каждом цветке (на маркетах меня часто спрашивают, что означают эти растения). Магазин — это слишком далёкая наша мечта. Сегодня мне хотелось бы иметь мастерскую, где просто не ходил бы мой кот.

Стритфуд из «Цезаря»  

Светлана Ормашова и Анна Ножкина познакомились во время работы в крупной табачной компании и сдружились на почве творчества. Участвовать в маркетах они начинали с самыми разными изделиями — от раскрашенных вручную матрёшек до баланс-бордов. Однако, по словам Светланы, их основным недостатком был маркетинг.

Светлана Ормашова
стритфуд Norma

 Три года назад я была одним из организаторов зоны маркета на фестивале «Жемчужина на Волге». Уже тогда я поняла, что это классное массовое мероприятие, которое обязательно станет ежегодным. Когда на следующий год появился «ВолгаФест», я знала, что нам нужно в нём участвовать: это был беспроигрышный вариант.

Светлана и Анна решили на этот раз попытать счастья в области общепита — продавать салат «Цезарь» в баночках. Но спустя пять часов стояния на «ВолгаФесте» они поняли, что допустили стратегическую ошибку: люди покупали то, что удобно есть на ходу. Поэтому ещё через час девушки привезли гриль и тортильи, в которые стали заворачивать свой продукт. И продажи пошли.

Светлана Ормашова
стритфуд Norma

— По итогу мы даже отбили участие и продукцию, куда входило огромное количество денег на упаковку, хотя она, по сути, даже не потребовалась. Мы заработали шесть тысяч рублей на двоих, и в тот день каждая из нас сказала себе: «Да чтобы я ещё раз это сделала!». И ровно через год мы снова стояли на фестивале — уже с нашими тортильями.

Norma для всех 

На следующий год у их точки с «Цезарь-роллами» появилось название Norma. На «ВолгаФесте-2018» девушки не стали делить будку с соседями и отдали за аренду почти 20 тысяч рублей. В итоге накормили 600 человек за два дня и смогли заработать около 50 тысяч рублей.

Светлана Ормашова
стритфуд Norma

 На маркетах мы просто кайфуем. Я руководитель отдела продаж, и, помимо того, что я знаю, как продавать, я делаю это с огромным удовольствием. Конечно, на маркетах хочется подзаработать, но участие в мероприятии без желания и только ради денег никогда тебе их не принесёт. Стоять 12 часов на одной точке и улыбаться — безмерно тяжело. Но почему нет, если это классно и к тому же приносит доход?

Теперь в планах Анны и Светланы — открыть собственную постоянную точку и торговать на этот раз буррито. Сейчас они активно занимаются поиском места для этого и уверены, что продуманный маркетинг — то, что приведёт их к успеху.

Светлана Ормашова
стритфуд Norma

Пока не совсем ясно, оправдаются ли наши ожидания, но я точно знаю, что это вкусно и куда лучше, чем простая шаурма. Провалимся? Хорошо, но мы, по крайней мере, старались.

Фото: Артём Голяков