Практики | Проекты

Это Mera. Студия дизайна из города Саров, в который не попасть без пропуска

Мебельную студию Меrа в закрытом городе Сарове Нижегородской области несколько лет назад создали Алексей Меркушев и Мария Зимина — программист и архитектор. Первые изделия ребята изготовили для собственной квартиры, фотографии которых выложили в инстаграм: так привлекли внимание первых клиентов. Недавно основатели студии завершили работу над мебелью и площадкой для детского сада и начали разрабатывать постоянную линейку дизайнерских предметов интерьера.

Мы поговорили с Алексеем и Марией и узнали, как организовать доставку материалов в закрытый город, можно ли делать дизайнерскую мебель, когда на неё не сформирован спрос, и как справиться с заказом для детского сада вдвоём.

Текст:
Надя Конобеевская

2019

год официальной регистрации проекта

30 тысяч ₽

максимальная сумма заказа

8 тысяч ₽

цена листа африканской фанеры

1 год

продолжительность работы над заказом для детского сада

Учёба в столицах, возвращение в Саров и старт нового дела

Алексей Меркушев и Мария Зимина из Сарова знают друг друга с детства: вместе учились в общеобразовательной и художественной школах. Затем оба уехали за образованием в столицы: Мария поступила в Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина на архитектора, а Лёша — на мехмат МГУ. 

После университета Алексей вернулся в Саров работать инженером-программистом на производство во Всероссийским научно-исследовательском институте экспериментальной физики. Мария успела поработать в Санкт-Петербурге, затем ушла на фриланс и начала постоянно приезжать в Саров на каникулы. В 2016 году она тоже решила обосноваться в Сарове. Пара начала жить вместе, и постепенно Мария стала увлекать Алексея новой сферой — предметным дизайном.

— ‎У Маши была знакомая, которой понадобилась помощь с дизайном: мы поговорили, накидали проект и начали пробовать. Потом на день рождения Маша подарила мне три маленьких дубовых спила: мол, сделай себе подарок сам, экспериментируй.

Алексей Меркушев
сооснователь студии Mera

В итоге с дизайном предметов начали экспериментировать оба: красили бетон и добавляли к нему эпоксид. В 2017 году в инстаграме начинающие дизайнеры нашли мебель бельгийских специалистов, вдохновились ею и решили делать что-то подобное.

Эксперименты в своей квартире и мебель собственного дизайна

Несколько лет назад Мария и Алексей купили в Сарове квартиру, которая стала их экспериментальной площадкой — весь ремонт и мебель они делали сами. Даже сейчас новые прототипы дизайнеры сначала тестируют в собственном интерьере.

Бесплатный курс

Как открыть мебельную мастерскую

Эксперты-владельцы собственных мастерских расскажут, как выбрать подходящее помещение, собрать команду и организовать работу цеха.
Бесплатный курс

Как открыть мебельную мастерскую

Мария рассказывает, что Саров — очень маленький город: официально здесь числятся 100 тысяч человек, а живут около 60 тысяч. В городе нет творческих мастерских, а из предложений по мебели на заказ есть только фирмы, которые делают шкафы и кухни из МДФ. Ребята создали аккаунт в Instagram, начали выкладывать фотографии своих первых изделий — то, чем они занимались, не было похоже на стандартные предложения мебельных студий Сарова. Горожане стали обращаться к дизайнерам с первыми заказами. Цены на мебель ставили низкие — не выше 15-30 тысяч рублей за заказ.

— ‎Со временем мы решили, что подгонять столешницу под ремонт, сделанный другим человеком, — очень муторно и неинтересно. Нам хотелось делать мебель своего дизайна, и мы решили договариваться: делаем заказ очень дёшево, но зато реализуем то, что хотим.

Алексей Меркушев
сооснователь студии Mera

Нестандартный госзаказ и поиск материалов

В 2019 году с дизайнерами связалась заведующая одного из городских детских садов: она нашла мастерскую в инстаграме и хотела предложить ребятам сделать игровую площадку и мебель для детского сада. Сначала дизайнеры отнеслись к идее настороженно: если заказ для детского сада, значит, будут просить сделать только весёлое, цветное и яркое; но всё же решили встретиться.

— Заведующая оказалась молодой по духу, с новаторскими идеями. Даже из нашего закрытого города, где люди не выезжают за границу, она ездила в Сингапур, Италию, смотрела, как устроены детские сады там. Она сказала: «‎Ребята, есть небольшой бюджет, на который нам надо сделать площадку в интерьере игрового пространства и мебель в холле для родителей с детьми».

Мария Зимина
соосновательница студии Mera

В результате дизайнеры получили карт-бланш: все их идеи и предложения поддерживались. 

«Экспертизу на соответствие площадки требованиям СНиПа (строительные нормы и правила, — прим. «Мастеров») проходили мы сами, — вспоминает Маша. — Готовили проект, конструктор просчитывал надёжность, далее отправляли экспертам».

Чтобы успеть сделать и мебель, и полноценный игровой комплекс в четыре руки, пришлось прыгнуть выше головы. Дизайнеры отказались от всех остальных заказов, арендовали мастерскую в 14 квадратных метров на территории местной товарной базы — советские складские помещения в Сарове снимают все, кто связан с мебелью или другим производством. Мария и Алексей ушли с головой в работу: проводили в мастерской почти каждый день с восьми утра до поздней ночи.

Над проектом работали в два этапа. Сначала делали корпусную мебель: для неё выбрали фанеру из африканского дерева стоимостью восемь тысяч рублей за лист и акрил — экологичный литьевой мрамор. Последний заказывали из Голландии.

— ‎Африканская фанера хорошо гнётся, имеет красивый рисунок, в России нечасто используется в производстве мебели, максимум как облицовочный материал. Нам стало интересно с ней поработать. Ещё мы познакомились с акрилом как с материалом и решили: почему не взять и его?

Алексей Меркушев
сооснователь студии Mera

Для второго этапа работы — детской площадки — из Нижнего Новгорода привезли полторы тонны уже раскроенной фанеры: в Сарове не было станков, которые бы позволяли работать с такими объёмами. 

«Мы нашли ребят в Нижнем Новгороде с подходящим ЧПУ-станком и заказали у них раскроенную фанеру. Но их производство, видимо, впервые столкнулось с таким объёмом, где была нужна большая точность, и они допустили много ошибок. Пришлось всё это исправлять самим. Мы стойко к этому отнеслись: выбора не было», — поясняет Алексей.

Доставка материалов в закрытый город

Если из Сарова не так трудно что-то отправить (работают СДЭК, Boxberry и так далее), то привезти что-либо в Саров из Москвы, Нижнего и других городов гораздо сложнее. Доставка акрила заняла около двух месяцев: сначала через Москву, в Саров уже СДЭКом, а фанеру из Нижнего Новгорода доставляли на заказной «‎ГАЗели». 

«За каждую позицию, например, саморезы за 300 рублей, нужно заплатить сверху ещё рублей 500 за доставку, не говоря уже о крупных материалах или оборудовании. То, что в большом городе можно купить в этот же день, нам нужно ждать около недели», — делится Мария.  

В итоге два этапа проекта заняли чуть больше года, из которых непосредственно работа продолжалась около пяти месяцев. Из общего бюджета, выделенного на заказ, около 50% ушло на оплату материалов, 10% — на аренду помещения, доставку всего необходимого и прохождение экспертизы, 20% — на оплату работы по черновой резке фанеры, а около 20% дизайнеры получили в качестве гонорара. Мария рассказывает, что сейчас, зная, как устроена вся работа, они будут просить сумму в несколько раз больше.

Выбор названия и каналы продвижения

Mera Makers Design Lab (так звучит полное название проекта) официально появилась вместе с заказом для детского сада: для работы с государственным учреждением дизайнерам нужно было открыть ООО.

— Название Mera получилось после долгих поисков. Изначально оно и значило «меру», то есть достаточное качество‎ всего и связь с выражением «Всему есть мера‎». «Мейкеры» — это мы и есть: мы сами придумали — сами сделали.

Мария Зимина
соосновательница студии Mera

Примерно тогда же у Mera появился сайт: дизайнеры купили свой первый фотоаппарат, решили отснять сделанное за полтора года и собрать на «Тильде» портфолио. Его верстали сами, хотели, чтобы он в полной мере отражал взгляды создателей. Онлайн-магазин пока не запускают; большая часть заказов приходит через инстаграм.

«Инстаграм — это обложка, поэтому мы каждый день стараемся выкладывать что-то новое. Ещё у нас есть аккаунты на Behance, Facebook и Pinterest как дань моде и профессиональной среде», — добавляет Мария.

Первые несколько лет Мария и Алексей совмещали студию и работу в найме, материалы и инструменты покупали с зарплат и гонораров. В 2019 году Алексей уволился из НИИ и полностью посвятил себя Mera.

Участие в конкурсе и создание линейки предметов дизайна

Дизайнеры решили заявить о себе в профессиональном сообществе. Так, Mera участвовала в нескольких профессиональных мероприятиях и выиграла конкурс журнала Seasons, а затем попала в шорт-лист профильных российских премий — Archiwood и Шведской недели дизайна.

— ‎Когда нашу заявку отобрали на Неделю дизайна, мы убедились, что идём в верном направлении. Хотя из-за карантина мы не поехали, а участвовали онлайн.

Алексей Меркушев
сооснователь студии Mera

Новых заказов участие в конкурсах не принесло, но дизайнеры познакомились с такими же мейкерами из других стран, посмотрели их инстаграмы, убедились, что уже «‎дотягивают» до уровня европейского дизайнерского сообщества и получили дополнительный стимул развиваться.

Во время карантина Мария и Алексей выбрали самые удачные образцы мебели — стол с акриловой крышкой, боксы для хранения, вешалки из гибкой фанеры, — чтобы сфокусироваться на создании своей линейки мебели. 

«‎Мы решили делать не на заказ что-то, а вплотную заняться дизайном, делать из фанеры небольшие серии минималистичной мебели для дома», — рассказывает Мария.

Помимо сайта и инстаграма, с этого года изделия Mera продаются на европейском маркете My soul mate place. Сейчас там выставлен мебельный сет Mera — U-set из пяти предметов. В их числе — бокс для хранения, столик, кресло и два вида плечиков для одежды. Журнальный столик из новой линейки будет стоить около 19 тысяч рублей, а плечики для одежды — 800 рублей.

Проблемы маленького города и планы на будущее

По словам Алексея, поначалу близкие относились к радикальной смене профессии неоднозначно: в консервативных семьях и консервативном городе на всё есть устоявшееся видение жизни.

— ‎Ты должен пойти учиться, затем жениться, стать начальником отдела и так далее. Даже переезд в другой город с сохранением своей профессии часто воспринимается как что-то революционное. Но опускать руки совершенно не стоит: если хочешь что-то делать, надо просто делать. Главное — внутреннее ощущение правоты.

Алексей Меркушев
сооснователь студии Mera

Во время развития проекта ребят поддерживали истории успеха создателей своих авторских студий из разных городов: чужой пример вызывал уверенность, что его можно повторить. 

Саров — маленький и закрытый город, в котором действует пропускная система, а что-то кому-то делегировать практически невозможно. К тому же площадей для расширения и дополнительных ‎рук нет: специалисты из других городов могут работать здесь только после оформления специальных документов, а сделать это крайне сложно.

«‎Саров стал для нас отличной «‎теплицей»: здесь мы стали развиваться в дизайне. Но эта «‎теплица» уже для нас маловата — пришло время «пересадить» себя на большую землю», — рассказывает Мария.

Скоро дизайнеров ждёт переезд в Санкт-Петербург. Сейчас Мария и Алексей ищут новых поставщиков, помещение для мастерской, формируют представление о нужном качестве сырья и продолжают разрабатывать мебельную линейку.

— ‎Когда приходится особенно трудно, у нас есть волшебная фраза: я спрашиваю Лёшу, не хочет ли он вернуться на завод. Тогда мы оба понимаем, что нет и что мы всё делаем правильно. Мы хотим продолжать развиваться в предметном дизайне и уходить из него не планируем‎.

Мария Зимина
соосновательница студии Mera

Фото предоставлены студией Mera

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: