Практики | Проекты

Это Elevator Records. Студия звукозаписи в самарском элеваторе

Студия Elevator Records открылась на территории заброшенного элеватора в конце 2018 года. Авторы проекта — Дима Мусин и Вова Никитин: они сделали убитую котельную похожей на студию в Нью-Йорке и записывают здесь альбомы инди-команд и хардкорщиков, подкасты и песни в подарок. Мы поговорили с ребятами о том, как они относятся к заказам с Avito и почему отстраиваться на промышленных развалинах в их случае — это нормально.

текст: Любовь Саранина

2018

год запуска проекта

300 000 ₽

кредит для запуска проекта

45 000 ₽

ежемесячная выручка Elevator Records

90 м²

площадь студии 

Гаражи, котельные и студии в лесу

О создании собственной студии Дима и Вова задумались в 2017 году. Тогда они играли в одной из самарских групп, а Дима ещё и работал звукорежиссёром в местной музыкальной студии: помогал, учился, набирался опыта. Со временем друзья стали размышлять о том, что неплохо было бы «открыть что-то своё», чтобы ни от кого не зависеть, и начали рассчитывать бюджет. В 2018 году владелец студии, где работал Дима, переехал в другой город, а Мусин и Никитин поняли: если не сейчас, то никогда, — и начали искать площадку для своего проекта.

— Главное в нашем деле — выбор помещения: во-первых, оно должно быть достаточно большим, во-вторых, изолированным от жилых домов — а в Самаре люди живут примерно везде. Студии средне-низкого уровня обычно оборудуют в самых холодных и неуютных гаражах. Мы ориентировались на те проекты, что покрупнее и уровнем повыше: они, как правило, отстраиваются на развалинах какого-нибудь индустриального комплекса или за городом. Нам же было важно находиться не слишком далеко от транспортных развязок: грубо говоря, не в лесу, а ещё лучше — в историческом центре города.

Дмитрий Мусин

сооснователь Elevator Records

Ребята искали на Avito помещение в плохом состоянии, чтобы всё доломать и построить заново. Вариантов было немного, а те, что подходили по «убитости», не устраивали по площади или местоположению. Вскоре друзья познакомились с Дарьей, которой принадлежит здание котельной самарского элеватора. К тому моменту девушка уже оборудовала здесь свою фотостудию и хотела превратить огромную бетонную коробку в арт-кластер. Здесь же нашлось заброшенное помещение, которое идеально подходило Вове и Диме: это комната площадью 90 м², без соседей и отделки. За её аренду проект платит десять тысяч рублей в месяц.

— С бесхозным помещением всегда проще. Если здание почти разваливается, его аренда обходится дешевле. Плюс не каждый арендодатель одобрит переделку, а у нас таких проблем не было.

Владимир Никитин

сооснователь Elevator Records

Элеватор находится на выезде из Самары (исторический центр Самары не является географическим, — прим. ред.), но клиенты Elevator Records редко жалуются на отдалённость: другие студии расположены ещё дальше. «Я всегда говорю, что мы не хлебом торгуем. Важно, чтобы пекарня была у каждой хрущёвки, но в нашем случае это правило не работает: мы слишком узкоспециализированы», — объясняет Дима.

Дизайн из Нью-Йорка и техника от друзей

В котельной Дима и Вова строили «комнату в комнате»: наращивали стены и утепляли потолок, перезаливали пол и вырезали дополнительное окно, потому что этого потребовала пожарная безопасность. Электричества тоже не было — местный специалист помог подцепить студию к заводским веткам.

Мусин рассказывает, что проблема многих студий — в недостаточном освещении. Дмитрию же хотелось сделать светлое пространство, похожее на студию Degraw Sound в Нью-Йорке.

— Я запал на её дизайн: она не выглядела как студии звукозаписи по запросу в гугле, но при этом была очень стильной с точки зрения внешнего и акустического оформлений.

Дмитрий Мусин

сооснователь Elevator Records

На ремонт помещения у музыкантов ушло 200 тысяч рублей. Бюджет был ограничен, поэтому все работы делали сами: даже грузовик для перевозки стройматериалов арендовали на работе Вовы. Чтобы дело пошло быстрее, Мусин и Никитин взяли двухнедельный отпуск на основной работе: Никитин на тот момент был директором на заводе спортинвентаря, Мусин — звукорежиссёром на местном телеканале. Стройка заняла около четырёх месяцев и закончилась в декабре 2018 года.

Оборудование обошлось ещё в 200 тысяч рублей: часть аппаратуры и инструментов арендовали у студии, где раньше работал Дима, что-то докупили через Avito и специализированные паблики ВКонтакте.

— Вокруг Elevator Records появляется комьюнити, которое здорово нас выручает. Многие приятели приходят со словами вроде: «У меня есть усилитель — я им не пользуюсь. Забирай: тебе нужнее». Это помогает нам существовать, потому что курс рубля сегодня против нас.

Дмитрий Мусин

сооснователь Elevator Records

Изначально Дима и Вова взяли кредит на 300 тысяч рублей, остальные затраты покрыли из собственных сбережений. Ребята уверяют, что на старте у них была полная картина расходов. В числе неожиданных трат оказался разве что кондиционер, который пришлось купить на месяц раньше запланированного: в Самару слишком быстро пришла весна, и здание котельной, обшитое железом, стало сильно нагреваться.

Рэперы, каверы и голоса лисиц

По словам предпринимателей, они изначально рассчитывали, что к ним будут ходить знакомые хардкорщики и инди-музыканты. Первый заказ Elevator Records поступил от знакомых, причём раньше, чем закончилась стройка. Записывать пришлось не рок-альбом: «Нам позвонили по рекомендации и попросили записать голос лисички для театра. У нас ещё побелка не высохла, но мы взяли микрофон и всё сделали», — рассказывает Вова.

— В нашем деле важно быть в тусовке, которая тебя поддерживает. Этот рынок, как и сцена, поделён на сообщества: к примеру, есть кавер-группы, которые записываются только у своих, — они не придут к нам. То же самое — с рэперами. Вообще, главным достижением года мы считаем то, что не записали ни одного рэпера.

Дмитрий Мусин

сооснователь Elevator Records

После открытия сработало сарафанное радио: одни музыканты советовали Elevator Records другим. По словам ребят, они с первого месяца были в плюсе (без учёта первоначальных вложений, — прим. ред.), а за год их аудитория выросла втрое.

При этом, отмечает Дима, из-за узкой специализации он не видит смысла раскачивать инстаграм или закупать таргетинг. Куда лучше работают упоминания в соцсетях: группа выложила альбом, сделала ссылку на студию звукозаписи, и эту ссылку увидели другие музыканты.

— Настраивать таргетинг или контекстную рекламу нужно, только если ты хочешь зарабатывать на песнях в подарок. Тогда люди будут находить тебя по запросу «Студия звукозаписи в Самаре». Мы не говорим, что это плохо. У нас даже есть объявление на Avito, и оттуда приходят именно такие заказы. Для нас это лёгкий заработок: запись песни, сведение — это вопрос двух часов. Но в этом мало фана, отдачи.

Дмитрий Мусин

сооснователь Elevator Records

Как продвигать
креативные проекты в сети

Рассказываем об основных маркетинговых стратегиях и особенностях позиционирования бизнеса в интернете.

«Сарафан для нас — лучшая реклама», — подтверждает Вова и вспоминает ещё один опыт продвижения. Ребята помогали одному из местных интернет-изданий в запуске подкастов. Работали по бартеру — за ссылки и упоминания.

— Результат получился забавным: одна из гостей, владелица салона красоты, после этого попросила нас записать голос на гудок. Вскоре мы получили аналогичный заказ. Видимо, «сарафан» работает и в другой сфере, и это классно. Мы точно не ждали, что к нам сразу набегут толпы желающих записать альбом. В этом случае мы рассчитываем на то, что люди узнают, что такое Elevator Records, и, когда им понадобятся услуги звукозаписи, вспомнят о нас.

Владимир Никитин

сооснователь Elevator Records

Ноутбук против звукоинженера и самарские студии друг против друга

Час записи в Elevator Records стоит 700 рублей — эта услуга составляет 70% выручки проекта. Ещё 10% приносит сдача студии под репетиции: два часа на репточке стоят 600 рублей. Оставшиеся 20% приносит прокат оборудования: комплект аппаратуры на мероприятие в среднем сдают за пять тысяч. Столько же Мусин берёт за работу звукорежиссёром. Такие заказы поступают четыре-пять раз в месяц.

— Мы не ставим звук на свадьбы или лекции. Сотрудничаем с местными барами: им проще и немного дешевле арендовать звук у нас, чем у крупных компаний.

Владимир Никитин

сооснователь Elevator Records

Сегодня ребята заканчивают выплачивать кредит — на него ежемесячно уходит 15 тысяч рублей. Еще пять тысяч — плата за арендованное на другой студии оборудование, от которой вскоре тоже хотят отказаться. В среднем месячные расходы составляют 30 тысяч рублей, выручка — около 45 тысяч. Всю прибыль ребята пока вкладывают обратно в бизнес: либо докупают оборудование, либо гасят остатки кредита.

— Проблемный сезон в нашей сфере, как и во многих других, — лето. Все люди тратят деньги на отпуск, музыканты — тоже люди. Если присмотреться, основные альбомы в мировой индустрии выходят весной: зимой они сидят в студиях, а летом уезжают в отпуск или в «чёс» по фестивалям.

Владимир Никитин

сооснователь Elevator Records

«Негаражные» студии в Самаре, рассказывает Дима, можно пересчитать по пальцам одной руки, и они не конкурируют друг с другом: заказчиков хватает на всех. К тому же сегодня, отмечают создатели Elevator Records, возвращается условная «мода» на звукозапись.

— Когда мы строили студию, коллеги даже спрашивали: «Не боитесь, что это никому не нужно?». И я всякий раз объяснял, что не все знают, как подсоединить усилитель к кабинету. И не потому, что «лох не вымрет», а потому, что это нормально. Люди же не стригут себя сами. А ещё они хотят пить кофе из дорогой кофемашины, а не заваривать растворимый. Со звукозаписью примерно то же самое.

Дмитрий Мусин

сооснователь Elevator Records

Фото предоставлены Elevator Records

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: