Практики | Интервью

Из Ноябрьска — в Vogue: как развиваться фотографу в небольшом городе

Фотографии Софьи Компанейцевой публикуют Vogue, National Geographic и Holm Magazine. Она путешествует по миру в поисках ярких кадров, но каждый раз возвращается в родной Ямал.

Софья рассказала нам, как она борется со стереотипами в Ноябрьске, балансирует между страстью к делу и заботой о себе и с чего советует начать фотохудожнику.
Текст:
Кристина Гоникер

«В Ноябрьске искусства нет»

Мой дедушка снимал на винтажную плёночную аппаратуру. В доме хранилось много фотокарточек: довоенные, дореволюционные — и меня в детстве это вдохновляло. По приезде к бабушке с дедушкой первым делом я пересматривала старые семейные фотографии и только потом ложилась спать после долгой поездки. 

Моя семья необычная: одна половина художники и музыканты, вторая врачи, и я попробовала себя в этих направлениях. Семь лет отдала художественной школе, отучилась в медицинском колледже, но поняла, что фотография для меня важнее: через снимок у меня лучше получается передать свои эмоции, опыт человека напротив. Сколько себя помню, столько и снимаю, но серьёзно этим занялась три года назад.

Можно сказать, что в творческом плане я нахожусь в вакууме. В Ноябрьске есть определённый стиль, и я от него сразу закрылась: здесь в основном работают взрослые, которые снимают свадьбы. Мне пришлось расти самостоятельно, не опираясь на кого-то. Ребята с особым фотовидением уезжают из Ноябрьска: например, мастер балетной фотографии Даша Волкова и fashion-фотограф Максим Баев. Почему не уезжаю я? Так сложились обстоятельства: финансовые, внутренние. Меня вдохновляют город и его колорит. Плюс мы с мужем много путешествовали, поэтому я не ощущала такой сильной изоляции в Ноябрьске. 

После медицинского я работала дизайнером в культурном учреждении ДСК «Ямал», где мы сделали фестиваль современного искусства: к нам приезжал художник Рома Бантик, также были разные скульпторы, живописцы, графисты. 

Кажется, что в Ноябрьске искусства нет, хотя тут люди к этому голодные, потому что город молодой. Фестиваль показал, что в Ноябрьске нет творческих ограничений, зато есть очень много талантливых ребят. Мы увидели друг друга, поняли, что здесь можно создать какое-то комьюнити.

Софья Компанейцева
фотогрф

После этого многие персоны начали позиционировать себя как художников. Более того, даже на уровне администрации начали понимать, что у города есть в этом потребность: так появилась концепция музея современного искусства и естествознания.

«Главное — не растеряться» 

В прошлом году исполнилась моя мечта — меня опубликовали в интернет-издании Vogue. Пару раз я оказывалась на главной странице Vogue Italia, где рядом были работы девушки, которой я вдохновлялась, когда начинала. Но моя цель бумажный формат, поэтому и еду учиться в «Британку» (Британскую высшую школу дизайна, — прим. «Мастеров»), чтобы получить больше знаний и уверенности. Но я всё равно ощущаю себя провинциалкой.

В «Британку» я решила поступить спустя три года фотографирования «на ощупь», без чёткого понимания, как это должно быть. Смотрела я на неё два года, но не могла и подумать, что буду там учиться, потому что считала, что там невозможный для меня уровень и мне не дотянуться. Но в январе я задумалась о том, что делать дальше, и мне нужен был толчок. Так я решила попробовать поступить — в любом случае я бы ничего не потеряла. Я собрала портфолио, отправила документы, прошла Zoom-собеседование… Когда пришло письмо о том, что меня зачислили, я визжала. 

Обучение на моём факультете обходится в 350 тысяч рублей в год — и это точно того стоит. Техника, атмосфера, преподаватели всё вызывает восторг. В отличие от разных онлайн-курсов, тут я еду к конкретным людям, в чьём профессионализме уверена: например, к куратору направления Алексею Никишину, который снимал кампейны для группы СБПЧ и дизайнера Ромы Уварова. Ожидания у меня большие: хочу реализации и полной творческой свободы, главное — не растеряться. 

Софья Компанейцева
фотогрф

Публикации в журналах только часть большой цели: я хочу заниматься фотографией всю жизнь и быть востребованной в индустрии. Это самый большой роман моей жизни.

«Шагнуть в чёрное зеркало»

Во время пандемии меня спас от скуки онлайн-проект — удалённая фотосессия. Я приехала из Вьетнама, попала на свой двухнедельный карантин, а потом и на всероссийскую самоизоляцию. Во время съёмки онлайн мне удалось сотворить хаос в чужой квартире, находясь по ту сторону ноутбука. Я будто управляла персонажем в Sims 3, говорила: «Сюда поставь книжки, а туда люстру». Интересно, но сложно: ты не можешь сам подойти, поправить волосы модели, например, — ты должен шагнуть в чёрное зеркало. Не знаю, захочу ли я повторить это ещё раз… Надеюсь, не придётся: всё-таки живая работа создаёт определённую энергию.

Вообще, у меня есть модели, с которыми я чувствую особую связь, те, что передают мои взгляды. Люблю нестандарт: например, вижу девчонку в толпе, она чем-то цепляет, зову фотографироваться — и это всегда оказывается персонаж с интересной историей. Кого-то я встретила в Burger King, кого-то заметила мимоходом на улице. В основном я работаю с непрофессиональными моделями: с ними мы вместе растём. Иногда в Ноябрьск приезжают профессиональные модели, которые раньше тут жили, и это повод создать крутые снимки.   

Случалось, что модели, с которыми мы работали на коммерческом проекте, сотрудничали со мной и на творческих началах. Так, девочка в цветах с обнажённой съёмки была изначально клиенткой, но иногда коммерция перерастает в творчество. Деньги для меня не стоят на первом месте. Хотя доход со съёмок покрывает расходы на жизнь, покупку техники, путешествия. Когда я оканчивала медицинский, даже не могла подумать, что буду зарабатывать творчеством. 

«Эта работа оказалась терапией»

Насмотренность, среда, тренды всё это влияет на фотографию. Недавно у Balenciaga вышла коллекция в рыцарском стиле. А я в 2017 году делала съёмку с доспехами из банок энергетика, перчатками из папье-маше.

Тренд это идея, которая витает в воздухе и отзывается у большинства людей. Сейчас даже не так важно уметь снимать, главное — «вкусный» кадр, стиль и способность сказать своё слово одним кадром.

Софья Компанейцева
фотогрф

Часто я закладываю какую-то историю, которую не хочется никому рассказывать вербально, и использую язык фотографии: так я будто говорю ещё и с самой собой. Второй вариант когда высказывание кадра идёт от человека, которого я снимаю. 

Например, с моделью, которая заболела раком груди, мы визуально выразили мысль: «Да, это происходит. Я не стесняюсь себя и тех обстоятельств, в которые попала». У нас табуированы рак и голое человеческое тело — тема мне близка: моя тётя умерла от рака груди, и эта работа оказалась терапией, ведь нам обеим было это нужно. 

Тётя была дизайнером, рукодельничала, шила кукол. Она жутко горела творчеством. Последнее, что она сделала, сама отлила плитку, которая похожа по стилю на колодец со мхом в Sims. И после этого ей диагностировали рак. Это заставило меня задуматься о том, что, когда ты чем-то чересчур горишь, это может сжечь тебя дотла. У многих есть такая черта: не жалеть себя ради любимого дела.

Фото: Софья Компанейцева

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: