Контекст / разбор

Что ставка НДС 20% значила в 1993 и что значит сейчас: инфографика

18 января 2019
Share this...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter

В России с 1 января 2019 года налог на добавленную стоимость (НДС) вырос с 18% до 20%. Такая же ставка действовала с 1 января 1993 года — 26 лет назад. Мы обратились к прессе того времени и мнениям экономистов, чтобы разобраться в реакциях, сути явления и его возможных последствиях.

текст и инфографика:
Анастасия Рогозина

Ставка налога вернулась на 26 лет назад. Но сейчас её повысили, а тогда — понизили, и всё равно все были недовольны.

С начала 1992 года ставка НДС — вновь введённого налога — составляла 28%, а Минфин с Верховным советом РФ (в 1990-1993 годах выполнял функции парламента — прим. ред.) едва не дрались за то, какой она должна быть: Верховный совет настаивал на снижении налоговой нагрузки и на сокращении ставки НДС сразу до 14%. Минфин был категорически против.

 Если не снизить налог на добавленную стоимость, то не будет стимула для роста производства, на импорт нельзя вводить налог, ибо это повлечет за собой сокращение притока продукции в Россию.

Александр Починок
председатель Комиссии по бюджету, планам, налогам и ценам
Совета Республики Верховного Совета РФ

Ставка в 14% фигурировала в прессе вплоть до 16 июля. В этот день в 1992 году президент России Борис Ельцин подписал закон «О внесении изменений в налоговую систему Российской Федерации», устанавливающий НДС на уровне 20% и льготную ставку в 10% для социально значимых товаров с 1 января 1993 года.

20% стали своего рода компромиссом: ВС РФ отказался от большего снижения ставки, но при этом потребовал резкого увеличения расходов бюджета. Новый закон в прессе называли «в достаточной степени либеральным», но только по отношению к налогоплательщикам — государственный бюджет от таких нововведений только нарастил дефицит. Кроме того, снижение оказалось не таким существенным, как того ожидали, что тоже вызвало массу отрицательных отзывов.  

В 1993 году ставку НДС установили на уровне 20% несмотря на то, что бюджету нужны были деньги. Сейчас её устанавливают как раз потому, что бюджету нужны деньги. Кажется, логично, но вообще не очень.

Снижение ставки в 1993 году — своего рода индикатор либерализации. Государство продемонстрировало, что, несмотря на сложные времена, готово сокращать нагрузку на предприятия — хотя правительство, как мы уже говорили выше, было очень против этой инициативы.

Нынешнее повышение налога связывают с необходимостью найти деньги на реализацию «майских указов» президента: рост ставки НДС на 2% по оценкам может принести 2 трлн рублей в бюджет в течение шести лет. Ещё столько же даст пенсионная реформа, 3 трлн планируют получить от облигаций федерального займа и всего 1 трлн — за счёт налоговой реформы в области добычи и переработки нефти.

Эти деньги планируют пустить на благое дело — новые реформы. Среди них и повышение качества дорог, и увеличение продолжительности жизни, и рост численности населения за счёт работы над сферой здравоохранения. Однако эксперты считают, что всё это маловероятно: рост ставки НДС вызовет рост цен и ускорит инфляцию примерно в два раза (до 5% — и это только если брать официальные цифры). Экономическая эффективность от повышения ставки в итоге может просто нивелироваться.

Экономисты считают, что снижение НДС до 20% в прошлом привело к массовому уклонению от налогов: бюджет стал получать ещё меньше, чем рассчитывал.

Снижение ставки налога в 1993 году сначала, казалось бы, никаких негативных последствий не имело: предприятия стремились «сохранить хорошие отношения с налоговой инспекцией» и платили столько, сколько им насчитают. Однако вместе с 20%-м НДС появилась и полноценная Федеральная служба налоговой полиции, были введены серьёзные штрафные санкции за недоотчисление авансовых платежей, а ряд налоговых льгот прекратил своё действие — таким образом правительство пыталось компенсировать в том числе и потери бюджета от снижения ставки НДС.

По мнению доктора экономических наук Дмитрия Кувалина, которое он выразил в своей монографии «Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния», именно из-за увеличения фискального давления уже во второй половине 1993 года предприятия стали оптимизировать бухгалтерскую отчётность с целью уклонения от налогов. В результате с лета 1993 года началось постепенное сокращение уровня налоговых поступлений в бюджет.

Сейчас же НДС в России остаётся одним из самых собираемых налогов: с января по ноябрь 2017 года он составлял 33.1% от всех налоговых поступлений в федеральный бюджет, за период с января по ноябрь 2018 года — 29.1% (при этом в номинальном выражении объём собранного НДС вырос с 2.7 трлн до 3.13 трлн рублей). Однако как скажется на его собираемости повышение ставки, предположить сложно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: