Практики | Монолог

«У меня останавливались люди со всех уголков мира»

Александра Боровая училась на факультете свободных искусств и наук СПбГУ, в 19 лет открыла в Петербурге мультинациональный хостел, напоминающий американский коливинг, а теперь занимается очистителями воздуха в Германии.

Мы попросили Александру рассказать свою историю: например, о том, почему она забирала документы из вуза, чем бизнес в Германии отличается от бизнеса в России и как ей помогают студенческие скилы во всех проектах.
Текст:
Маша Кокоурова

«Умеренно проблемный студент»

С 12 лет я была на самообучении: могла приходить в школу хоть раз в месяц и сдавать весь пройденный материал одномоментно. Уже тогда я сама организовывала учебный процесс, расставляла приоритеты. Но нужно признать, что к такой самостоятельности, как в Смольном, в свои 18 я была не готова. Мне было просто не до учёбы. Скорее я занималась саморазвитием и меня интересовали реальная жизнь, хобби, друзья, поэтому в вузе мне пришлось непросто. Но, глядя на сокурсников с действительно выдающимися академическими результатами, я и сама захотела учиться так, но навыка и привычки учиться напряжённо не было.

В Смольном предполагалась самостоятельность. В то же время требования были высокими, как и темп поглощения материала. Огромное количество предметов разной направленности, постоянные эссе, которые приходилось писать целыми ночами. К посещаемости относились очень строго и снижали финальную оценку даже из-за пары пропусков.

Александра Боровая
предпринимательница

У нас была непривычная система оценок: вариантов твоей пятёрки или четвёрки может быть как минимум три. Жёсткие дедлайны, странное расписание, из-за которого я порой находилась в университете по 11 часов, пары заканчивались только в восемь вечера. А мои друзья из других вузов освобождались от занятий часа в три дня или появлялись в вузе только в период сессии. 

Эти жёсткость в оценках, высокие требования, маленькие группы, где нельзя спрятаться, если не подготовился, необходимость постоянно дискутировать на парах, а ещё промежуточная аттестация, которая не сильно отличается от финальных экзаменов, осознание, что реальная жизнь где-то там и она мне сейчас недоступна... Наверное, именно это стало для меня настоящим испытанием.

Как-то я услышала, что состояла чуть ли не в «чёрном списке» факультета, потому что была из «умеренно проблемных» студентов, с которыми постоянно что-то происходило.

Материалы по теме
Чем либерал артс в России отличается от зарубежного и куда за ним идти.

В 2012 году я сама ушла из вуза, потому что решила: всё это не для меня. Мне не нравился подход: хотелось больше практики. Тогда, на втором курсе, я выбрала программу «Кино», и мне уже хотелось «в поле» — снимать, учиться монтажу. А мы всё писали и писали рецензии, разбирали академические тексты. Какое-то время я очень беспокоилась, что у меня не будет специальности. Мы тогда с ребятами постоянно смеялись, что будем выпускниками без профессии. Так, после второго курса, я и бросила университет.

Хостел с «международной славой»

В 2012-м мне было 19 лет, я вернулась из Америки после летней программы Work and Travel и думала, чем заняться, ведь из университета ушла. Я всегда мечтала о собственной гостинице где-нибудь в Греции у моря, но решила начать с молодёжного хостела в Петербурге. К тому же на меня очень повлияли путешествие по Штатам и опыт проживания в самых разных хостелах. Я хотела создать пространство для общения, культурного обмена и особого образа жизни в путешествиях.

— Тогда я и поняла, что мне не нужна какая-то конкретная специальность для работы, для заработка, для успеха. Меня слегка отпустило беспокойство, я осознала, что годы, проведённые в Смольном, на самом деле прошли не зря, а принесли огромную пользу, возможность выбирать и пробовать. И в 2016-м я всё-таки вернулась в университет и окончила его, о чём совершенно не жалею.

Александра Боровая
предпринимательница

Со временем у моего хостела появилась, можно сказать, международная репутация. О нас писали в зарубежных изданиях, вносили в списки лучших. У меня останавливались люди со всех уголков мира и нашей страны, а потом по их рекомендациям приезжали знакомые и родственники [этих людей].

Новый бесплатный курс

Как запустить туристический проект

Эксперты курса рассказывают, как создавать интересный и качественный тревел-контент для медиа и блога, организовывать туры, запускать авторские экскурсии и развивать IT-проекты в сфере туризма.
Новый бесплатный курс

Как запустить туристический проект

Эксперты курса рассказывают, как создавать интересный и качественный тревел-контент для медиа и блога, организовывать туры, запускать авторские экскурсии и развивать IT-проекты в сфере туризма.

Хостел я продала после окончания Чемпионата мира по футболу, в 2018-м, — на его взлёте, довольно дорого. Как раз в то лето я получила свой долгожданный и многострадальный диплом и собиралась переезжать в Германию. Шесть лет в хостеле — огромный опыт для меня, настоящая школа жизни, я встретила множество великолепных людей со всего света, но чувствовала, что засиделась.

Бизнес, рождённый благодаря пандемии

В Германии у меня появилось время заняться организацией туров и открытием своей турфирмы, о чём я давно мечтала. Я создала сайт, распланировала маршруты в Колумбию, Канаду, на Балканы, инста-фото-тур по Германии, начала активную рекламную кампанию, подключила фотографов. Туры были назначены на весну-лето 2020 года, но в марте случились всем известные события. 

Было невероятно обидно. Я отложила проект до лучших времён и решила запустить другой бизнес. 

Новый бесплатный курс

Как выстроить бренд проекта

Эксперты онлайн-курса расскажут, как развитие бренда может повлиять на повышение лояльности к продукту, помочь отстроиться от конкурентов и увеличить финансовые показатели в малом бизнесе.
Новый бесплатный курс

Как выстроить бренд проекта

Эксперты онлайн-курса расскажут, как развитие бренда может повлиять на повышение лояльности к продукту, помочь отстроиться от конкурентов и увеличить финансовые показатели в малом бизнесе.

В марте прошлого года мы вместе с моим молодым человеком Адрианом (он — гражданин Германии) стали сдавать в аренду фильтры, сдерживающие распространение вирусов в помещениях. Ещё до «короны» у Адриана было несколько очистителей воздуха, которые он время от времени в качестве пассивного заработка сдавал в аренду, — в случаях утечки воды или проблем с плесенью. Я выяснила, что эти же фильтры были использованы в госпиталях во время вспышки атипичной пневмонии и для борьбы с вирусом гриппа. Тогда мы и спросили себя: «А если эти фильтры с тем же успехом справляются с коронавирусом?»

Год назад не было никакой информации даже о размерах вируса: он был совершенно не изучен. Поэтому пришлось проводить самостоятельное исследование, обзванивать научные институты, опрашивать врачей, связываться с производителями очистителей.

И все эти поиски были не зря: мы выяснили, что фильтры в наших очистителях способны задерживать малейшие частицы размером от 0,003 микрометра. Это значит, что они смогут устранить и коронавирус из воздуха.

Согласно данным производителя IQAir, некоторые очистители воздуха могут помочь уменьшить количество переносимых по воздуху вирусов, в том числе COVID-19, но только при обязательном «контроле источников вируса» — мытье рук, ношении масок и соблюдении социальной дистанции. В Германии проводился ряд исследований, где фильтры HEPA доказали эффективность в борьбе с распространением коронавируса, в том числе в школах. Однако этот метод всё ещё официально не признан ВОЗ.

Сейчас наш проект GALuft состоит из двух аспектов. Маркетплейс, где мы продаём различные товары, связанные с улучшением качества воздуха в помещениях, — это очистители воздуха и увлажнители, осушители, аромадиффузоры, натуральные масла, мониторы для отслеживания уровня влажности, картины из мха и так далее. Второй — сдача очистителей в аренду, индивидуальные консультации, подбор товаров под конкретные цели и помещения. Наши основные клиенты — не частные лица, а компании: телевидение, радио, такси, клиники, школы, детские сады, рестораны, отели, магазины, танцевальные школы, йога-студии. 

Мы ожидали только 10% от результата, который есть сейчас. Когда только начинали, мало кто из людей вообще задумывался об установке очистителя воздуха в офисе или приёмной у врача. Мы ходили с нашими брошюрами в аптеки, магазины, звонили в дома престарелых, но с нами даже особо не хотели разговаривать. Теперь производители сами связываются с нами и простят выставить на продажу их продукты, о нас пишут немецкие издания, а компании и государственные учреждения по всей Германии пользуются нашими услугами.

Правила бизнес-игры в Германии и «мы знаем, что ты из России, но...»

Проект с очистителями воздуха GALuft приносит в месяц в несколько раз больше прибыли, чем хостел за целый год. Вообще, доходность хостелов — это спорный вопрос. Влияют первоначальные вложения, сезонность, кризисы, скачки доллара, постоянное повышение арендной платы. В Германии же при создании последнего бизнеса мы руководствовались идеями lean startup (концепция «бережливого стартапа», когда продукт создаётся на основе экспериментов и выпускается итерациями, что позволяет экономить ресурсы, — прим. «Мастеров»). 

Но в плане общественной полезности оба бизнеса достойные, на мой взгляд. В первом случае я заботилась о досуге гостей, их безопасном и комфортном пребывании в городе, о том, чтобы они как можно лучше узнали Петербург, традиции, обычаи, познакомились с другими гостями, местными ребятами.

— Сейчас я забочусь о физическом здоровье людей, чистоте воздуха вокруг них, просвещаю — только уже не культурно, а экологически. Проблемы плесени, аэрозолей в воздухе, важности проветривания и поддержания необходимой влажности. Сейчас мы довольно узнаваемы в Германии, наше имя — уже бренд, нас периодически приглашают на интервью в крупные издания. 

Александра Боровая
предпринимательница

Правда, все процессы в Германии замедляет бюрократия. Получение виз, продление документов, открытие компании, выдача банковской карты, получение кредита, того или иного разрешения. Любой процесс, связанный с юридическим аспектом, занимает целую вечность. Иногда приходится проводить по 10 месяцев в ожидании необходимого документа.

Или, например, если немецкая компания всё-таки сообщает вам о своём согласии, значит, они потратили на это несколько недель, организовали заседание совета директоров, подготовили презентацию, внесли все «за» и «против» в таблицы, сделали расчеты и, возможно, ещё и подключили консалтинговую фирму.

Зато клиенты здесь надёжные — не волнуешься об оплате. Клиент никогда не платит заранее, и совершенно нормально оплатить спустя 30 дней. Мы и сами перечисляем деньги за товар производителям только спустя месяц после его получения.

А ещё с людьми [в Германии] просто приятно общаться: все очень интеллигентные, вежливые, дружелюбные. Ни в каком из ведомств тебе не нахамят, не отправят с чем пришёл, а попытаются решить проблему. С любым вопросом можно обратиться. Нас недавно в течение двух часов консультировали два специалиста из Торгово-промышленной палаты и отвечали на наши даже самые наивные вопросы. 

[Для бизнеса] здесь существуют обязательные взносы: например, GEZ (за прослушивание радио в корпоративной машине или в офисе), GEMA (если в заведении проигрывается музыка), IHK (Торгово-промышленная палата). Конечно, и с авторскими правами здесь не шутят. Мне сразу сказали: «Мы знаем, что ты из России, но за визуальный материал для сайта нужно платить и указывать авторство».

Александра Боровая
предпринимательница

Ещё мне поначалу было очень трудно привыкнуть к рабочему расписанию немцев. Мы, как и полагается молодым бизнесменам, работали более 80 часов в неделю, я пыталась отправлять письма партнёрам в вечерние часы или выходные дни, но мне объяснили, что это дурной тон. Здесь лучше делать все важные дела до обеда, иначе потом бывает уже сложно найти нужного человека. Если честно, немцев сложно назвать трудоголиками. Они работают эффективно, но feierabend («конец рабочего дня») — это святое.

Сейчас по выходным я работаю над написанием бизнес-плана моего арт-пространства, о котором давно мечтаю. Ищу варианты финансовой поддержки и жду, когда в Германии отменят ограничения, снова всё будет открыто, после чего можно будет активнее работать над этим проектом.

Скилы, наработанные в студенчестве, — и как они проявляются сейчас

Главное и первое, что дал мне вуз, — осознание того, что я способна освоить любую дисциплину. Да, у меня нет какой-то конкретной профессии, у меня диплом «Свободные искусства и науки», я до сих пор беру минуту на размышление при ответе на вопрос: «На кого ты училась?» Но, зная, в какой области у меня есть пробел, я его восполняю самостоятельно, через литературу, курсы, специалистов. 

Например, я понимаю, что теоретически с моими базой и дипломом с некоторой предварительной подготовкой я могу поступить в магистратуру в любой стране, в любой вуз, на очень широкий круг специальностей (было бы время!).

Александра Боровая
предпринимательница

К тому же в бизнесе я каждый день вынуждена сталкиваться с чем-то новым. Я никогда не изучала ни менеджмент, ни бухгалтерское дело, ни связи с общественностью, ни маркетинг, ни финансы. В университете мне никто не рассказывал, как развивать бизнес, как управлять человеческими ресурсами и проектами, но всем этим я занимаюсь каждый день. Кто бы мог подумать пару лет назад, что я буду делать сайты или вести бухгалтерию на немецком. Или вот, скажем, я уже больше года самостоятельно изучаю немецкий практически каждый день, дошла до уровня B2 и пока не потратила ни цента на курсы или преподавателя. Мои друзья говорят, что им было бы сложно заниматься самим, не имея наставника и программы, но мне удаётся самостоятельно организовывать учебный процесс.

Во-вторых, я каждый день сталкиваюсь с трудными задачами, должна быстро реагировать и искать выходы, зачастую совсем нестандартные. Нужно креативить, постоянно придумывать, изобретать. Вероятно, мне эти навыки тоже удалось отточить в университете: в Смольном любят нестандартный подход во всём.

В-третьих, работать что есть сил, без отдыха, в сжатые сроки, к дедлайну. Это полезно при подаче заявок на стартап-мероприятия или программы бизнес-акселераторов.

И ещё один важный пункт: нас учили использовать различные источники и, подобно хорошему журналисту, принимать во внимание разные точки зрения. Мне это позволяет не уходить в крайности ни в работе, ни в политических убеждениях, не верить слепо тому, что говорят очевидные источники, и стараться перепроверять любую информацию.

Фото из личного архива Александры Боровой

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: