Практики | Интервью

«Мне казалось, если я найму швею, это будет какое-то предательство»

YONIYONI — ростовский бренд, создающий одежду со смыслом, которая поддерживает женщин. Его создательница Анастасия Ладыгина сама придумывает вышивку, стремится создать комьюнити вокруг своего дела и отдаёт предпочтение личным контактам с покупателями. Мы поговорили с ней о подводных камнях производства, женском сообществе, отношении к телу и о том, как провокация уступила место чувственности.
Беседовала:
Людмила Ягубьянц

— Как появилась идея заняться одеждой?

— Просто это какая-то часть быта, в которую можно вложить самоопределение. Я люблю одежду, я люблю в неё что-то вкладывать — всю жизнь мечтала одеваться как Филипп Киркоров на своих самых ярких представлениях, но что-то меня всегда останавливало.

Был Новый год, который я встречала в Таиланде на пляже, и с дерева упал прекрасный цветок плюмерии. Я играла с этим цветком, и так получилось, что как-то красиво его взяла, как вышито у меня на футболке, и просто отказалась забывать, как классно это получилось. Когда приехала из Таиланда, сама его нарисовала, хотя не очень умею это делать, и начала вышивать.

Анастасия Ладыгина
основательница бренда YONIYONI

Это было очень долго, очень сложно, очень непрофессионально, стежки ложились не так ровно, как мне хотелось. Потом я начала шить футболку. Идея начала моего бизнеса почему-то легла в то, что я должна сама всё сделать, от начала и до конца. Естественно, я выгорела за две недели, потому что мне было безумно сложно. У меня есть подруга, у которой свой бизнес, и она как-то у меня спросила, почему я думаю, что всё должна сделать сама. И в тот самый момент я поняла, почему не могу нанять швей — мне казалось, что это какое-то предательство. Если я найму швей, это будет не моя полноценная идея. Если я отдам что-то на аутсорсинг, поделюсь, то это будет не тру.

Я сшила первую футболку, она была жуткая, кривая. Я даже не знала, какая ткань нужна, просто пришла в магазин и купила ткани на кучу денег. Потом шила её три дня, вышивала ещё дольше.

Я подумала, что футболка будет стоить 20 тысяч, если я продолжу в таком формате.

Сейчас моя швея шьёт восемь футболок за день. А вышивка машинная: у меня отдельная вышивальщица, потрясающая женщина, которая тоже очень помогла мне начать, и эта вышивка занимает 18 минут. И вместо четырёх дней на пошив и четырёх на вышивку работа занимает одну четвёртую дня вместе с раскроем.

— А руками что-нибудь делается, для себя, для близких?

— Сейчас нет. Руками я упаковываю: очень люблю упаковки.

— Ну и эскизы, да?

 — Некоторые эскизы я заказываю, некоторые отрисовываю, но они не выглядят коммерчески. То есть они выглядят, как будто кто-то очень хотел и нарисовал.

— Собственное производство — это сложно?

— Смотря что под этим подразумевать. Если это личные швеи, личное оборудование — у меня этого нет. Это аутсорсинг. У меня было две швеи, но одна меня перестала удовлетворять. Это тоже такие тяжелые моменты. Я столько раз наступала на грабли — не надо выстраивать личный контакт с теми людьми, с которыми ты работаешь. Раза три, наверное, были горькие слёзы, потому что мне надо расставаться с человеком, а я уже выстроила отношения.

Сейчас у меня есть швея, у неё своё ателье и есть две помощницы. Одна из женщин шьёт футболки, другая шьёт худи, а швея раскраивает. Ещё есть вышивальщица. С ними я сотрудничаю.

Анастасия Ладыгина
основательница бренда YONIYONI

— А как юридически всё оформлено?

 — Я хочу оформить самозанятость. Мне нужно прямо напрячься, чтобы это сделать. Просто после карантина у нас был сложный период, и я не то чтобы собираюсь закрываться, но очень уменьшились заказы.

Это то время, когда я стараюсь беречь ресурсы. Сейчас у меня их нет, потому что нужно запустить новую коллекцию.

— Сколько примерно было вложено в начале?

— Вложено было тысяч 70-80, оборот сейчас около 700 тысяч. Я отбилась и в плюсе сейчас где-то тысяч на 40. Но эти 40 тысяч — они все в ткани лежат. То есть для меня это материального блага не принесло. Просто в один момент мы работали на то, чтобы выйти из минуса, а сейчас магазин просто на самообеспечении.

— Сколько стоят футболка и худи?

— Футболка 1880, а худи — 3690 рублей. Размер на цену не влияет.

— Одежда, которую вы производите, как я понимаю, конкретных размеров не имеет?

— Да, это то, чем я горжусь, и то, что вгоняет меня в дополнительные траты. Себестоимость рассчитывается по минимуму, а затраты на ткань разные. Это всё издержки того, что я не знала, как правильно, но уже как есть. И да, я могу сшить на 13-летнюю девочку и могу сшить на женщину 54-го размера.

У меня нет готовых вещей. Единственное, что я позволяю себе сделать, чтобы ускорить заказы, — отшиваю самые типичные размеры и ничего не наношу на них. Но у меня нет такого, что одежду кто-то примерял, или она есть в наличии. Бывают отказники, но это было раза три, наверное.

Анастасия Ладыгина
основательница бренда YONIYONI

— Вы называете свой продукт «одеждой со смыслом» — как это можно коротко объяснить?

— Для меня это бережность, сообщество, инсайты и поддержка. Мой бренд пропитан идеей феминизма, независимости. Просто мне самой хочется нравиться, это прямо мой бич — это желание, устои были настолько максимизированы во мне, что мне нужна была какая-то поддержка.

И я хочу, чтобы мой бренд выступал поддержкой для женщин. Я хочу их оберегать.

У меня, например, есть худи, и там потрясающая бирка. Я как-то задавала вопрос своим подписчицам, как они поддерживают, и как их поддерживают. Они написали кучу ответов, от «забей» до «ты сильная», «я с тобой», всякое такое. И я собрала все их ответы в одну карточку, и эту карточку люди носят с собой в телефоне или в кошельке, и когда им становится не по себе, нужна поддержка, они обращаются к ней.

Я пытаюсь создать некое маленькое сообщество в своем бренде. Так получилось само, что почти 90% людей получали заказ и всегда делились им в сториз. Не знаю, что это за магия. И я всегда репощу, всегда пишу поддерживающие слова. У меня много постов людей, которые написали их исходя из той идеи, которую я вложила. И я стараюсь создать вот этот кружок.

Анастасия Ладыгина
основательница бренда YONIYONI

— А надпись «Дерись как девчонка» — это тоже поддержка?

— «Дерись как девчонка», кстати, — это коллекция, которая меньше всего отозвалась. Причём это то, с чего я начинала. Я думала, что буду двигать в этом направлении, больше таком дерзко-призывном, провокационном. Но не получилось. И одновременно пришёл отклик от «Плюмерии» — от неё все вообще умерли. Это мной подразумевалось как прикосновение к цветку вульвы.

— Так это не просто красивый экзотический цветок? Это метафора?

— Да, там еще три варианта контакта. Первое — это поглаживание, второе — раздвигание, то есть более глубокое, и третье — проникновение.

— Это символизирует отношение к себе?

— Да, именно к себе. Но это находит большой отклик у ЛГБТ-сообщества. У меня заказывают парные футболки, либо футболки в подарок. Как-то у меня был заказ от женщины, которой 50 лет. Она назвала мне имя женщины, которой нужно подписать, и говорит: «Ну всё, теперь вы всё про нас знаете». Для меня это было таким прикосновением к чему-то личному.

Иногда мне хочется поставить всё на поток, потому что индивидуальный подход очень выматывает.

Но в такие моменты, когда ты получаешь такой фидбек, когда ты касаешься чего-то, что никто не знает…  Я бесконечно люблю то, что у меня такой личный контакт со всеми людьми, которые обращаются в мой магазин.

— Ваши заказчики всегда женщины?

— Нет, бывали мужчины. А бывает и заказывают для мужчин. Хотя мы —  абсолютно женский бренд, я не рекламируюсь на мужскую публику. 

— Но ваша одежда унисекс?

— Абсолютно. Я даже не знаю, как шьются мужские худи. Вряд ли вытачки какие-то. Вытачек для груди у нас нет. В чём ещё может быть разница, я не знаю.

— Как вы считаете, быть женщиной — это трудно или скорее престижно?

— Быть женщиной очень трудно, но я считаю, что это прекрасно, наверное, из-за этого сообщества, в котором я сейчас нахожусь.

Постоянно спрашиваю своего мужа: «Ты хотел бы быть женщиной?». Он говорит: «Ни за что на свете».

Я не замечаю таких сообществ у мужчин — они другие, не такие поддерживающие, по крайней мере, те, что в моём окружении. А вот сообщества женщин и те отношения между женщинами, которые выстраиваются в моём близком круге, они для меня бесконечно ценны.

— Как вы считаете, маленьких девочек чему-то надо учить, чему нас не учили, в этом контексте?

— Я думаю, их надо учить. Во-первых, тому, что не надо пытаться всем угодить. Это то, что меня очень ранит, хотя мои родители не вкладывали в меня это как идею. Но вот это одобрение, которое я получала, наслаждение от одобрения, оно осталось, и я искала его во взрослом возрасте.

Для девочек я считаю важным сексуальное просвещение. Мне повезло, у меня мама свободно разговаривает на эти темы. Я всё узнала очень рано и рассказывала своим подругам. И я была таким секс-просветителем в своем классе, для некоторых подруг единственным источником. И вот это для меня очень важная тема для обучения девочек.

Анастасия Ладыгина
основательница бренда YONIYONI

— А был в планах когда-нибудь потом офлайновый магазин?

— Я бы хотела сотрудничать с шоу-румами. Я уточнила в одном условия, и у меня просто отвисла челюсть — 50 на 50. Если у меня футболка стоит две тысячи, грубо говоря, то там она будет стоить четыре. И я поняла, почему такие заоблачные цены в некоторых шоу-румах, а качество совсем не соответствует. А так мне бы очень хотелось какой-то магазин, но это мечты. Я бы хотела найти шоу-румы в других городах, в Москве или в Петербурге, с которыми я смогу сотрудничать не на таких зверских условиях, как в Ростове.

— Сейчас, получается, вам нужно контролировать бизнес, рисовать эскизы, и помимо этого есть основная работа?

— Две. Моя основная работа — специалист по таможенному оформлению. Я сейчас на ней не сильно занята, много чего могу делать удалённо. А вторая работа — психолог. У меня есть совсем маленькая частная практика. 

— Как вы всё успеваете?

— На самом деле, это занимает не очень много времени. У меня больше уходит не временного или физического ресурса, а ментального, потому что я крутой организатор и я умею всё так распределить, чтобы мне не надо было ничего делать, а оно все сделалось. Я это могу лучше всех.

Фото предоставлены брендом YONIYONI

VKFacebookTwitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: