Практики / Проекты

Как небольшое дизайн-бюро поменяло отношение Калининграда к Кёнигсбергу

«Мастера России» рассказывают, как в Калининграде создали дизайн-бюро, которое формирует облик городского прошлого и продаёт его в настоящем.
05 июня 2018
Share this...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Бюро «Пикторика» работает в Калининграде 11 лет. Его дизайнеры создают городские сувениры, издают книги о кухне и истории Восточной Пруссии и разработали айдентику Калининграда — которая, правда, пока официально не используется. Партнёр «Мастеров России» — калининградский сайт «Твой Бро» — рассказал историю мини-издательства, появившегося благодаря желанию дизайнеров создавать сложные проекты в непростой команде с людьми разных компетенций.

текст:
Ксения Сергиенко

Как из старых газет и правильных ресурсов родилось издательство

«Пикторика» из Калининграда специализируется на графическом дизайне и его применении в городском пространстве, издаёт книги и работает с коммерческими брендами. Среди заказчиков — торговые сети, рестораны и местные компании. В отдельное направление в дизайн-бюро выделены производство и продажа сувенирной продукции, ещё один вектор работы — исторические проекты.

Но дизайнер Максим Попов, создавший «Пикторику», вспоминает, что в 2007 году на калининградском рынке дизайна присутствовали лишь две компании.

— Работы было по-настоящему много: бери и делай, если хватит сил. Никаких исследований рынка мы не проводили — просто начали делать то, что нравится и хорошо получается.

Бренд «Пикторика» родился в непринуждённой обстановке: Попов и его друг Алексей Кузьмин, сидя буквально на полу, листали газеты середины XIX века и придумали и название, и идею будущего бизнеса. Стилистика большинства проектов «Пикторики» — будь то сувениры, отрытки, принты для одежды или книги — родом из того же времени.

На запуск идеи, по словам предпринимателя, денег нужно было немного — требовались четыре компьютера и средства на аренду офиса.

На это хватило личных сбережений Попова и Кузьмина. Роль главного ресурса среди всех технологических и производственных Максим отводит интеллектуальному.

— В процессе создания креативного продукта главными являются твой мозг, опыт и прикладные знания во множестве смежных областей. В этом смысле чем больше книг, навигационных стендов или других продуктов мы делали, тем лучше мы могли выполнить следующие заказы. Хотя эта кривая качества не экспоненциальная, в определённый момент становится всё сложнее и сложнее сделать лучше прошлого раза, — говорит Попов.

Что такое настоящий дизайн и почему Попову интересно мнение бабушек об айдентике

Собственного дорогостоящего производственного оборудования у «Пикторики» нет. Попов говорит, что в нём, по сути, нет нужды. Своя типография у «Пикторики» была: Кузьмин и Попов вместе запускали «Гутенберг» — она до сих пор находится в старом заводском здании в центре Калининграда, на улице Гаражной, но позже этот бизнес выделился в отдельный проект и, как говорит Максим Попов, «пошёл своим путём».

Разделение творчества и техники было необходимо, вспоминает бизнесмен, потому что процесс управления любым масштабным производством съедает большинство собственных «ресурсов внимания» и отвлекает от непосредственно процесса производства идей.

Попов рассказывает, что собственноручно специалисты дизайн-бюро берутся за производственный процесс только в тех случаях, когда знания и технологии сложно формализовать или передать: основной задачей бюро является генерация идей. Изготовление керамических сувениров, которое запустили в «Пикторике» совсем недавно, или традиционное книжное производство — это, по словам бизнесмена, отдельный процесс, в который дизайн-бюро старается не вмешиваться.

— Дизайн — это вообще интересная отрасль промышленности, поскольку, делая прикладные вещи, которые должны работать в реальном мире, ты постоянно с этим реальным миром сталкиваешься: в лице заказчиков или конечных пользователей, — объясняет Максим. — И это, конечно, всегда отрезвляет «души прекрасные порывы» Но это не только школа стоицизма: эта работа учит находить сложные решения, которые не только встроятся в реальный мир, но и сделают его немного лучше.

Основным элементом своей работы Попов считает сочетание двух критериев — умения нравиться клиенту и одновременно приносить пользу экосистеме, в которой проект будет жить.

Попов шутит, что проект должен соответствовать профессиональным требованиям так, чтобы бабушки в автобусе не подходили со словами: «Разрядка строчных по ширине! Максим, как вы могли!».

— С другой стороны, каждый проект, когда выпускаешь его, начинает жить своей жизнью, от тебя уже не зависящей, и самое важное — создать такие условия и внутренние правила, не нарушать которые было бы естественным ходом вещей, — продолжает предприниматель.

Соотношение собственных проектов «Пикторики» и заказных — примерно 80 к 20.

Зарабатывает компания на коммерческих заказах — работая с крупными местными сетями, ресторанами и магазинами. Но самыми удачными работами за всё время существования бюро Максим Попов называет социальные проекты: кулинарную книгу «Аппетитная история Прусского королевства», паспорт туриста Калининградской области и проекты «Пикторики» для калининградского зоопарка, Роминтенской пущи и Куршской косы — главных природных достопримечательностей самого западного региона России. Однако проект, по которому в городе «Пикторику» знают большинство горожан, расположен на острове Канта в самом центре Калининграда — это «Фотоархеология Кнайпхофа»: огромные фотографии старого Кёнигсберга, установленные точно на месте, откуда фотография была сделана, показывают облик города, до того как его на 90% уничтожила британская авиация во время войны.

Из «неизданного» в списке потенциально успешных проектов, по признанию Максима Попова, — городская визуальная айдентика для Калининграда. Официально её представят только этим летом — большой диджитал-проект «Город с почтовой открытки» можно будет увидеть в июле, но частично элементы новой айдентики проявляются и в других продуктах бюро: так Попов «прощупывает почву», проверяя реакцию калининградцев.

«Аппетитная история Прусского королевства»  книга, собравшая в себя 40 рецептов, известных на территории бывшего Кёнигсберга. Каждый рецепт адаптирован под современные условия и продукты. 

— Из самого свежего — наша новая коллекция керамических сувениров под брендом Spandienen Ceramiс, создание которого, надеюсь, станет такой же вехой успеха. Первая коллекция — это попытка интерпретации в современном ключе традиции терракотовых изразцов времён северного ренессанса, — объясняет Попов.

Стилистически сувениры из керамики — будто осколки старого кирпича, из которого были построены дома Кёнигсберга.

— Конечно, хочется делать гораздо больше, — сожалеет Максим, — но экономические реалии постоянно корректируют прекрасные планы завоевания Вселенной, и некоторые проекты томятся в очереди годами, как, к примеру, архитектурный атлас города «Полёт над Кёнигсбергом».

Почему дизайн-бюро вдохновляет история, но не вдохновил футбольный Мундиаль

Но одно дело — создать продукт, другое — уметь продать его. Самый неприятный для Максима момент кроется в дистрибуции проектов «Пикторики».

Поскольку основная специализация компании заключается в производстве нового для рынка продукта, нужно приложить дополнительные усилия, чтобы продавцы просто попробовали начать реализацию нового продукта вроде особых сувениров или одежды с «кёнигсбергским» принтом. Например, Музей мирового океана и Историко-художественный музей в Калининграде не продают значительную часть сувениров от «Пикторики» — из страха перед тенями «борцов с германизацией».

Несколько раз были случаи, когда от продукции с надписью «Кёнигсберг» в лавках и книжных магазинах отказывались, почти шёпотом сообщая: «Ну вы же всё понимаете… Такое нынче запрещено».

Начальник отдела распространения «Пикторики» Артём Килькин говорит, что в Калининграде боятся собственной истории, потому что не знают её. Он рассказывает, что встречал людей, не знающих, кто такой герцог Альбрехт, — а между тем памятник основателю одного из старейших университетов Европы установлен в центре Калининграда до сих пор.

Максим Попов сравнивает борцов с изучением истории региона с партизанами исчезнувших армий.

— Они как японские камикадзе, забытые империей на дальних островах и не знающие, что война закончилась 60 лет назад, но по привычке пускающие под откос электрички с огородниками и философские пароходы.

«Ползучей германизацией» в калининградских СМИ относят работу, связанную с изучением досоветской истории региона — до 1946 года Калининградская область называлась Восточной Пруссией и входила в состав Германии. Сам Кёнигсберг — будущий Калининград — был основан в 1255 году.

Зато у туристов сувениры с надписью «Konigsberg» востребованы. Уклон «Пикторики» в историческое наследие города Максим связывает не только с личным интересом к истории, но и с желанием туристов пережить неизведанный опыт. По его мнению, для значительной части российских гостей города он заключается в тайнах Кёнигсберга, мифах о его готических замках и рыцарях, и сувениры «Пикторики» эту потребность туристов удовлетворяют.

В основе немалой части продукции, которую выпускает «Пикторика», — снимки улочек уже не существующего Кёнигсберга и городов области: бывшего Кранца, бывшего Раушена, бывшего Тильзита (сейчас данные города носят другие, русские, имена). Коллекция этих фото собиралась с конца 1990-х годов — специалисты «Пикторики» искали сохранившиеся оригиналы на разных европейских аукционах и барахолках. Сейчас в архиве, по словам Максима, — около 15 тысяч оцифрованных негативов, открыток, частных фотоальбомов и снимков, сделанных в период с 1840-х до 1970-х годов.

В 2012-м Попов создал бренд «Музей города Кёнигсберг», чтобы иметь возможность организовывать некоммерческие проекты и привлекать независимое финансирование. В 2015-м и 2016-м «Пикторика» получила два гранта Фонда Потанина. Один — на проект «Фотоархеология Кнайпхофа» в парке на острове Канта, второй — на «Город с почтовой открытки».

Вообще, сувенир — это напоминание о том опыте, который ты пережил в путешествии. И мы в новых коллекциях в этом году сделали серию про калининградский дождь, — рассказывает Попов.

К главному спортивному событию лета «Пикторика» решила не создавать специальные сувениры. Максим говорит, что их дизайн-бюро осознаёт самодостаточность и презентабельность своих изделий и без привязки к Чемпионату мира по футболу.

— На краткое мгновение этим летом футбол станет главным в Калининграде, но, признаюсь, мы не стали убиваться и лепить Канта с янтарным мячом, — шутит Попов, намекая на главные символы Калининграда в восприятии туристов — янтарь и фигуру именитого философа. — Конечно, соблазнительно охватить все категории потребителей, но нам пока хватает своих.